10:37 22 Июня 2018
Прямой эфир
  • USD63.79
  • EUR73.69
Инспекционная поездка министра сельского хозяйства Даура Тарба в Очамчырский район.

Нерыбный день: чего хотят рыбзаводы Абхазии

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
1405110

Как работают рыбзаводы в Абхазии, какими очистными сооружениями обеспечены, куда "уходит" продукция из Абхазии и чего хотят "рыбные" бизнесмены, читайте в материале корреспондента Sputnik Абхазия, наблюдавшего за инспекционной поездкой министра сельского хозяйства Даура Тарба в Очамчырский район.

Амра Амичба, Sputnik

Из 20 тысяч тонн квоты на хамсу пока выловлено 10 тысяч 500 тонн, докладывает министр сельского хозяйства Даур Тарба.

"Есть надежда, что оставшиеся два месяца перейдем двадцатитысячную квоту, — предполагает он. — Проект закона о рыболовстве практически готов. Готовил его Институт экологии. Для экспертизы направлен советующим государственным структурам, после экспертизы мы проект закона направим в Администрацию президента, оттуда он поступит в Парламент".

Рыбных заводов в Абхазии шесть – четыре в Очамчырском районе и два в Сухуме. Еще двум предпринимателям разрешен вылов рыбы для экспорта. Между всеми ними и разделена квота.

"Много желающих заниматься ловом рыбы на экспорт. За счет этого увеличивается количество кораблей. Двум фирмам дали разрешение, одной дали шесть ловцов, другой — два. И эти предприятия работают на экспорт, — говорит начальник отдела рыбопроизводства Министерства сельского хозяйства Давид Гадлия. – Руководители заводов недовольны тем, что появились экспортеры. Квота, которую дают, только между заводами разделялась раньше".

А вопрос журналистов о том, из чего исходило правительство при выделении квоты частникам, занимающимся экспортом рыбы в ущерб заводам, как-то повис в воздухе.

Даур Тарба поясняет, что цель инспекции — проанализировать предыдущую работу, выяснить упущения, выслушать мнение руководителей заводов. Все для того, чтобы приступить к разработке государственной концепции рыбной отрасли республики.

"Природа нам дает, пришла мигрирующая рыба — ушла. Но мы предусматриваем выращивание ценных пород рыб в Абхазии. Есть возможность выращивать в реках, водоемах. Есть готовая кормовая база. Уже есть одно предприятие маленькое по кормам. Мы будем поддерживать их", — заверил Тарба.

Самый мощный

Самый большой и мощный завод находится в Адзюбже, он может переработать тысячи тонн рыбы. Завод, как и все остальные предприятия, совместный — абхазо-турецкий.

Рыбный завод в Адзюбже
© Sputnik / Томас Тхайцук
Рыбный завод в Адзюбже

"Главный по рыбе" в Минсельхозе Давид Гадлия дает справку — заводу выделена квота на вылов четырех тысяч тонн хамсы.

"С начала путины выловлено уже 1900 тонн. Произведено продукции порядка 600 тонн", — делится статистикой Гадлия.

Завод работает с 2011 года, открыт на частные инвестиции, государственных вложений нет. Строили практически с нуля. Изготавливают рыбную муку и рыбий жир.

"С 1937 года эта территория была рыбколхозом. И в 2011 году получили разрешение, чтобы построить такого рода завод. Со дня открытия уже произведена реконструкция, поставлено новое оборудование. Во все производство вложено порядка пяти миллионов долларов, — описывает руководитель предприятия Батал Авидзба. — Оборудование современное, с дальних краев Российской Федерации. Последнее поступление было из Петропавловска-Камчатского".

По его мнению, в республике люди слабо себе представляют, что такое рыбный завод и как он работает. Попросил у журналистов помощи – почаще писать об этом.

"Не совсем достойно доносится до населения, что такое завод и экспорт рыбы. Мы за внедрение закона, разрабатывается концепция. Потому что то, что происходит в рыбной отрасли, не совсем в пользу государства. Каждый со своим мнением. А должно быть мнение государственного характера, а не отдельных личностей", — считает Авидзба.

Руководитель рыбного завода в Адзюбже Батал Авидзба
© Sputnik / Томас Тхайцук
Руководитель рыбного завода в Адзюбже Батал Авидзба

Директор завода показал два фильтра, которые установлены для устранения в округе неизбежного для такого производства неприятного запаха.

"Фильтры на достойном уровне. Два агрегата, убивающие запах стоят. — Нержавейка. Компаньоны в этом разбираются. Все последние технологии, который есть, мы применяем, современнее ничего не придумали. Мы стали отводы делать и сжигать запах. Парфюмерию тоже распыляем для нейтрализаций. Запах нужно охладить, превратить в жидкость и сжечь, — объяснил он. — Отдельно отводим трубу и минимизируем выход в атмосферу запахов. Настолько, насколько возможно. В 2011 году были проблемы. Утрясли, исправили работу, и эти разговоры ушли в прошлое".

Промышленник Батал Авидзба, пользуясь присутствием министра и вниманием журналистов, сообщает, что с коллегами будет просить увеличения квоты.

"Чтобы предприятие было рентабельным, ему надо минимум переработать семь тысяч тонн. У нас квота четыре тысячи тонн при рентабельности семь тысяч, мы же рассчитываем быть рентабельными. Открывая этот завод, мы заведомо не знали, как закончим этот процесс", — сбивчиво, но в целом понятно аргументировал он.

Он считает сезон путины 2016-2017 года катастрофическим, завод "переварил" всего лишь 1400 тонн хамсы.

"Надо количество кораблей ограничивать. Было принято решение, что экспорт будут запрещен, но теперь разрешен, — негодует Авидзба. — Интересы завода до вас доносим. А интерес заключается в том, что мы не работаем в режиме рентабельности. Пять миллионов долларов сюда привнесены извне. И людям, которые их вложили, мы должны какие-то гарантии дать. Каждый год обсуждаем, но нам желательно было бы, чтобы на десять лет программа была утверждена государством".

Рыбзавод в Адзюбже располагает собственным причалом протяженностью 85 метров, а глубина у него до семи метров.

"Спокойно могут доходить суда рыболовецкие и спокойно разгрузиться. На открытом море находимся, если бы причал не такого уровня, трудно было бы выгружаться, — заметил Батал Авидзба. — Свой сейнер за три рабочих месяца путины покупать нецелесообразно. Все остальное время он будет просто стоять. Один корабль-ловец, чтобы вы понимали, стоит столько, сколько стоит весь этот завод, поэтому мы нанимаем турецкие сейнеры".

Завод дает до 40 рабочих мест, а еще и водопроводную воду в село.

Рыбный завод в Адзюбже
© Sputnik / Томас Тхайцук
Рыбный завод в Адзюбже

"На расстоянии полутора километров от набережной есть скважина с хорошим дебетом, протянули от нее воду. Поставили там трансформатор, чтобы насосы бесперебойно работали. Селу какая-то помощь с водоснабжением — отводы от центрального трубопровода сделали. Спустив сюда воду, реально помогли, здесь на низине люди пили не совсем хорошую воду, — говорит Батал Авидзба. — Чистую питьевую воду, которая идет по трубам, мы ее еще очищаем от лишних примесей при применении на производстве. Потому что после того как вода превращается в пар, съедает оборудование, ржавчина может появиться. Система фильтрации стоит", — сказал он.

Особая гордость директора — котельная, которая производит 35 тонн пара в час для переработки рыбы.

"Основание такое, что на нем можно было бы построить трехэтажный дом. Все сделано по проекту. Когда котельную перевозили из Турции, трассу перекрыли, по габаритам такая большая. Проблемы были, но кое-как загрузили, привезли. Вокруг нее можно еще одно производство основать. Но пока не получается, мы на рыбе должны что-то заработать, чтобы потом думать о других направлениях", — признался Батал Авидзба.

Завод на отшибе

"Сухумское рыболовецкое хозяйство №1" расположено в селе Гудаа в 16 километрах от центральной республиканской трассы.

"Начали строить в 2015 году на частные инвестиции — братья Джамал и Руслан Атрушба нашли инвестора. Здесь все место было болотом. Засыпали, воду откачали и построили завод на арендованной площади в три гектара земли, — сказал директор предприятия Руслан Порцхол-оглы — Более миллиона долларов вложено в производство".

Директор предприятия Сухумское рыболовецкое хозяйство №1 в селе Гудаа Руслан Порцхол-оглы.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Директор предприятия "Сухумское рыболовецкое хозяйство №1" в селе Гудаа Руслан Порцхол-оглы.

По его словам, завод решили строить на отшибе из-за того, что ближайший населенный пункт на расстоянии восьми километров.

"Специфический запах имеет завод, когда перерабатывает рыбу. Пришлось потрудиться совладельцам, пришлось вложиться спонсору — поставили фильтры. Если бы при строительстве в Очамчыре обошлось бы, например, в сто рублей, здесь это обходится в тысячи рублей, можно сказать. Но это сделано для того, чтобы не было нареканий со стороны местных жителей. Мы, наоборот, создали рабочие места. Из близлежащих сел подходят, спрашивают, есть ли работа какая-нибудь. Когда с нуля что-то строишь, всегда найдется работа, то дорогу надо засыпать, то еще что-то", — пояснил директор.

В этом году из "заводской" квоты в 1 700 тонн уже выловлено 1035 тонн. 990 тонн переработано, 45 тонн "ушло" в свежем виде.

Сухумское рыболовецкое хозяйство №1 в селе Гудаа.
© Sputnik / Томас Тхайцук
"Сухумское рыболовецкое хозяйство №1" в селе Гудаа.

"Четыре километра из Елыра протянули высоковольтные линии. Проблема с электричеством была в соседнем селе Приморское. Там живет всего 36 человек. Благодаря открытию завода проблема решена, мы им провели электричество", — отметил Порцхол-оглы.

Единственной проблемой в работе завода руководитель предприятия называет отсутствие рыбы. Ее не видели уже пару недель.

"Мощностей завода хватит и на то, чтобы переработать за сезон и десять, и двадцать тонн рыбы. Но заводов стало в республике больше, и квота на каждого уменьшилась. Шесть тысяч в прошлом году была квота, тоже не выполнили, так и закончился сезон", — расстраивается он.

Сухумское рыболовецкое хозяйство №1 в селе Гудаа.
© Sputnik / Томас Тхайцук
"Сухумское рыболовецкое хозяйство №1" в селе Гудаа.

У завода тоже есть свой причал. Строительство обошлось в 9 миллионов рублей.

Узнаем, что журналистов принимают на заводе впервые. "Хочется показать, что сделано", — признается соучредитель Руслан Атрушба.

Первые на "рыбном" рынке

Самым первым открывшимся в послевоенной Абхазии был рыбный завод "Хамса", расположенный у Очамчырского порта. Предприятие — золотой медалист всероссийской аграрной выставки "Золотая осень".

Замдиректора Астамур Ашуба сообщает, что в эту путину заводу от "общего рыбного пирога" досталась квота в 3400 тонн. В прошлом году всего 2 тонны хамсы переработали, в этом году пока 1 800 тонн.

"1800 рублей стоит купить квоту на одну тонну. При продаже тонна рыбной муки стоит 1150 долларов, рыбий жир почти столько же. За одну тонну хамсы сейнер получает 195 долларов", — приводит калькуляцию Ашуба.

Особая гордость руководителей завода – голландское очистное сооружение, приобретенное за 150 тысяч евро.

Рыбный завод Хамса.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Рыбный завод "Хамса".

"Два года назад, чтобы не было жалоб на запах, а технический процесс был более совершенен в экологическом плане, установили новые фильтры. Вредных выбросов, токсичных выходов, отходов у завода нет. Здесь замкнутый цикл производства, — уверяет Астамур Ашуба. — Два года назад очень сильно пахло рыбой. Люди жаловались. Мы не хотели причинять дискомфорт людям своей работой. Руководители решили установить систему очистки. 95 процентов запаха устраняется. Даже где стоим, вы можете почувствовать, не пахнет ничем совершенно".

Директор завода Анатолий Ашуба добавляет для пущей убедительности: "Даже самая брезгливая девушка может прийти на территорию завода без платка. Любая хозяйка, когда варит борщ, и то пахнет больше".

Инспекционная поездка министра сельского хозяйства Даура Тарба в Очамчырский район.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Директор завода "Хамса" Анатолий Ашуба.

Промышленникам нужен отраслевой закон, об этом просили практически на каждом предприятии.

"Очень нужен закон. Там должны быть прописаны такие моменты, как ограничение судов, ограничение количества рыбзаводов и установленная квота. То есть инвестор должен понимать свое будущее. При наличии закона легче будет работать, зная свои права и обязанности", —подчеркнул Астамур Ашуба.

Средняя зарплата рабочих на рыбных заводах 25-30 тысяч рублей. Весьма внушительная сумма для абхазского рынка труда. На заводе работают 36 местных и 13 иностранцев.

Видео смотрите здесь>>

Рыба на учениях

В районе Очамчырского порта есть один рыбзавод — совместное абхазо-турецкое предприятие "Абхазморпром". Он открылся вторым после "Хамсы".

Сенер Гогуа, один из учредителей, поделился своей версией того, почему нет рыбы в абхазской акватории.

"В течение пяти лет столько всего слышал. Версии разные, что грузинская сторона оборудование бросала, чтобы рыба сюда не зашла. Иначе как объяснишь, температура воды в Грузии такая же, как у нас. В этом году мороза, холода не было. Но надежду имею, что в течение февраля похолодает, и рыба сюда зайдет, — сказал он. — Месяц тому назад российские военные учения вели, где рыба должна была прийти. Вы знаете, что такое взрыв в море? На земле стреляем, мы чувствуем его, а когда в море стреляют, именно в тот период, когда должен быть переход рыбы путины из Грузии сюда. Смысл какой, мы не понимаем. Можно военные учения отложить на два месяца, когда эта рыбная отрасль дает огромные деньги в бюджет. Или в Гудауте, Новом Афоне проводить учения, где нет рыбы. Но уже почти решен этот вопрос — договорились с русскими военными, что не надо в этот период вести учения. Где военные учения проходят, турецкие сейнеры туда не пускают и постоянные взрывы в море. Надеемся, февраль будет лучше".

Один из учредителей абхазо-турецкого предприятия Абхазморпром Сенер Гогуа
© Sputnik / Томас Тхайцук
Один из учредителей абхазо-турецкого предприятия "Абхазморпром" Сенер Гогуа

Здесь также решили вопрос выбросов. Гогуа признал, что в предыдущие годы проблемы были, но теперь все в норме.

"Что совсем нет запаха, не могу сказать. Два килограмма хамсы жарится — тоже запах стоит", — попытался образно прокомментировать работу фильтров Гогуа.

Абхазо-турецкое предприятие Абхазморпром.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Абхазо-турецкое предприятие "Абхазморпром".



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Памятник Виктору Цою установлен на улице Тулебаева в Алматы

    В Алматы, на улице Тулебаева, где были сняты знаменитые финальные кадры фильма "Игла", установили памятник Виктору Цою.

  • Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков во время встречи с министром внутренних дел Кашкаром Джунушалиевым

    Министр внутренних дел Кыргызстана доложил президенту Сооронбаю Жээнбекову о ситуации с таксистом, сбившим людей в Москве.

  • Внук павшего в боях под Гродно солдата из Сибири Игорь Буланцев

    Чтобы проводить в последний путь погибшего в первые дни войны бойца Красной армии сибиряка Павла Рябинина, в Гродно приехал его внук из Мурманска.

  • Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского

    Сейм Латвии принял в окончательном чтении поправки к закону, запрещающие обучение на русском языке в частных вузах и колледжах.

  • Футбол. ЧМ-2018. Матч Дания - Австралия

    Глава МИД Литвы в интервью украинскому телеканалу признал отсутствие эффекта от бойкота чемпионата мира по футболу в России.

  • Свеча памяти.

    В память о 77-ой годовщине начала Великой Отечественной войны в Приднестровье проведут акцию "Свеча памяти".