21:58 18 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD64.34
  • EUR72.23
Мариам Мерабова.

Мариам Мерабова: мечты исполняем мы сами

© Sputnik Томас Тхайцук
Аналитика
Получить короткую ссылку
66940

Солистка группы "Мирайф" и финалистка телепроекта "Голос" Мариам Мерабова рассказала Sputnik о своих первых шагах в профессии, участии в мюзикле Wewillrockyouи поездках в Абхазию в детстве.

О первых шагах в карьере, знакомстве с музыкантами группы Queen и поездках в Абхазию в детстве рассказала в интервью корреспонденту Sputnik солистка группы "Мирайф" и финалистка телепроекта "Голос" Мариам Мерабова. Беседовала Астанда Ардзинба.

 Мариам, вы всегда занимались музыкой?

— Да, всегда. В пять лет родители определили меня в Центральную музыкальную школу в Ереване, где я родилась. С того момента я стала постепенно осваивать свою профессию. Это был выбор, как родителей, так и всех родственников и друзей семьи, потому что, как говорят, я была очень музыкальной и много пела. Из того, что я помню: я обожала дирижировать, у меня было много пластинок, любимая из которых с Концертом №1 Листа в исполнении Святослава Рихтера, я ставила запись и дирижировала практически весь концерт. 

 Когда и почему вы решили переехать из родного Еревана в Москву?

— В 1980 году мы с мамой переехали в Москву, потому как решили продолжить мое обучение уже там. Надо ли говорить, что в Москве больше возможностей для реализации. Для меня стало настоящей удачей, что я попала к такому педагогу как Ирина Георгиевна Турусова. И сегодня, в том, чем я сейчас занимаюсь, я во многом питаюсь тем, что некогда говорила Ирина Георгиевна о музыке вообще, ведь вокал нельзя позиционировать как нечто отдельное, хороший вокалист обязан быть музыкантом, в первую очередь, не просто пародистом, исполнителем того, что уже кто-то спел. Он должен быть музыкантом, должен быть соавтором, а для этого должна быть музыкальная профессиональная база за спиной.

 Вы ведь не всегда занимались вокалом?

— Нет, я до 17 лет была пианисткой.

 Что же случилось потом?

— Потом я узнала джаз. Это случилось на первом курсе Мерзляковки (академический музыкальный колледж при Московской государственной консерватории имени Чайковского — прим. Ред.). До поступления в колледж я практически не выходила из-под бдительного контроля матери, которая воспитывала меня одна, отец мой умер рано. Мама была достаточно жесткой, но студенчество есть студенчество. После учебы мы стали посещать различные музыкальные площадки. Друзья затащили меня в джазовый клуб, самый лучший в то время, и даже сейчас лучше него нет. Это был клуб "Синяя птица". Я поняла, что попала, с того момента я хотела заниматься только джазом. По началу, как и все юные люди, я была максималистом, думала, что в моей жизни будет только джаз. Лишь позже я поняла, что такое вообще музыка, в целом, теперь я безумно люблю рок, блюз. Я работала со многими великими людьми, в том числе с Николаем Носковым,  Ольгой Кормухиной, Сергеем Вороновым вне джаза, а в джазовой среде судьба меня столкнула со всей плеядой великих музыкантов.

Мариам Мерабова
Мариам Мерабова

 Это правда, что вы начинали работать в клубе "Синяя птица" в качестве гардеробщицы?

— Да, номинально, правда. Надо было меня там как-то оформить, чтобы каким-то образом объяснить мое присутствие в клубе. Ведь, когда я пришла в "Синюю птицу" и поняла, что останусь в джазе навеки, мне захотелось слушать эту музыку постоянно, изучать ее. А платить за вход в клуб было невозможно, билет стоил пять рублей, это очень много по советским временам. Директор клуба был мой соотечественник Вартан Даноян, он взял шефство надо мной, был мне как старший брат. Моя мама пришла за мной, помню, плакала, я ведь забрала документы с Мерзляковки тут же, еще никуда взамен не поступив. А поступать я хотела уже на эстрадно-джазовое отделение в Гнесинку (Российская академия музыки имени Гнесиных – прим. Ред.). Вот ребята меня и оформили гардеробщицей, и предложили просто посещать клуб, слушать и помогать по случаю. Клуб стал моей семьей, я слушала всех: Назарову, Соболева, Альперина. Это такое воспитание.

 А на сцену клуба приходилось выходить?

— Нет, я еще ничего не могла для той сцены, я только слушала.

 Вы поступили на эстрадно-джазовое отделение Гнесинки?

— Поступила, через год. Потом было много работы в джазе, блюзе, роке. Где-то в 1997 году Армен Мерабов, с которым я была знакома с первого курса Гнесинки, пригласил меня в свой коллектив, который назывался "Мирайф".

 Это была новая веха в вашей жизни?

— Конечно, мы записали два альбома "TheBridge" и "Intelligentmusic", после Армен записан совместный альбом с пианистом Одисеем Богусевичем. "Мирайф" — это не только солистка Мариам, нет, это успешный джазовый проект, группа исполняет много авторской музыки. Именно эта группа приедет к вам. Несмотря на то, что мы будем в малом составе, тем не менее, перед абхазской публикой выступят шесть фантастических музыкантов. Люди, которые будут стоять на сцене филармонии в Сухуме, — это Антон Горбунов, Манук Газарян, Леонид Бирзович, Игнат Кравцов, мой супруг Армен Мерабов, каждый из них – это планетарная личность. Для меня большое счастье, что я работаю с ними. Это такая мощная профессиональная энергия на сцене. 

Очень важно, когда между музыкантами в группе такие взаимоотношения, как у нас. Мы однажды определили, в чем наши приоритеты, и мы не экономим на музыкантах. Для нас самое главное музыка, а качественно ее исполнять можно только с профессионалами и самое главное с единомышленниками. Вот эти ребята наши единомышленники, помимо того, что они великие музыканты. Они очень любят нашу музыку и с удовольствием ее играют, потому каждый раз после концертов мы все счастливы.

Мариам Мерабова
Мариам Мерабова

 Судя по всему, это работа вашей мечты?

— Так мечты делаем мы сами. Смешно думать, что мечта — это нечто эфемерное и недостижимое или кто-то ее должен подарить. Мечту человек сам себе делает всегда своими руками. Просто надо вовремя отказаться от того, что мешает этой мечте, пусть даже ты получишь материально меньше, потом ты наверстаешь и это, и мечту свою уже скультивируешь.

 У вас за плечами тысячи выступлений, были такие, которые запомнились больше других?

— Сразу после защиты дипломной работы великий джазовый пианист Игорь Михайлович Бриль, который не часто баловал публику выступлениями с вокалистами, пригласил меня выступить с ним. Я никогда этого не забуду. Я наверняка спела ужасно, потому что страшно тряслась, и никак не могла справиться с волнением, но это было непередаваемо.

Еще потрясающий концерт, даже не концерт, а год моей жизни, который я никогда не забуду — это мюзикл Wewillrockyou. Судьба опять подарила мне такое счастье, как встречу с музыкантами группы Queen. Это было полгода адских репетиций. Надо было не только петь, но и играть, обучаться актерскому мастерству. Все играли вживую под патронажем Queen, которые репетировали с нами и знали по именам каждого. У нас было по два спектакля в день, сумасшедшая работа. После окончания мюзикла мы были всегда на связи с музыкантами Queen. Когда я в шоу "Голос" пела "Playthegame", Брайн Мэй меня поддерживал. В шоу, кстати, принимал участие и Станислас Виторг, который также работал со мной в мюзикле.

 Как возникла идея участвовать в телевизионном шоу "Голос"?

— Мы приняли решение участвовать в проекте вместе с Арменом. Мой супруг совершил подвиг, на полгода занявшись детьми, он даже отменил свои собственные концерты. Проект поглотил меня всю, меня дети видела только утром.

Факт того, что ко мне повернуться не был стопроцентным, естественно, как и у всех. Не все входит в передачу, но претендентов действительно очень много. На слепом прослушивании было 150 исполнителей, выступали ребята с замечательными голосами и на них не оборачивались почему-то. Потому момент испуга, конечно, был. Ни на что не влияет наши знакомства, хотя музыкальный мир тесен, и мы все друг друга знаем, тем не менее, это не имело значение. Поешь и думаешь, повернутся ли, и эта мысль мешает петь, потом думаешь, что надо взять себя в руки и петь себе на здоровье. Все эти мысли в голове проносятся за доли секунды. Потом повернулся Димка, он своей реакцией дал мне очень сильный толчок, столько заряда. После повернулись и остальные. Это кайф, да.

Я еще заранее решила, что, если повернется Агутин, я пойду к нему в команду. Я всегда мечтала с ним поработать. Я люблю его творчество, как оказалось, он и человек прекрасный. Он — мой человек.

 Как изменилась ваша жизнь после шоу?

— Я по-прежнему солистка группы "Мирайф" и занимаюсь тем же, чем и занималась до проекта, музыкой. Я не шла в "Голос" за продюсером, за сменой имиджа или материала, ни в коем случае. Я шла на проект за популяризацией, просто, чтобы сказать: "Мы есть!". О нас знали многие, но лишь в узких музыкальных кругах, несколько тысяч человек, которые любят джаз в Москве. Разве это нормально? Мы тоже есть на этой Земле. Разве нормально никогда не слышать Лену Максимову, Антона Беляева, Георгия Юфу или Тину Кузнецову? Они ведь музыканты с большой буквы. И вдруг появляется единственный проект, в котором возможно наше появление, конечно, мы ринулись туда.

  Вы приехали в Абхазию со своей концертной программой, приоткройте завесу тайны, что ждет зрителей 21 августа в Абхазской государственной филармонии?

— Программа будет достаточно эклектичная. В нее вошли наши авторские вещи, а также известные джазовые композиции, конечно, в нашем прочтении, мы не занимаемся cover версиями, мы готовим свои оркестровки и аранжировки. Безусловно, будут некоторые вещи из "Голоса". Кроме того, мы представим композиции, которые порадуют и армянскую диаспору. В общем, неожиданные вещи будут.

Специальным гостем концерта станет прекрасная молодая абхазская певица Мадина Кварацхелия, с которой мы уже давно знакомы. Мы споем с Мадиной вместе, это будет удивительная песня, которую мы тщательно обдумывали. Кроме того, Мадина одна сольно исполнит колыбельную "Шьишь нани" под народные абхазские инструменты. Это песня меня просто убила, мне ее перевели и рассказали историю, о том, что мать пела эту песню умершему младенцу, чтобы его не выкинули за борт. Это что-то сумасшедшее. Мадина поет ее изумительно.

 Вы ведь в Абхазии не впервые?

— В детстве мы практически каждый год приезжали в Абхазию, отдыхали в Пицунде, Гагре, Сухуме. Сейчас я вижу, что многое разрушено, и это для меня больно. Но Абхазия такой дивный край, она не может не встать на ноги, конечно, это произойдет. Здесь живет потрясающий народ, главное нужно восстановить дух. Мои дети стали часто меня спрашивать, где я отдыхала в детстве, и я поняла, что пришло время их привезти в Абхазию. Я счастлива, что удалось совместить семейный отдых с концертом.

Теги:
творчество, джаз, концерты, Мариам Мерабова, Азия, Весь мир, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik