03:02 20 Ноября 2017
Прямой эфир
Саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), архивное фото

Место вьетнамской встречи изменить можно

© Sputnik. Михаил Климентьев
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Геворг Мирзаян
55 0 0

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ, прокомментировал состоявшийся саммит АТЭС во Вьетнаме.

Саммит АТЭС во Вьетнаме запомнился именно двусторонними встречами. В том числе и теми, которые не состоялись.

Прошедший 10-11 ноября во Вьетнаме саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) был, безусловно, очень представительным мероприятием. Два десятка мировых лидеров со свитой (включавшей министров) прибыли поговорить за жизнь в регионе, а также за глобальные дела. 

Повестка двух дней была очень широкой, и касалась, в основном, экономики. "Как было отмечено лидерами АТЭС, экономическое сотрудничество, деловые связи, либерализация торговли и инвестиций были и будут оставаться главными приоритетами развития сообщества АТЭС. Мы обсудили меры по содействию всеобъемлющему экономическому, финансовому и социальному развитию, а также по обеспечению продовольственной и энергетической безопасности и устойчивого развития трудовых ресурсов в эпоху цифровых технологий", — заявил номинальный хозяин мероприятия, президент Вьетнама Чан Дай Куанг.1

Так, лидеры стран АТЭС выступили против протекционизма. "Мы срочно призываем к ликвидации искажающих ситуацию на рынке субсидий и других типов поддержки со стороны правительств и связанных структур", — говорится в их совместной декларации.

Конечно, ее начальный проект пришлось немного модифицировать – далеко не все гости выступали за всеобщую свободную торговлю. Так, в заявлении не содержался пункт о "поддержке многосторонних торговых форматов" — чувствовалась рука Трампа, который один такой формат (Транстихоокеанское партнерство, ТТП) уже похоронил, и не собирался подписываться под новыми. Однако оставшиеся 11 стран-участниц ТПП договорились о том, что будут продолжать переговоры о формировании этого партнерства без американцев. С надеждой, конечно, на то, что США туда вернуться при следующем президенте, который не будет, в отличие от Трампа, защищать американских производителей и говорить о том, что "мы не позволим больше ставить США в изначально невыгодное положение".2

Но все-таки, при всей важности мероприятия и уважении к его итоговой декларации, АТЭС – это прежде всего международный форум, где лидеры государств получают возможность выцепить нужных коллег и провести с ними двусторонние переговоры. Такую возможность не упустил и Владимир Путин.

Торопиться не будем

Из важных встреч российского лидера можно и нужно отметить его переговоры с японским премьером Синдзо Абэ. Весьма непростые переговоры. Российский президент протокол соблюдает и японских карпов, в отличие от Трампа, не убивает (на церемонии кормления Трамп опрокинул им коробку еды, не зная видимо, что у карпов нет чувства насыщения, из-за чего они банально переедят и сдохнут), однако занимает крайне принципиальную позицию по судьбе Курильских островов. В частности, отказывается не только сыпануть их суверенитет в японский пруд, но и даже идти на компромисс.

Позиция Путина объясняется весьма просто. Он отдает себе отчет в том, что позитивный исход этих переговоров для России нужен и важен, однако для Японии он гораздо важнее. Токио нужна нормализация отношений с РФ для создания противовеса Китаю, и нужна как можно быстрее. Трамп может сколько угодно кормить Си Цзиньпина шоколадными тортиками под соусом сирийских бомбардировок или же "ставить на место" китайского лидера рассказами о том, что египетская цивилизация-то уж подревнее китайской, однако Китай продолжит проводить активную внешнюю политику в регионе.

И Японии очень бы хотелось, чтобы китайская экспансия не подкреплялась абсолютной моральной и ресурсной поддержкой со стороны России. Для чего и надо как-то сбалансировать серьезное китайское влияние в российских коридорах власти (Путин с Си встречается часто и регулярно) через политико-экономическое сближение России и Японии. Однако на этом пути стоит Курильский вопрос, и Абэ не может просто так отказаться от уже не принадлежащих Японии Северных территорий – японцы, которым десятилетиями внушали необходимость родные земли вернуть, своего премьера не поймут.

Президенты США и России Дональд Трамп и Владимир Путин, фото из архива
© REUTERS/ Steffen Kugler/Courtesy of Bundesregierung/Handout

Путин же соглашается предоставить японцам особые условия для инвестирования на острова в острова, но при этом не идет на уступки по вопросу суверенитета. Ему спешить некуда – время работает на Россию, поскольку лишь увеличивает ценность ее карты в восточноазиатском пасьянсе. Поэтому российский президент после переговоров вежливо заявил о том, "это большая работа и, может, действительно, рассчитанная не на один год". Но добавил, что ценит важность настроя "наших стран, наших народов на долгосрочное урегулирование всех проблем, с тем, чтобы создать благоприятные условия для развития наших отношений не на краткосрочную и даже не на среднесрочную, а на длительную историческую перспективу".

Жертва информационных издержек

Однако при всем уважении к Абэ, журналисты и политологи ждали другой встречи – переговоров Владимира Путина и Дональда Трампа. Повестка была определена (Северная Корея, Сирия и Украина), оставалось лишь согласовать детали. И встреча состоялась, однако не в том виде, в котором изначально планировалась.

Стороны провели очень краткие переговоры на ногах, после чего подписали подготовленное Лавровым и Тиллерсоном совместное заявление по Сирии, составленное по принципу "за все хорошее против всего плохого". В нем подтверждалась приверженность совместному добитию ИГ*, переговорному процессу между Асадом и оппозицией, конституционной реформе и т.п. "Считаю его важным, потому что он подчеркивает некоторые абсолютно принципиальные вещи", — отмечает Владимир Путин.

Однако сирийский пункт был наименее важным из всех трех, а про северокорейский (согласование российской и американской линий в отношении КНДР), а также украинский (поиск компромисса по формату миротворческой операции в ДНР и ЛНР) ничего существенного сказано не было. Возможно, просто потому, что просто не было времени и готовности это обсудить.

Американцы говорят, что нормальной встречи не было потому, что не договорились о месте и времени. "Эта встреча никогда не была подтверждена и не пройдет по причине несовпадения графиков обеих сторон", — заявила пресс-секретарь Белого Дома Сара Сандерс. Владимир Путин из вежливости поддержал данную точку зрения. "Это было связано с определенными формальностями протокола с которыми нашим командам справиться, к сожалению, не удалось", — отметил российский президент.4

Однако по всему было видно, что речь шла не о несогласованности, а об отмене переговоров в последний момент, причем именно со стороны американцев. Российская делегация была настолько взбешена, что эмоционально высказался даже спокойный Сергей Лавров. "Мы говорим, что мы слышали о желании президента Трампа встретиться с президентом Путиным, высказанное самим президентом Трампом. Что говорят остальные его чинуши, я не знаю, я не могу за это отвечать", — отметил глава МИД.

Реальные причины отмены, в общем-то, понятны. Советники Трампа все-таки смогли убедить босса в том, что с публичной точки зрения выгоды от этой встречи (которые не будут видны, поскольку смысл переговоров был не в подписании текста о разделе Украины, а в джентльменских договоренностях) не смогут перевесить возможные имиджевые издержки. Встреча вызвала бы очередной всплеск критики Трампа в самих Соединенных Штатах и, возможно, вдохнула бы новую конспирологическую энергию в умирающее дело о расследовании участия РФ в американских выборах. Ну и привела бы к дальнейшему падению рейтингов республиканцев, (которые на днях потерпели серьезное поражение на выборах в ряде штатов).

Позиция Трампа, в общем, то логичная, однако она чревата издержками в плане личных взаимоотношений Путина с Трампом – ведь получилось, что Трамп его просто подставил, отменив уже согласованную встречу. Да, Трамп предложил небольшую компенсацию в виде сирийского документа.

"Это, наверное, максимум, на что мог пойти с учетом нынешней внутриполитической ситуации в самих Соединенных Штатах нынешний хозяин Белого дома", — говорит первый зампредседателя Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации России Франц Клинцевич. Да, Путин не отрицает возможность будущей встречи. "Нам, безусловно, все-таки нужно будет найти возможность, и нашим командам, и на уровне президентов, сесть и поговорить по всему комплексу наших отношений", — говорит хозяин Кремля.

"Не обрубать концы, оставлять оппонентам пространство для встречного движения — один из главных принципов, которым неуклонно руководствуется наша страна в международных отношениях", — говорит Франц Клинцевич. Однако личное доверие к Трампу (которое и без того пошатнулось после того, как он не сумел отстоять итоги гамбургской встречи и "дал заднюю") оказалось под вопросом. А без доверия ожидать конструктива от переговоров непросто.




Главные темы

Орбита Sputnik

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.

  • Архивное фото президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и премьер-министра Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова

    Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил с днем рождения избранного президента КР Сооронбая Жээнбекова.

  • Научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян

    Колумнист Sputnik Геворг Мирзаян о ключевых приоритетах официального Минска, резолюции ООН по Крыму и миротворцах в Донбассе.

  • Командующий НВС Латвии генерал-майор Леонид Калниньш

    Действия России свидетельствуют о стремлении повысить свою обороноспособность, а не о желании укреплять экономические связи, считает командующий НВС Латвии.

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.