09:35 12 Декабря 2017
Прямой эфир
Марадона

Осиротевший Сухум: памяти Марадоны

© Sputnik / Томас Тхайцук
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Борис Войцеховский
7675412

О том, какие смешанные чувства вызвала смерть городского бездомного - Марадоны, не оставив равнодушным никого, рассуждает колумyнист Sputnik Борис Войцеховский, который когда-то даже посвятил стихотворение тому, кого всегда считал "главной звездой Сухума, его вечным принцем и разбойником, Бармалеем и рыцарем".

Марадона умер. Как, почему, из-за чего – социальные сети (ей Богу, словно бы произошло событие государственной важности!) ежеминутно выдают все новые и новые версии случившегося, вздохи сожаления, проклятия в адрес усопшего и призывы проводить его в последний путь всем миром как символ, как героя, как миф.

Отбросишь эмоции, и смешно (или грустно – тут уж каждому свое): ну, слушайте, он же кто? Городской сумасшедший. Хам. Забулдыжка и бродяга. Пугало огородное. Но вот в чем собака-то зарыта: без эмоций тут не выходит совершенно. Нельзя тут без них.

Марадона умер…

Кажется, что такое возможно только здесь, в Сухуме — городе, уже давно живущем не реальностью, но мифами, городе неисправимых романтиков, агрессивных кликуш, поэтов и художников, городе-вечера, городе-ностальгии, городе-памяти, городе-мираже, где все – сказка, все неправда, все кружево из липкой жары, пестрых цыганских платков, кофейного аромата, чаячьих истерик, вечных баек, грандиозных планов, разбивающихся, словно волны о белую набережную, надежд, цветущего олеандра и его, Марадоны, непонятных криков.

Марадона умер. И в кружеве тут же возникла дыра, словно бы кто-то прожег ткань города сигаретой.

Глупо звучит? Но именно так оно и есть для меня, а остальные пусть говорят и думают, что хотят.

Марадона – безобразник. Было так: я шел со своими дочками по набережной, стоял вечер, шелестело море, мы трепались о чем-то прекрасно-неважном и все казалось счастьем, потому что это же счастье – влюблять в город своего детства собственных детей. И тут с лавки на нас заорал он – зло так, резко, обидно как-то.

Марадона – хамелеон. Мне пишут сегодня сухумчане: "Я его ненавидела. После войны охамел, захватил дворик возле магазинчика, в котором моя семья держала до войны кооператив, и тащил туда все подряд, проявив невиданную тягу к собирательству. Помню, я спросила у него: "Вы уверены, что правильно себя ведете?". И была немедленно послана на три буквы в любимой им манере громогласного хамства".

Мне шлют сегодня воспоминания: "Довоенные девчонки, увидев Марадону, который в то время собирал бутылки и жестяные банки, кричали ему: "Марадона, ты же миллионер! Купи нам мороженое. Что тебе стоит?!" И он давал им рубль. Как раз на мороженое. Юродивый. Городской сумасшедший…"

Со мной делятся: "Мы ели хинкали в "Бригантине" (до войны), подходит Марадона, на плече детская двустволка, а на поясе куры общипанные киндгской птицефабрики. Охотно предложил нам одну. В то время он не был вредным, наверное, как и большинство".

Гостиница Абхазия в Сухуме
© Sputnik. Е. Кузин

Марадона – чудик. Было так: уже на следующий год я шел со своими дочками, уже успевшими влюбиться в Сухум, по Мира, когда старшая сказала: "Смотри, Марадона танцует!". И мы остановились посмотреть на его танец – дурной и завораживающий, неловкий и элегантный, абсолютно колдовской, очень, кстати, под стать Сухуму.

Марадона – бесконечность. Было так: "Марадона!", — показывала мне на него бабушка. "Марадона!", — показывал мне на него отец. "Марадона!", — показывал я на него своим детям. 

Марадона – город, потому что город – это люди. А много ли в Сухуме осталось нынче тех людей, кто жили в нем со времен моего детства?

Абсолютный миф, абсолютный эпический персонаж, абсолютный литературный герой – как и положено, со своим светом и тьмой, драмой и сумасшедшинкой. Любите, не любите, но согласитесь: образ, образ-то какой! Хоть памятник ему ставь на набережной, хоть кино про него снимай, хоть повесть пиши, хоть стишки рифмуй.

Я вот в свое время срифмовал. Зачем? Для… все для них же, для дочек своих, чтобы, влюбляясь в город, они не забыли влюбиться и в него – светлой памяти безумца Марадону, главную звезду Сухума, его вечного принца и разбойника, Бармалея и рыцаря, его душу и единственную суть, не подвергавшуюся сомнениям ни при одном президенте, ни одной партией, ни одним из настоящих сухумчан.

Марадона умер. Вы уж проститесь с ним там и за меня…

Три года назад, из озорства, сложил о Марадоне небольшую стихотворную историю. Давайте простимся светло…

 

Бородатый Марадона

Шел по улице Леона.

Шел неспешно,

Песни пел,

Бородой своей вертел.

 

Вдруг навстречу Марадоне –

Мальчик Темо. Очень строгий.

Марадоне он всерьез

Задает такой вопрос:

 

"Часто ходит по Леона

и девица, и матрона.

И для нежных их ушей

Ваши песни — хоть убей! —

Не годятся никуда.

А еще и борода…

 

Так что, может, Марадона,

Вам по улице Леона

Стоит больше не ходить,

Страх на дам не наводить?"

 

Бородатый Марадона

Тут же замер изумленно.

Посмотрел по сторонам

И промолвил "Стыд и срам!

Это хоть и пхащароуп,

Дам тебе я мальчик в лоб!

А потом пойду опять вдоль по улице гулять

И красоток сухумских попугивать!

 

Испугалися красотки и уплыли, как селедки.

Испугалися матроны и пустились в крики-стоны

Испугалися девицы – улетели, словно птицы.

 

А Темур-то, а Темур,

Посмотрев на этих дур —

Крикнул Беслану, Тенгизу, Зауру,

Ибре, Баталу, Ахре, Адгуру,

Вовке, Олежке, Борису и Ване:

"Хватит валяться, друзья, на диване!

В городе нашем случилась беда:

В нем по Леона бредет борода!

С ней же – надменно и самовлюбленно –

Ходит в комплекте чудак Марадона!"

 

Взял Беслан свой наган.

Взял Заур свой шампур.

Взял Батал свой амгьял.

А Олегу, Ване, Вовке

По прекрасной монтировке

Дал находчивый Адгур

И пошел на перекур…

 

Прибегают на Леона.

Уора, где же Марадона?!

Где мерзавец, плут и хам?

Покажись скорее нам!

 

Только нету Марадоны

ни на Дбар, ни на Леона,

Ни на улице Гастелло…

Что за диво? Что за дело?

 

В это время Марадона

Плакал, плакал обреченно:

«Борода ты, борода,

Были вместе мы всегда.

Вместе ели, вместе пили,

Вместе барышням хамили,

Вместе писали в кустах,

Вместе нагоняли страх,

Вместе сосуществовали,

Вместе песни напевали.

Что мне делать, как мне быть?

Сбрить тебя или не сбрить?

Ты пугаешь всех вокруг…

Ах, прощай, мой милый друг!"

И пустился со всех ног в магазин купить станок

И лосьончику для дезинфекции.

 

Но о том узнал Инал

И к Темуру прибежал:

"Представляешь, Марадона

Плачет, плачет обреченно.

Он собрался – чтоб мне слечь! –

Себе бороду отсечь!"

 

Тут Беслан, Тенгиз, Заур,

Ибра, Бата и Адгур

Пожалели Марадону,

Улыбнулись просветленно,

Побежали, закричали:

"Марадона, трали-вали,

Коль не будешь ты опять

Наших барышень пугать,

Пусть с тобою навсегда

Остается борода!

Ну, а если за старое примешься,

Мы тебе ее сами повыдергаем…"




Главные темы

Орбита Sputnik

  • Пульт дистанционного управления от телевизора

    Мининформ Казахстана и Минсвязь России договорились в вопросе ретрансляции российских телеканалов на территории республики.

  • Салон праворульного авто. Архивное фото

    В Кыргызстане перед наступлением нового года вновь идут разговоры, что такси с правосторонним расположением руля запретят с 2018 года.

  • Вход в здание министерства иностранных дел Республики Беларусь, архивное фото

    В первой половине 2018 года Беларусь и Евросоюз намерены подписать документ, определяющий приоритеты партнерства.

  • Владимир Бузаев

    Почему четверть века назад "цитадель расизма переместилась из Кейптауна в Ригу", рассказал сопредседатель Латвийского комитета по правам человека Владимир Бузаев.

  • Вильнюсский университет с траурными лентами на окнах

    На окнах факультетов истории и философии Вильнюсского университета появились черные траурные ленты в знак того, что высшее образование в стране можно хоронить.

  • Тюльпаны

    Профсоюзы Молдовы выступили против отмены выходных дней – 8 Марта и 1 Мая, предложенной Министерством здравоохранения, труда и социальной защиты.

  • Молоток судьи, архивное фото

    Щербинский суд Москвы признал виновными пятерых граждан Таджикистана – фигурантов дела о массовых беспорядках на Хованском кладбище.

  • Абдулгадир Машарипов

    В Турции начинается суд над "стамбульским стрелком" – узбекистанцем Абдулгадиром Машариповвым, совершившим теракт, жертвами которого стали 39 человек.

  • ДТП, иллюстративное фото

    В Эстонии за два месяца в ДТП попадает второй министр – на сей раз в аварию угодил Министр здоровья и труда Евгений Осиновский.