12:52 21 Февраля 2017
Прямой эфир
Лепехин.

Значение для Кавказа победы Трампа в США

© Sputnik.
Аналитика
Получить короткую ссылку
44840

Насколько отразятся результаты президентских выборов в США на далекой от американского континента республике Абхазия, рассуждает директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

"Мир меняется", — с такими вот примерно заголовками после 8 ноября этого года в российских и зарубежных СМИ были опубликованы сотни или даже тысячи статей.

Мир после избрания Дональда Трампа президентом США действительно меняется, но отразятся ли результаты народного волеизъявления за океаном на далекой от американского континента Республике Абхазия?

С моей точки зрения, грядущие геополитические перемены самым непосредственным образом затронут и Кавказ.

После избрания президентом США одна из компаний Дональда Трампа (Trump Organization), как известно, приняла решение свернуть свои девелоперские проекты в Азербайджане и Грузии.

Некоторые наблюдатели поспешили интерпретировать этот факт как свидетельство смены Госдепом США своей внешнеполитической линии на кавказском направлении.

На самом деле, сворачивание компаниями Трампа проектов в ряде стран объясняется преимущественно оптимизацией избранным президентом своего бизнеса, предполагающей освобождение от ряда неприоритетных активов и проектов. Тем не менее, политика США в отношении стран Кавказа действительно претерпит определенные и серьезные изменения.

С учетом обстоятельств, связанных с победой Трампа, а также особенностей той линии, которую будут проводить в своей внешней политике «трамписты», можно утверждать, что геополитические перемены в отношении кавказского региона будут заключаться в следующем.

Во-первых, американские структуры могут существенно снизить свои активности в черноморско-кавказском регионе, что неизбежно отразится, в первую очередь, на политической обстановке в тройке кавказских государств – Армении, Азербайджане и Грузии.

В Армении и Азербайджане американским посольствам наверняка придется умерить свой экспансионистский пыл, а проамериканским НКО и разного рода агентуре снизить степень своей оппозиционности по отношению к действующей власти.  Полагаю, что снизится степень напряженности  и на азербайджано-карабахской границе в силу отсутствия у администрации Трампа мотиваций (по крайне мере – в ближайшие несколько лет) к организации провокаций против независимых государств постсоветского пространства. Что же касается Грузии, то руководству этой страны придется пересмотреть свою военную стратегию. 

Североатлантическому альянсу, который рассматривается нынешним грузинским руководством в качестве своего основного военно-политического союзника, в ближайшие годы придется не только умерить свои аппетиты, но и, возможно, вообще уйти из кавказского региона. Что неизбежно станет отрезвляющим душем для некоторых грузинских "ястребов".

Не исключено, что довольно скоро НАТО перестанет рассматриваться  как сила, способная быть гарантом безопасности за пределами Западной Европы, и главенствующая стабилизирующая роль в кавказском регионе перейдет к альянсу Россия-США при участии в работе этого альянса таких государств региона, как Иран и Турция.

Полагаю также, что в ближайшие годы может сократиться число провокаций НАТО в черноморском регионе: заходов судов натовских стран в черноморские воды и залетов их самолетов в соответствующее воздушное пространство. Наверняка снизится интенсивность проведения странами НАТО различных совместных морских учений, а также иных военных активностей в акватории Черного моря с участием антироссийско и антиабхазски настроенных стран вроде Грузии и Украины. 

Полагаю, что в ближайшие годы резко поубавятся также реваншистские настроения в соседней Грузии, в результате чего отношения между этой страной и Абхазией могут получить импульс к оздоровлению.

Думаю также, что фундаментальные перемены в международной обстановке оздоровят ситуацию  во всем кавказском регионе, включая непризнанные республики. И гарантами подобного оздоровления могут выступить в ближайшее время только Россия и США, которые, скорее всего, смогут достигнуть конкретных договоренностей о взаимодействии в кавказско-черноморском регионе без посредничества таких мало что решающих, но затрудняющих переговорные процессы между странами Кавказа структур, как ОБСЕ и Евросоюз.

Во-вторых, договоренности между Россией и США о согласовании своих действий на Ближнем Востоке и в черноморско-кавказском регионе в целом создадут предпосылки для широкого международного признания Абхазии и Южной Осетии, что, в свою очередь, станет дополнительным фактором как для устойчивого развития этих республик, так и для роста их инвестиционной привлекательности. 

В-третьих, одним из важнейших внешнеполитических последствий избрания Трампа главой США станет, судя по всему, изменение роли Турции в Ближневосточном регионе. Не исключено, что эта страна так или иначе расширит свои контакты со странами Евразийского экономического союза, что станет еще одним фактором стабилизации обстановки на Кавказе.

В частности, в минувший вторник Россия, Иран и Турция подписали Соглашение о совместной борьбе с террористами в Сирии, что, вне всякого сомнения, оздоровит обстановку не только на Ближнем Востоке, но и в кавказском регионе.

И подобное Соглашение не может не радовать многих граждан Абхазии, ведь экономическое и политическое развитие республики самым непосредственным образом зависит от характера  и перспектив отношений между Россией и Турцией.