13:59 22 Ноября 2018
Прямой эфир
  • USD65.61
  • EUR74.80
ОВНА

Десять дней войны: российский журналист вспоминает события 1992 года в Абхазии

© Фото : Фотоальбом "Аиааира"
В Абхазии
Получить короткую ссылку
66220

Руководитель учебных программ МИА "Россия сегодня", один из ведущих тренеров в области практической журналистики Олег Щедров оказался по работе в Абхазии в день начала войны.

Как грузинские военные обстреливали здание Совета Министров Абхазии, в какой обстановке журналистам приходилось делать свою работу и каким Олегу Щедрову запомнился Владислав Ардзинба, читайте в материале Sputnik.

Первые "удары" по Абхазии

Довоенная Абхазия для российского журналиста Олега Щедрова и его семьи была традиционным местом отдыха. Впервые они приехали на курорты республики в 1981 году и остановились в Пицунде.

В августе 1992 года Щедров в качестве сотрудника агентства "Рейтер" прибыл в Абхазию для того, чтобы подготовить о ней несколько очерков. Он обратил внимание на напряженность, которая в то время царила в обществе, и ему стало ясно, что что-то назревает.

Щедров об очаровании Абхазии: традиции — не музейный экспонат>>

"Как раз 14 августа мы поехали разговаривать с жителями Очамчыры. Это одно из моих самых ярких воспоминаний в жизни, когда мы сидели в одном из кафе, разговаривали о чем-то таком неспешном, абхазском, и вдруг на площадь выехал танк без маркировок. Мы сначала не поняли, что это танк, но потом выехал второй, третий. Танк развернулся в сторону флагштока, где висел абхазский флаг, и произвел выстрел", — рассказал Щедров.

В этот момент журналист и его спутники поняли, что началась война, и это не укладывалось у них в голове, так как Абхазия в то время у них ассоциировалась с чем угодно, но только не с войной.

В виду своих профессиональных обязанностей, российскому журналисту пришлось задержаться в Абхазии. Щедров стал невольным очевидцем двухдневных боев за Сухум, после которых оказался в оккупированной грузинами столице.

Щедров о грузинских войсках в Абхазии: они ехали, как на охоту>>

"Отчетливо помню ощущение наступающих сил. Это фактически были партизанские бригады "Мхедриони", крайне неорганизованные. Они ехали, как на охоту. От этого ощущения становилось как-то не по себе", — поделился журналист.

Щедров и его коллеги сняли дом, окна которого выходили на здание Совета Министров Абхазии. Несколько дней они не могли сомкнуть глаз. Как только им удалось это сделать, их разбудил рокот  двигателей танков и один из них, выехав на площадь перед Совмином, начал обстреливать правительственное здание.

Эту агрессию Олег Щедров принял близко к сердцу, ведь не так давно он по работе приходил в это здание, встречался с чиновниками, связывался из кабинетов с редакцией по телефону.

Ведущая радио Sputnik Абхазия Белла Кварчия, которая беседовала с Олегом Щедровым, тоже прекрасно помнит эти события. В тот день студентка журфака находилась в гостях неподалеку от этого места. Она наблюдала за происходящим и тем, как работали журналисты в столь сложных условиях. 

"Черная" пятница 92-го: свидетельства очевидцев о начале войны в Абхазии>>

"Я помню, что мы все были такие потерянные, а вы, журналисты, так сосредоточенно работали, словно ничего не происходит. Это меня сильно удивило", — сказала Кварчия и предположила, что они могли в тот день пересечься с Щедровым.

Встречи с Владиславом Ардзинба

За плечами российского журналиста к тому времени уже был опыт работы в подобной обстановке. Он находился в гуще событий, которые происходили после развала СССР в Приднестровье и Таджикистане.

Самой большой проблемой для журналистов, вспомнил Щедров, было отсутствие возможности сделать звонок. Телефоны в столице не работали, но в какой-то момент, как сказал сам журналист, произошло чудо – телефон в их квартире заработал, и ему удалось передать материал в Москву. Радость длилась недолго. Спустя недолгое время аппарат снова "умер".

Настоящей удачей Щедров назвал возможность частого общения с первым президентом Абхазии Владиславом Ардзинба.

"Ардзинба производил интересное впечатление, потому что на фоне некой расслабленности, он был очень сосредоточен. Никогда не находился на одном месте. За три-четыре дня, которые мы общались до взятия Сухума, наверное, раза четыре мы выезжали на фронт. Это не был визит генерала. Это был визит человека, который ведет войну за существование", — сказал Щедров.

Почитание Владислава Ардзинба среди абхазского народа как героя вполне заслуженно, отметил российский журналист. По его мнению, в том, что Абхазия смогла выстоять в этой войне, во многом личная заслуга национального лидера.

За этот период времени Щедрову довелось встречаться и с министром обороны Грузии, руководителем Нацгвардии этой страны Тенгизом Китовани. Он ему запомнился "бравым мужиком", который старался выглядеть королем положения у себя на родине.

"Это был совсем непохожий на Ардзинба человек. Был бледным, напряженным, сосредоточенным. Так получилось, когда грузинские войска стояли на окраинах Сухума, нам приходилось в день по три или четыре раза переходить линию фронта. На контрасте было очень интересно наблюдать. В этом смысле роль журналиста иностранного агентства очень выгодна, потому что ни на той, ни на другой стороне тебя изначально как врага не воспринимают", — поделился Щедров.

После начала войны, признался Щедров, он остался в Абхазии из чувства ответственности. Счел своим долгом рассказать всему миру, что происходит в причерноморской республике. Своих коллег военных корреспондентов он называет бойцами, как и тех, кто выполнял свою работу в годы Великой Отечественной войны. Только в отличие от настоящих солдат у них на вооружении лишь блокнот, ручка и фотоаппарат.

Олег Щедров покинул охваченную огнем республику на десятый день после начала войны, когда уже не было сил продолжать работу.

Абхазия сегодня

Вернулся Олег Щедров в Абхазию уже в середине 2000-х и все так же по работе. Особых отличий между республикой в первые дни войны и республикой, которая предстала перед ним в ходе командировки, он не увидел.

"Еще даже в самом Сухуме было достаточно много разрушенных домов со следами обстрелов. При чем, понятно, что их оставили не на память потомкам, а потому что просто не доходили руки. Не могу сказать, что я бываю здесь очень часто, но раз в два года приезжаю. С тех пор я видел, как страна постепенно меняется", — рассказал журналист.

Самые большие перемены, отметил Щедров, он почувствовал во время своего последнего визита в августе 2018 года. Он обратил внимание на то, что количество достроенных, отремонтированных домов перевесило число разрушенных. Уровень гостиниц тоже стал выше. Все это, считает он, говорит о переходе к новому этапу развития, что не может не радовать.

Очарование Абхазии, добавил россиянин, заключается в том, что в ней удалось сохранить традиции, и ему хотелось бы, чтобы она не превратилась в подобие шумного и беспокойного Сочи.

"Здесь, конечно, всегда будет место для семейного отдыха. Да, развивается, и в силу того, что мне этот край нравится, жутко бесит, что медленно. Самому хочется взять лопату и что-то сделать, но потом ты понимаешь, что тут живут люди с совсем другими проблемами, и успокаиваешься", — сказал Щедров.

Сухум, считает Олег Щедров, развивается в правильном направлении.

Теги:
Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik