12:47 25 Сентября 2017
Прямой эфир
Олег Бгажба

Бгажба: война подкосила науку, преемственность поколений нарушилась

© Sputnik. Томас Тхайцук
Аналитика
Получить короткую ссылку
32020

Председатель археологической комиссии президиума Академии Наук Абхазии, академик АНА, доктор исторических наук РАН Олег Бгажба рассказал о состоянии отечественной археологической науки.

О становлении археологической науки в Абхазии, важных открытиях отечественных ученых и творческой группе "Цебельда" рассказал в интервью Sputnik Олег Бгажба. Беседовала Астанда Ардзинба.

 Расскажите, как проходило становление археологической науки в Абхазии? Каковы основные ее этапы?

В становлении археологии Абхазии можно выделить ряд важных вех. Начало археологическая наука в нашей стране получила еще в XIX веке, до этого были лишь эпизодические находки. В 1881 году в Тифлисе прошел пятый археологический съезд, на слуху появляются две фамилии — Чернявский и Введенский, оба они сухумцы. Они составили первые наметки реестра памятников истории и культуры, этот перечень был опубликован в работах подготовительного комитета к пятому археологическому съезду. Научный форум в Тифлисе способствовал усилившемуся интересу ученых к Абхазии. Первые крупные раскопки в 1886 году провел известный русский археолог Сизов, они проходили на территории города Сухум. После здесь побывала председатель московского археологического общества графиня Уварова, она провела раскопки в Цебельде, в частности, была найдена алтарная преграда, известная на весь мир. Мировая общественность по сей день дискутирует по поводу датировки  и интерпретации этой, так называемой, каменной библии. Важная веха в становлении археологической науки в Абхазии — это 1922 год, когда было создано Абхазское научное общество. Известный археолог Башкиров работал в Абхазии, который говорил, что видел башни Диоскурии в устье реки Баслы. Академик Мещанинов также был с экспедицией в Абхазии, в которой участвовал впервые и Лев Соловьев, открывший в 1933 году знаменитую Яштухскую стоянку. Важным событием стало создание Абхазского института в начале 1930-х годов, в конце 1940-х годов появился первый археолог абхаз Михаил Трапш. Постепенно абхазских археологов становилось больше, например Георгий Шамба, Игорь Цвинария, Алик Габелия, Аркадий Джопуа, Руслан Барциц и другие. Отдел археологии у нас был очень мощный, даже имел творческую группу "Цебельда" во главе с Юрием Вороновым, а это три докторских и две кандидатских диссертаций по археологии. Абхазия — это клондайк памятников археологии, потому она всегда вызывала интерес у ученых.

 Какие главные достижения отечественной археологии вы назовете?

— Главное, что было сделало за эти годы,  - это то, что была создана археологическая карта страны, созданная Юрием Вороновым в 1969 году, кроме того, была локализована Диоскурия в устье реки Басла, найдена одна из древнейших стоянок каменного века Яштухская стоянка, найдены и исследованы памятники дольменной культуры и позднебронзовой колхидской культуры. Много сделано по античной, церковной и средневековой археологии и, конечно, хорошо изучены окрестности Цебельды, в результате чего была выявлена цебельдинская культура, известная на весь мир культура наших древних предков. В Абхазии провели четыре международные археологические конференции, в этом году была еще одна.

 Как вы оцениваете состояние абхазской археологии в настоящее время?

— Состояние современной археологии в Абхазии вызывает у меня большую тревогу. Нас сильно подкосила война и послевоенное время. Некоторые известные археологи погибли, например, Мушни Хварцкия — единственный в стране, кто занимался изучением каменного века, погиб Лаша Когония, Юрий Воронов был зверски убит на пороге своего дома, часть из них просто ушла в мир иной. Будь они живы, они б многое сделали для развития отечественной науки. У нас произошел большой разрыв между старшим, средним и младшим поколениями ученых. Преемственность была нарушена примерно на двадцать лет. После войны есть лишь два аспиранта, на которых я могу положиться, это Шандор Кайтан и Инал Джопуа, которые сейчас работают над диссертациями. Отдел археологии в абхазском институте гуманитарных исследований небольшой, хотелось бы, чтоб он был многочисленным, как раньше. И, конечно, государство должно помогать в этом, поощрять молодых ученых и аспирантов, чтоб у тех был стимул идти в науку.

 Получают ли археологи на проведение археологических экспедиций достаточное финансирование со стороны государства?

— Раскопки в республике ведутся на мизерные деньги. Сегодня на экспедицию выделяется с учетом налогов примерно 70 — 75 тысяч рублей. Это очень мало, рабочему приходится платить тысячу рублей в день, например. У нас в год около пяти экспедиций самостоятельных. А в стране имеются памятники всех периодов, некоторые из них имеют международное значение, их необходимо исследовать, ведь археологические находки порой о нашей истории  могут сказать гораздо больше, чем письменные источники, которые могут искажаться и по-разному интерпретироваться нашими оппонентами из Тбилиси.

— Какие раскопки в настоящее время проводятся в республике?

— Большую помощь абхазским ученым оказывают совместные экспедиции с коллегами из России, например, с Эрлихом, Скаковым, Требелевой, Кулаковым и другими, которые на свои деньги приезжают в Абхазию и приглашают нас. Совместные экспедиции – это наше спасение, если б их не было, я даже не знаю, как бы развивалась археология в Абхазии. В настоящее время ведутся раскопки в Ткуарчале на горе Джантух, также изучается великая абхазская стена, в скором времени начнется исследование памятников каменного века. Что касается самостоятельных экспедиций, уже больше года ведутся раскопки главной воротной башни Анакопийской крепости, в которой участвуют Алхас Аргун, Гарри Сангулия, я руковожу этими раскопками. Эти работы проводятся не только для познавательных целей, но и для того, чтобы после можно было провести реставрацию памятника. Любые раскопки – это разрушение памятника. Если ты раскапываешь погребение, то его уже никогда не будет, потому надо его очень хорошо исследовать. А если ты раскрыл церковь или оборонительное укрепление, башню, то, если ее не закрепить, через определенное время ее не станет. Конечно, прежде чем вести раскопки, надо думать о том, как сохранить памятник. Эти цели и задачи как раз стоят перед участниками экспедиции в Анакопии. В этом году ее башня будет готова к реставрации.

 Насколько проблема "черных копателей" злободневна для Абхазии, какие методы борьбы с ними вы предлагаете?

— В то время как ученые получают минимум финансирования на проведение работ, черные археологи снабжены всем, у них имеется самая современная аппаратура, которая сквозь землю видит. Несколько лет назад они варварски раскопали Ачмардинский могильник и найденный там золотой ритон IVвека был где-то продан, хотя этот ритон бесценен. Мы о нем узнали благодаря каталогу краденых вещей, который создали в Англии. Именно они взорвали крещальню  VIвека в Цабале, где крестили взрослое население апсилов. Государство должно со всей строгостью расправляться с этими кладоискателями. Мало того, за ними определенно кто-то стоит. С другой стороны, мы знаем и видим хоть от них о найденных ценностях, но это противозаконно и противоестественно.

 Какую роль играют сегодня археологи в вопросе защиты памятников историко-культурного наследия?

— В советское время в Абхазском институте помимо отдела археологии был отдел новостроечной археологии, который возглавлял Вадим Бжания. Тогда ни одно здание нельзя было построить без ведома археолога. Эту традицию надо возродить, если у департамента по охране историко-культурного наследия это получится, то будет большая победа. Кроме того, это поспособствует проведению большего числа археологических экспедиций. Я имею в виду, что, когда какая-либо организация собирается начать стройку, она предварительно субсидирует раскопки на месте стройки. Например, при строительстве Русского театра нашли на глубине трех метров терракотовую статуэтку богини Деметры греческого периода. Мы остановили стройку, и ее не возобновили полтора года, пока мы все не исследовали. Также мы задержали стройку русского посольства, при раскопках мы нашли там античный колодец, мы хотели, чтоб его оставили в новом здании под стеклом, однако этого не вышло, пришлось его разобрать, он будет позже собран и выставлен в музее. Какие- то возможности у археологов появляются в том случае, когда строительная организация берет на себя расходы экспедиции. В этом есть польза, государство получает некоторую финансовую разгрузку.

По теме

ГТК: масштабы черной археологии в стране катастрофические
Ценные археологические находки обнаружены в Гагре
Бгажба: Воронова всегда влекли могилы апсилов, Цебельда была его Троей
Теги:
археологи, Азия, Весь мир, Абхазия



Главные темы

Орбита Sputnik

  • День освобождения концентрационного лагеря Саласпилс

    В латвийском городе Саласпилс отметили День освобождения Красной Армией одноименного лагеря смерти.

  • Сейм Литвы, дворик перед главным входом

    Для стимулирования литовцев возвращаться на историческую родину власти предлагают отказывать им финансовую помощь и налаживать быт.

  • Международный аэропорт Кишинев

    Сразу несколько рейсов на вылет и прибытие в Международный кишиневский аэропорт перенесены на несколько часов из-за тумана.

  • Сборная Таджикистана на чемпионате по футболу среди посольств в РФ

    Команда Таджикистана заняла первое место на первом неофициальном чемпионате мира среди посольств в России.

  • Шахтер в урановой шахте

    Индия намерена закупить уран у Узбекистана для пополнения стратегических запасов и гарантирования бесперебойной работы своих АЭС.

  • Фестиваль Дни русского просвещения

    В городах Эстонии пройдут концерты, экскурсии, мастер-классы, образовательные программы и другие мероприятия в рамках Дней русского просвещения.