09:54 10 Декабря 2016
Прямой эфир
Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Абхазия Семен Григорьев. Архивное фото.Открытие памятника погибшим в селе Пакуаш. Архивное фото.

Работа в Абхазии не ограничивается классической дипломатией

© Sputnik. Томас Тхайцук © Sputnik. Томас Тхайцук
1 / 2
Аналитика
Получить короткую ссылку
87170

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Абхазия Семен Григорьев в преддверии Дня дипломатического работника России рассказал в интервью Sputnik об особенностях работы дипломата в Абхазии и перспективах абхазо-российских отношений.

О своих впечатлениях об Абхазии, состоянии межгосударственных отношений двух стран, а также о том, что составляет секрет успеха дипломатии,  рассказал в интервью Sputnik Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Абхазия Семен Григорьев. Беседовала Наала Авидзба.

— У человека, который собирается в ту или иную страну, еще до приезда есть свое представление о населении, культуре и в целом о жизни в этой стране. В этом смысле обнаружили ли вы в Абхазии что-то неожиданное для себя?

— До начала работы в Абхазии в 2008 году я несколько раз приезжал сюда на отдых в середине 80-х. Разумеется, смотрел на Абхазию глазами обычного отдыхающего. Уже тогда читал некоторые произведения великого Фазиля Искандера, но совместить прочитанное с отрывочными туристическими впечатлениями было, честно сказать, трудновато.

Поэтому "планету Абхазия" я открыл для себя только тогда, когда переехал сюда на работу в качестве посла. Вообще, узнать любую страну можно только изнутри, после того, как поживешь в ней какое-то время, обрастешь друзьями и знакомыми, перестанешь быть для народа чужаком. В идеале, конечно, надо выучить местный язык, в полной мере отражающий менталитет и культуру народа. У меня в этом смысле пока, что называется, есть резервы.

Так что открытий за последние шесть лет было много, от редчайших природных красот Абхазии до сложнейшей, имеющей мало прецедентов в мировой культуре системы морально-нравственных стандартов абхазского народа. 

 — До Абхазии вы работали на дипслужбе в Афганистане, Иране, Таджикистане. Какие события в вашей жизни и карьере привели вас именно в Абхазию?

 — С моего "родного" средневосточного направления, к которому меня на долгое время привязало знание персидского языка, к делам кавказским я перешел еще в 2003 году, возглавив отдел российско-грузинских отношений в Центральном аппарате МИД России. Тогда же вплотную стал заниматься проблематикой урегулирования грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов. С 2006 по 2008 год снова отвлекся на Афганистан, вернувшись из которого, получил предложение сосредоточиться на Абхазии. Поэтому в этом карьерном повороте как раз большой неожиданности не было.

С какими наиболее интересными особенностями работы в Абхазии вы сталкивались?

— Особенность, по сути говоря, одна, и связана она с нынешним этапом развития абхазской государственности. Работа Посольства не ограничивается здесь классической дипломатией. Лучше всего наши задачи изложены в Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной президентом В.В. Путиным в феврале 2013 года. В ней среди российских приоритетов названы содействие становлению Абхазии и Южной Осетии как современных демократических государств, укреплению их международных позиций, обеспечению надежной безопасности и социально-экономическому восстановлению. Так что приходится быть и юристом, и хозяйственником, и немного строителем, и разбираться в военных делах. Без этого здесь не получится.

Ну, а говоря с точки зрения чисто дипломатической работы, Абхазию от других стран пока отличает, мягко скажем, немногочисленность дипломатического корпуса. Правда, с учетом специфики жизни в Абхазии, на недостаток общения здесь жаловаться не приходится.

Дипломатам приходится работать и в горячих точках. Приходилось ли вам, находясь на дипслужбе, попадать в ситуации с риском для жизни?

— Приходилось. Вообще, дипломат – профессия опасная. Если Вы окажетесь в здании МИД России на Смоленской площади, обратите внимание на две большие мемориальные доски, на которых золотом написаны имена дипломатов, отдавших жизнь при выполнении служебных заданий. За последние полтора года там появились имена троих моих друзей, двое из которых – Дима и Оля Вишерневы – были убиты в Абхазии, а еще один – в Афганистане. В День дипломата у этого мемориала всегда много людей и цветов.

Как вы оцениваете современное состояние и перспективы абхазо-российских отношений с учетом политических событий предыдущего года?

— Прошлый год действительно выдался непростым и для Абхазии, и для наших двусторонних отношений. Знаете, в России шутят, что в выборный год страна перестает работать, а в Абхазии были не просто внеочередные выборы, а процесс смены политической элиты. Поэтому решение многих проблем притормозилось. В то же время важно, что на этом фоне наши страны смогли подготовить и заключить новый Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, который определяет вектор развития отношений на ближайшие годы. Сейчас идет работа над так называемыми секторальными соглашениями, которые призваны развить и реализовать конкретные положения Договора.

Есть уверенность, что уже в этом году население республики почувствует на себе преимущества нового уровня взаимодействия.

Что самое сложное в работе дипломата? Что составляет секрет его успеха?

— Есть много афоризмов, изображающих дипломатов как мастеров интриги и беспринципности, людей, которые "скрывают больше, чем знают сами". По-моему, вся эта "талейрановщина" осталась в прошлом. В наше жесткое время дипломат должен быть честен перед собой и своей Родиной, защищая ее интересы, равно как и интересы ее друзей, со всей прямотой и откровенностью. В этом смысле мы равняемся на главу российского МИДа, который, как известно, пользуется заслуженным уважением в Абхазии.

Теги:
Семен Григорьев, Европа, Азия, Весь мир, Россия, Абхазия

Главные темы