16:52 18 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD72.56
  • EUR85.46
Колумнисты
Получить короткую ссылку
30302

Россия проиграла в Закавказье, но только в параллельной реальности — которую, впрочем, неслучайно еще и выдают за прогноз на ближайшее будущее, пишет автор РИА Новости.

Нам говорят, что Россия опять проиграла, — и опять в Армении. И вообще в Закавказье — вот же, посмотрите: на прошлой неделе Ильхам Алиев, выигравший прошлогоднюю войну с Арменией, подписал с турецким президентом Эрдоганом Шушинскую декларацию о союзничестве, а в минувшие выходные проигравший войну премьер-министр Армении Никол Пашинян уверенно выиграл парламентские выборы. Пашиняна часто называют прозападным политиком — так что же, по итогам карабахской войны

Россия потеряла и Армению, и Азербайджан?

Только в параллельной реальности — которую, впрочем, неслучайно еще и выдают за прогноз на ближайшее будущее. Начнем с Армении — потому что с ней все проще, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Главное государство для армян — Россия. Причем это касается не только того безусловного факта, что именно наша страна является единственным гарантом существования армянского государства как такового, но и другой стороны медали: главное государство армян — это Россия, поскольку армян тут живет больше, чем в Армении. Среди них есть и те, чьи предки века назад покинули историческую родину, но много и тех, кто перебрался в нашу страну уже после распада Союза и образования независимой Армении. Все эти годы республика выживает благодаря России — ее геополитической и экономической поддержке и поддержке армянской диаспоры в России. Это может нравиться или нет, но это медицинский факт.

Ну и как же тогда в прошлом году Армения проиграла войну за Карабах? Где была великая союзная Россия, когда Азербайджан при помощи Турции разгромил армян? Россия была на своем месте — защищая и свои интересы в Закавказье, и Армению. Без России Армения потеряла бы Карабах целиком, а не только отдельные районы — а теперь Алиев говорит о том, что карабахский вопрос решен, то есть, по сути, отказывается от претензий на возвращение большей части спорного региона, оставшейся за армянами. Самой же осенней войны можно было не допустить — если бы Армения прислушалась к России, долгие годы предлагавшей ей пойти на переговоры с Баку и снять напряжение, договорившись о возвращении Азербайджану нескольких районов вокруг Карабаха, которые армяне объявили зоной безопасности и удерживали в расчете непонятно на что. Да, именно непонятно на что — потому что союзнические отношения с Россией не распространяются на непризнанную республику, а собственные силы Армении с каждым годом уступали азербайджанским. В итоге все закончилось предсказуемым поражением — но не потерей Карабаха, от которого ее спасла, введя миротворцев, именно Россия.

Поэтому сейчас армяне могут голосовать хоть за Пашиняна, хоть за бывшего президента Кочаряна — геополитически это ничего не меняет. Внутриполитически на самом деле тоже — потому что в Армении устойчиво только одно: тотальное недоверие к элитам, будь то местным или карабахским, и относительно свежий Пашинян просто еще не исчерпал кредит доверия. Для Армении нет альтернативы членству в ОДКБ и Евразийском союзе — и это прекрасно понимают и в Москве, и в Ереване. Некоторое заигрывание Пашиняна с Западом (той же Францией) не имеет особого значения — Запад не имеет ни желания, ни возможностей (в том числе и из-за позиции Москвы) даже пытаться стать гарантом существования армянской государственности, то есть заменить для нее Россию.

Но Азербайджан-то мы теряем? Турция наступает, активно закрепляясь в сфере наших национальных интересов? Базы в Азербайджане — это же НАТО на нашем южном фланге?

Но, во-первых, турецких баз в Азербайджане нет — и если даже что-то символическое возникнет, это точно не будет базой НАТО. Для Азербайджана слишком важны отношения с Россией, чтобы играть с огнем, не говоря уже о том, что Турция для американцев — тот еще партнер по альянсу. Да, Эрдоган ведет тонкую, жесткую и рискованную игру со всеми крупными игроками — США, Россией, ЕС, Китаем, арабами. Но он играет именно как самостоятельный игрок, преследующий цели укрепления влияния Турции на мировой арене. На пути к этому он не избегает и игры на противоречиях между другими игроками. Отсюда и одновременные попытки представить Западу Турцию как силу, сдерживающую Россию и Китай, а для России — выступать как слабое звено в НАТО и партнер по игре с ЕС. При этом отношения с Россией за годы его правления прошли испытания тяжелейшим сирийским кризисом — и представляют для Эрдогана слишком большую ценность для того, чтобы он реально мог рисковать ими ради закрепления в родственном Азербайджане. Да, даже ради пантурецких амбиций, которых так опасаются многие в России.

Да, у Турции есть пантурецкие и даже паносманские амбиции — то есть она претендует на то, чтобы выражать интересы всех тюркских народов или даже всех народов бывшей Османской империи (а это большая часть арабского мира). Более того, у нее есть и панисламские амбиции — а это уже претензия на лидерство во всем полуторамиллиардном мусульманском мире. Точек пересечения с интересами России тут много по всем трем концепциям: у нас проживает много тюркских народов (а еще больше их — во входящих в зону наших жизненных интересов Средней Азии и Закавказье), в составе России есть бывшие османские территории (тот же Крым), ну и мусульман (причем в основном именно суннитов, как и турки) у нас двадцать миллионов. Так что же, Турция обречена быть нашим врагом? Нам нужно не просто опасаться турецкого влияния и проникновения, не просто противодействовать ему, но и перейти к политике активного сдерживания Турции? Причем это нужно сделать как можно быстрее — пока не поздно, пока коварный турок снова не ударил нам в спину! Так что же — пора сменить политику на турецком направлении?

Только в том случае, если мы не уверены сами в себе, печально оцениваем свои перспективы, а турок считаем неадекватными людьми, которыми движет мечта о том, как бы развалить Россию и поживиться нашими территориями и народами. Но турки — как и Россия — пережили сто лет назад национальную катастрофу. И в отличие от России, ставшей СССР, не смогли собрать обратно свою империю — более того, даже тем, что им удалось сохранить в виде Турецкой Республики, они во многом обязаны Москве.

Да, потом наша страна опять развалилась — уже в 1990-е, а турки в этот момент вошли в фазу национального подъема. Именно тогда и началось проникновение Турции в Среднюю Азию и Закавказье, именно тогда турецкая "мягкая сила" стала завоевывать позиции в российской мусульманской общине и среди тюркских народов России. Если бы Россия не переломила тенденции распада 1990-х, нет сомнений в том, что сегодня турецкое влияние на нашей территории (и в зоне наших интересов) было бы куда серьезнее. И винить в этом мы могли бы только самих себя — слабый всегда добыча для сильного, тем более если речь идет о двух великих и переплетенных бесчисленными связями соседних цивилизациях (еще и с общим византийским образцом — пусть и по-разному усвоенным).

Да, у турок огромные амбиции и сильный лидер — но они вовсе не похожи на безумцев, не реагирующих на меняющиеся обстоятельства и условия. Эрдоган играет вдолгую — и в умении защищать и продвигать национальные интересы ему мало равных на мировой арене. Но у нас есть Путин, который не только не уступает турецкому президенту в борцовских качествах, но и является архитектором современных российско-турецких отношений, уже скоро как два десятилетия выстраивая их вместе с Эрдоганом. "Турецкий поток", покупка С-400, сирийская война — это вехи наших отношений в минувшем десятилетии.

Не стоит забывать и о том, что у турок есть свои поводы для тревоги — ведь наша операция в Сирии идет не просто в зоне их жизненных интересов, но и у их границ. При этом Россия считается с турецкими интересами в Сирии — и закономерно ждет того же как в Закавказье, так и на Украине. Тем более что в Анкаре прекрасно понимают, где в обоих регионах проходят наши красные линии.

Отношения двух стран слишком важны для них обеих, чтобы они могли позволить их разрушить, причем как внешним силам (атлантистов категорически не устраивает сближение Москвы и Анкары, не говоря уже о треугольнике Москва — Тегеран — Анкара), так и внутренним (какими бы благими "патриотическими" аргументами они ни прикрывались).

Сильной (и внутренне, и на мировой арене) России не стоит опасаться турецкого влияния — а слабую Россию и ее зону интересов бросятся рвать на куски все кому не лень. Сильной России и сегодня, и стратегически выгодна и нужна сильная, самостоятельная Турция — и наоборот. На предстоящей встрече Путин и Эрдоган будут исходить именно из этого.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Главные темы

Орбита Sputnik