07:46 17 Ноября 2018
Прямой эфир
  • USD65.99
  • EUR74.90
Члены экипажа танка Т55 Сасрыква

Железный "Сасрыква": как грузинский танк принес победу Абхазии

© Фото : предоставлено Асланом Кутарба
Новости
Получить короткую ссылку
6796175

Ежегодно в Абхазии 15 августа вместе с Днем добровольца отмечается День танкиста. Члены экипажа танка Т-55 "Сасрыква" поделились с корреспондентом Sputnik воспоминаниями о том, как начался их боевой путь, каким он был, и рассказали о судьбе их железного "товарища".

Бадри Есиава, Sputnik

Железный "Сасрыква"

В начале октября 1992 года абхазские войска переходят в наступление и начинают военную операцию по освобождению Гагры. Одним из участников этой кровопролитной операции был Аслан Кутарба, который вместе со своим однополчанином Виталием Дбар нашли в окрестностях Гагры брошенный грузинами танк Т-55.

"Когда мы увидели его, Виталий сказал, что он обучался управлению танком в армии, и что он нам еще пригодится. Тем более что наше ополчение было практически без оружия и техники. Я ничего не понимал в танках, но, понадеявшись на друга, согласился ему помочь", — рассказал о своей первой встрече с будущим "Сасрыквой" Аслан Кутарба.Танк стоял без аккумуляторов, добавил Кутарба, а их там должно быть четыре штуки, но найти такое количество аккумуляторов, да еще такого размера, было крайне проблематично. Вскоре до них дошла новость о том, что в районе старой Гагры подорвался на мине абхазский танк, с которого и были сняты необходимые детали для "Сасрыквы". Было решено назвать его "Сасрыква" в честь героя абхазского эпоса о Нартах.

Члены экипажа танка Т55 Сасрыква
© Фото : предоставлено Асланом Кутарба
Члены экипажа танка Т55 "Сасрыква"

Завели. В Т-55 было 19 снарядов, но для вступления в бой не хватало еще много запчастей. Было решено отогнать пополнивший скудные ряды абхазской военной техники танк в Гудауту. Там устранили основные неполадки и отправились на позицию в село Эшера, где он снова сломался, и уже было невозможно его починить без некоторых дефицитных запчастей.

"Нам сказали оставить танк в Гудауте и вернуться на позиции, но мы понимали, насколько даже один танк важен для армии, сколько жизней он может спасти и сколько уничтожить врагов. Мы приняли решение ехать в Майкоп за запчастями", — вспомнил Кутарба.

Он и еще несколько его товарищей отправились в Россию за деталями не только для "Сасрыквы", но и для остальных танков. Нашли, купили, уже радостные ехали обратно, но по дороге их остановили патрульные, обыскав машину, изъяли все.

С обидой в сердце, чуть ли не в слезах абхазские бойцы вернулись в Гагру, где обратились к главе администрации города, на тот момент Руслану Язычба, который поручил вернуть любой ценой запчасти начальнику ГАИ Омару Агрба. Вскоре жизненно важные запчасти были возвращены.

Шестеро в танке, не считая собаки

С трудом отремонтированный "Сасрыква" снова занял боевую позицию в селе Нижняя Эшера, где началось укомплектование экипажа. К Аслану Кутарба и Виталию Дбар присоединились Зураб Цколия из села Отхара (механик-водитель), Разамбей (Робик) Абухба из Сухума (механик-водитель), Валера Пачалия из Гудауты (наводчик), Аркадий (Малыш) Чкок из села Блабырхуа (наводчик), Феликс Папба из села Бармыш (заряжающий), а командиром был назначен Аслан Кутарба из Блабырхуа.

"Экипаж собрался отменный, а некоторые были уже довольно опытными танкистами", — подчеркнул командир.

Зураб Цколия пополнил состав "Сасрыквы" после того, как танк 002 — "Абраскил", в котором он был механиком-водителем, упал с обрыва и разбился, а Робик Абухба был инструктором по вождению танка в армейские годы.

Во время недолгого перемирия к ним присоединился еще один член экипажа – собака, которой за ее окрас дали прозвище Тигр.

"Когда объявили перемирие в июле 1993 года, мы стояли в Эшере, куда приехали представители российской стороны, чтобы во избежание нарушения договоренностей снять клин затвора на танках, без которого невозможно стрелять. Позднее нам было приказано отойти к Новому Афону, где и прибилась собачонка", — рассказал водитель танка Разамбей Абухба.

За Тигром ухаживали по мере возможностей и брали его с собой повсюду. Это был смышленый пес, вспомнили ветераны, боялся, что мы его бросим и пытался запрыгивать на танк, когда мы на него взбирались. Иногда ему удавалось с первого раза, но чаще Тигру помогали сами бойцы. Спустя два месяца Тигр заболел и умер. К счастью, это была единственная потеря экипажа за время войны.
Клин, затвор танка "Сасрыква", кстати говоря, так и не вернули, экипажу пришлось самим его доставать.

Вперед на Сухум

После того как Грузия нарушила соглашение о прекращении огня и механизме контроля за его соблюдением, подписанное 27 июля в Сочи, "Сасрыква" вернулся на позиции в село Эшера. Там они простояли три дня и прикрывали пехоту.

"Было указание, что в день танки должны выпускать до 50 снарядов по захваченной врагами территории, чтоб облегчить продвижение пехоты. Надо было сделать так, чтоб грузины не могли даже высунуться", — рассказал Кутарба.

По его словам, было всего четыре танка, не считая остальных видов бронетехники, которым пришлось разделиться по разным направлениям. Один танк остался на позиции, другой направился к селу Шрома, третий в нижнюю Эшеру, а экипаж "Сасрыква" выступил по направлению к Сухуму через верхний Гумистинский мост.

Мост был частично поврежден бомбами из вражеских самолетов и артиллерийских орудий, уверенности в том, что он не рухнет, не было.

Ветераны вспоминают, что этот маршрут был одним из самых сложных. Не было известно, выдержит ли мост танк в 40 тонн, и не заминирован ли он.

"Была задача пройти через Гумистинский мост к Лечкопу, что чуть выше Республиканской больницы. Подъехав к нему, мы перекрестились. Было страшно, но надо было идти дальше", — рассказал водитель-механик танка Разамбей Абухба.

Молитвы экипажа были услышаны. Благополучно миновав мост, они заехали в Ачадару, где в районе старой профилактики обнаружили подбитый грузинский танк с телом командира внутри.

Новый трофей был отбуксирован Геннадием Смыр в Эшеру. Вскоре он был отремонтирован и назвали его "Мустанг-005" в честь уничтоженного предшественника.

Так как не хватало техники и самих танкистов, экипажу "Сасрыква" пришлось разделиться. В "Мустанг" перешли наводчик Валера Пачалия и механик-водитель Разамбей Абухба, к ним присоединился заряжающий Феликс Папба.

"В ночь с 26 на 27 сентября из главного штаба нам сообщили, что начались ожесточенные бои в районе сухумского вокзала, и мы должны переместиться туда, чтобы прикрыть огнем пехоту. При поддержке техники столичный вокзал был освобожден", — отметил Кутарба.

По воспоминаниям ветеранов, первым абхазским танком, который подошел к Совмину во время освобождения Сухума, был "Сасрыква". Они подчеркнули вклад каждого бойца, каждого батальона в достижении победы и, несмотря на то, что им пришлось разделиться, защитники Абхазии отметили, что каждый из них в душе все еще член экипажа танка 003 — "Сасрыква".

"Неправильно говорить, что кто-то на войне сделал больше, а кто-то меньше, если он на самом деле воевал, не дрогнул перед врагом. Все мы герои и никого нельзя забывать", — сказал Аслан Кутарба.

Боевые будни – меткий выстрел

В один из дней войны, грузинские войска особенно активно обстреливали позиции абхазских войск в районе села Эшера, в местечке под названием Кутыщха. С экипажем "Сасрыквы" связался командир батальона Фазлыбей Авидзба и сказал, что в противоположной от них стороне, вблизи Цугуровки, стоит дом, в котором засел вражеский отряд, и его надо ликвидировать.

"От нас до этого места было более пяти километров. В бинокль мы наблюдали какое-то хаотичное движение людей. Грузины то забегали в дом, то выбегали. Наводчиком в тот день был Валера Пачалия, и он был не просто наводчиком, а одним из лучших в этом деле", — поделился Кутарба.

Ситуацию усложняло и то, что на танке не было прибора по измерению расстояния, но, несмотря на это, по рассказу Кутарба, первый снаряд Пачалия упал вблизи дома и убил немало врагов, все забежали внутрь здания, куда он очень точно посадил второй снаряд.

"Это было удивительно, что с такого расстояния, да еще и без дальномера, он так точно попал в цель", — сказали ветераны.

Боевые будни – ликвидация снайпера

Другая история экипажа "Сасрыквы" связана с грузинским снайпером, который засел неподалеку от Гумистинского моста и не давал абхазским бойцам даже высунуть голову из окопа. Командир пехотного батальона Амиран Берзения связался с танкистами и попросил уничтожить надоедливого снайпера, чем они и занялись.

Днем было опасно выходить на удобную для обстрела позицию, поэтому решили выступить ночью. Учитывая отсутствие дальномера и дефицит боеприпасов, было необходимо решить задачу раз и навсегда одни выстрелом. Наводчиком тогда был Аркадий Чкок, который, по воспоминаниям ветеранов, применил чудеса изобретательности в решении проблемы.

"Аркадий нашел где-то нитку, разделил ее на две части и глиной прикрепил в виде креста на дуло, это было своего рода прицелом (когда танк не заряжен, через дуло можно видеть цель, объяснил командир экипажа). Направив дуло в окошко дома, где был снайпер, Чкок произвел выстрел и вправду поставил крест на враге", — рассказал Кутарба.

Боевые будни – беспощадный шторм

Одним из самых страшных моментов войны для Зураба Цколия была переброска сил в Очамчыру на барже по морю, когда поднялся шторм до восьми баллов. Он часто вспоминает тот день как кошмарный сон.

"Мы должны были причалить к Очамчыре, но из-за шторма не смогли, начали возвращаться к Новому Афону, но и там не получилось выйти на берег, только доплыв до Пицунды, миновали опасность. На барже плыло несколько танков, газ 131 и много людей, некоторые из них теряли сознание в дороге, а часть оружия унесло водой", — поделился своими воспоминаниями Зураб Цколия.

Боевые будни – неразбериха в Очамчыре

Во время освобождения Очамчыры от захватчиков  экипажу "Сасрыквы" и всей бронетехнике Восточного фронта был дан приказ не стрелять по танкам, выезжающим из города. В этот момент произошла неразбериха. Вместо абхазского танка выехал грузинский и лицом к лицу столкнулся с "Мустангом".

"Мы поняли, что это не наш танк, только когда он в нас выстрелил. Но, к счастью, снаряд прошел по касательной. Не растерявшись, я быстро развернулся, а Валера Пачалия  выстрелил вдогонку и попал прямо в моторный отсек уезжающей вражеской техники. Танк остановился", — вспомнил Разамбей Абухба.

Не успев понять, что вообще произошло, как рассказал Абухба, сзади появился еще один танк, но повернуть башню они не успевали, так как не работала гидравлика (электрический стабилизатор). Было решено развернуть танк в обратную сторону, и второй танк тоже был подбит.

"Все это было так быстро, что осознали произошедшее только спустя какое-то время", — сказал Абухба.

В течение почти трехчасовой беседы ветераны рассказали много историй о войне, но, к сожалению, включить их всех в один рассказ просто невозможно. Скорее, они могли бы войти в отдельную книгу о боевом пути каждого из них.

"Несуществующие" ордена и забвение "Сасрыквы"

За послевоенные годы из шести членов экипажа "Сасрыквы"в живых осталось четверо. Наводчик Аркадий Чкок подорвался на мине в Галском районе, возвращаясь с военной службы, наводчик Валера Пачалия умер от сердечного приступа в 2011 году.

Ветеранов огорчает, что обещанные всему экипажу ордена Леона многие из них так и не получили.

"Во время перемирия в июле мы стояли в Новом Афоне, куда приехал начальник штаба бронетанкового батальона Валерий Цкуа, который зачитал указ о присвоении всем танкистам и экипажам бронетехники наград не ниже ордена Леона. Мы воевали не за награды и медали, но если они нам присвоены на бумаге, то почему их не вручить? Мы не сделали ничего такого, чтобы нас могли лишить этих наград, ни перед кем не провинились", — сказал от лица своего экипажа командир Аслан Кутарба.

Единственный, кому был передан через брата орден Леона — Аслан Кутарба, но он считает, что у него этого ордена нет, пока такую же награду не дадут всему экипажу без исключения, так как все они одинаково его достойны.

Члены экипажа танка Т55 Сасрыква
© Фото : предоставлено Асланом Кутарба
Члены экипажа танка Т55 "Сасрыква"

"Сасрыкуавцы" все еще не могут понять, за что с ними так поступили. С этим вопросом подходили и к руководству страны в разное время, но он так и остался без ответа.
Через два месяца после войны танкисты привезли "Сасрыкву" в Агудзерскую военную часть, где он пришел в негодность.

"Он был варварски разобран, остался только кузов, который гнил где-то в кустах. Мы решили его забрать, покрасили, привели в порядок и хотим поставить его как символ победы и напоминание для наших детей", — сказали ветераны.

Но и в этом они столкнулись с кучей проблем. Их просьба поставить "Сасрыкву" в Гагрском районе, где он начал свой победный путь, была отвергнута администрацией. Сейчас танк Т-55  003-"Сасрыква"стоит в первом Гудаутском мотострелковом батальоне и находится в нерабочем состоянии.

Каждый год 15 августа, в День танкиста, который совпал с Днем добровольца, оставшиеся в живых члены экипажа "Сасрыквы" встречаются в Яштухе, где на постаменте стоит танк 005-"Мустанг", и возлагают цветы к нему в память об утраченных навсегда товарищах.

Теги:
Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik