16:45 18 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD63.95
  • EUR71.13

Почему американцы плакали в Большом театре

© Foto / Дамира Юсупова
Колумнисты
Получить короткую ссылку
246 0 0

Вокруг Большого театра России — свои особенные интриги. Преданные зрители, фанаты и критики всегда в тонусе и готовы подробно обсуждать новые кадровые решения и премьеры.

Сейчас самая обсуждаемая работа Большого — "Евгений Онегин" (режиссер-постановщик Евгений Арье, дирижер-постановщик Туган Сохиев, сценограф Семен Пастух, костюмы — Галина Соловьева, свет — Дамир Исмагилов), пишет автор РИА Новости Анастасия Мельникова.

Перед премьерой на спектакль обрушилась такая волна критики, что те, кто все это прочитал, наверное, заранее пожалели о потраченных деньгах (билеты, кстати, достаточно дорогие: десять тысяч рублей за места в партере).

Критикам нового "Онегина" все было не так: трава слишком зеленая и пластиковая, занавески — стандартно белые и точно дешевые (уж критики знают!), крестьяне на празднике — почему-то в красном и все румяные, медведь дирижирует (и за него кому-то так же стыдно, как за Ельцина в 94-м). И вообще, зачем он там вновь появляется — и с первого раза всем понятно, что это отсыл к вещему сну Татьяны у Пушкина (чего у Чайковского не было).

© Foto / Дамира Юсупова
Опера "Евгений Онегин" в Большом театре

Костюмы, кажется, из синтетики (те, что разных цветов на приеме у Лариной, а лаконично-синие — это уж совсем никуда не годится: хотя бы потому, что предсказуемый контраст между деревней и холодным Петербургом — надо было что-то поизысканнее придумать!). Да еще люстра… ну штамп на штампе же — и вот эта люстра в столице, и медведь в деревне, и Татьяна в очках.

А еще предсказуемо падает снег, Онегин предсказуемо убивает Ленского на дуэли, причем почему-то не из ружья (как в Метрополитен-опера) или не во время драки (как в предыдущей постановке Большого).

Татьяна Ларина в третьем действии предсказуемо эффектна, ну точно как в мыльной опере: там тоже обычно сначала очки, мечты, а потом расцвет и замуж. А где малиновый берет? Его — как раз неожиданно — нет, но это тоже плохо.

© Foto / Дамира Юсупова
Опера "Евгений Онегин" в Большом театре

А еще нет цельности, все слишком ярко (или, наоборот, недостаточно роскошно для Большого), какой-то балаган или водевиль в массовых сценах, голосов порой не слышно (это, кстати, правда), оркестр — в разных версиях критиков — играет то великолепно (и спасает всю оперу), то подчеркнуто равнодушно, и тогда всех спасают Онегин с Ленским. Так нельзя, стыдно за театр и за Россию, ведь все это иностранцы видят: и медведя, и лошадь, и козла, и еще этих гусей, которых все давно обсуждают.

Правда, гусей вроде в целом постановщикам простили — но только гусей!

Как после подобных рецензий критиков и отзывов критиканов признаться, что постановка Евгения Арье может понравиться? Что она интересная, порой ироничная, яркая, запоминающаяся и да — страшно сказать: достойна сцены Большого?

Что все это точно не провинциальный театр, потому как классический "Онегин" в провинции выглядит, к примеру вот так:

А, допустим, те же деревенские сцены, но в питерской постановке, могут быть наполнены бутафорскими яблоками.

Ярмарочный медведь у Арье, балаган с песнями-плясками и иногда падающими на пол участниками действа — это как-то странно для разудалого деревенского праздника урожая на Руси? Нет же — и не такое бывало, спасибо, что не подрались на сцене в пьяном угаре (хотя было бы реалистично).

Когда-то в Венской опере, правда, деревенские персонажи "Онегина" были одеты во все сине-серое: то ли в лагерную робу, то ли в офисные костюмы — но это же не наш путь.

© Foto / Дамира Юсупова
Опера "Евгений Онегин" в Большом театре

Матушка-Ларина, опрокидывающая в деревенской глуши рюмку-другую, — это моветон для России? Полноте (пересмотрите, к примеру, версию Метрополитен-опера: там даже Онегин с Татьяной пьют наливку — обычное дело).

Гуси? С ними вроде бы разобрались: мило и смешно.

Бал у Лариной — красивые монохромные костюмы разных цветов, все краски лета: зеленые, розовые, голубые, сиреневые и много еще какие — стильно и ярко. Француз Трике — водевильный персонаж, развлекающий гостей на приеме, — это нормально же, нет? Хотя бывает и такая трактовка к примеру:

Претензий к сцене дуэли Онегина-Ленского вообще не должно быть: все аккуратно и в меру драматично.

Ну а в третьем действии в Петербурге на балу танцуют марионетки. Холодно-синие цвета, глянцевый темный пол, графичные стоп-кадры — действительно эффектные сцены.

© Foto / Дамира Юсупова
Опера "Евгений Онегин" в Большом театре

И финал почему-то не удивил: все как у Пушкина и Чайковского. Совпадение? Не думаю.

За всем этим было действительно интересно наблюдать и потом мысленно возвращаться. "Онегин" Евгения Арье — одна из немногих, пожалуй, постановок, от которых остается не только общее впечатление (от музыки, исполнения прежде всего), но и яркие визуальные воспоминания.

Удивительно, но создателей новой постановки критиковали и за то, что в ней не было "ничего нового", и за то, что покусились на святое — классику Пушкина-Чайковского и превратили все в условный Фридрихштадтпаласт.

На самом же деле в опере появились легко считываемые символы, понятные многим образованным зрителям, — к примеру живопись французских импрессионистов или Петрова-Водкина (когда все в красном), или Рене Магритта (третье действие).

© Foto / Дамира Юсупова
Опера "Евгений Онегин" в Большом театре

Стилистических ассоциаций в постановке немало, авторы аккуратно следуют за либретто (никакого эпатажа ради эпатажа), и шедевру Чайковского это только на пользу — если речь идет именно о сценическом его воплощении, причем 140 лет спустя, когда изменились и культурные коды, и количество поглощаемой ежедневно информации, и восприятие времени (кстати, опера, напомню, длится более трех часов).

Пока критиканы критикуют — зрители голосуют рублем. На премьерные дни "Евгения Онегина" билеты были проданы, сидящие в зале сопереживали артистам, это было видно и слышно (американки рядом со мной вообще плакали во время сцены дуэли), аплодисменты и овации, восторженные отзывы (достаточно ввести несколько релевантных хештегов в разных соцсетях).

В результате зритель доволен, а ведь именно его в первую очередь, а не только и не столько критиков-эстетов пытается завоевать современный оперный театр. В случае с премьерой нового "Онегина" Большому это, кажется, удалось.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Главные темы

Орбита Sputnik