15:50 16 Января 2017
Прямой эфир
Амре Жаде

Джемре Жаде: не жалею, что осталась в Абхазии

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
2010163

О том, как представительница одного из крупнейших адыгских племен, шапсугов, Джемре Жаде впервые познакомилась с Абхазией, и что повлияло на ее решение переехать из Турции и остаться жить в Абхазии, рассказала Sputnik социолог Амра Джемре Жаде.

Рада Ажиба, Sputnik.

Предки Амры Джемре Жаде были из тех, кто стал жертвой политической обстановки на Кавказе в начале XIX века. Вопреки их воле представители фамилии Жаде с территории нынешнего Краснодарского края были вывезены в Турцию. Сегодня потомки махаджиров Жаде живут в селе Сакариа — Адапазара.

Джемре Жаде историю предков знает по рассказам своего деда. Дедушка Джемре, Кьазым Ертрук Жаде, был врачом, прожил долгую жизнь. По словам внучки, все представители абхазо-адыгской диаспоры в Турции считались с его мнением, прислушивались к его советам.

"Я представительница адыгской национальности, из племени шапсугов, но близка по духу к абхазам, я такая же добродушная, как и они. Историю наших предков знаю лишь по рассказам дедушки. Он при любой возможности говорил на родном адыгском языке, и старался научить нас с братом говорить на нем. Иногда говорил нам "принесите воды", "хочу кушать, накормите" на адыгском, чтоб мы хотя бы понимали язык. Помню, он часто рассказывал о родине, но, к моему стыду, я не особо интересовалась историей. Я многое пропустила из того, что давал дедушка", —  с сожалением признается Джемре Жаде.

Интересоваться историей махаджирства, говорит Жаде, начала лишь в студенческие годы, когда ее преподаватель предложила заняться изучением истории своего народа.

"Преподаватель по социологии сказала мне, ты — адыгейка, у твоего народа богатая история, начни как социолог изучать тему диаспоры. И тогда я задумалась. Немедля, я начала находить и читать литературу на эту тему. Как раз в этот период в 1993 году к нам в Турцию приехали родственники из Майкопа. Я не теряя времени стала записывать, расспрашивать их о том, что они знают о махаджирстве", — делится воспоминаниями репатриантка.

Жаде признается, что уже тогда она загорелась мечтой посетить Майкоп, и, конечно же, Абхазию.

"После окончания университета я решила продолжить учебу в аспирантуре в городе Нальчик. Во время учебы собрала очень много материалов на тему проблемы адыго-абхазской диаспоры. После защиты дипломной я вернулась в Турцию, это был 2005 год. Занимаясь данной темой, я не прерывно контактировала с абхазами, мечтала вступить на абхазскую землю, и при первой же возможности приехала "- рассказывает  Джемре Жаде.

Халдун Лейба.
© Sputnik / Илона Хварцкия

В Турции Джемре Жаде еще больше стала заниматься проблемой диаспоры, не раз посещала представительство диаспор в разных странах мира. Так в конце 2006 года по приглашению руководства Комитета по репатриации Джемре Жаде приехала в Абхазию.

"Я  изучаю проблемы наших соотечественников, как проходит их адаптация после переезда на историческую родину. Моя работа привела к тому, что меня пригласили и в Абхазию. Уже в самолете я представляла, какой будет моя встреча с Абхазией. Я, признаюсь, очень волновалась. Абхазия меня встретила теплой погодой, несмотря на то, что был декабрь. Здесь я сразу же стала заниматься работой. Совмещала изучение Абхазии и работу"- говорит с улыбкой Жаде.

По роду своей деятельности Джемре Жаде познакомилась с экс-министром МИД Абхазии Максимом Гвинджия. По ее словам, это он предложил ей остаться жить и работать в Абхазии, так как в стране практически не было социологов.

"Максим Гвинджия предложил мне остаться и работать в Абхазии. Он сказал, что с изучением абхазского языка и трудоустройством помогут. Социологов в Абхазии нет и, как специалист с большим опытом работы, я буду востребована. Я с удовольствием согласилась. Только сказала, что завершу свои дела в Турции, приеду через три месяца. Так и сделала", — призналась она.

Для изучения абхазского языка репатриантка ходила на подготовительные курсы, которые велись в Абхазском государственном университете. Но, по ее мнению, этих курсов, этой теории не хватало для полноценного изучения языка.

"Я быстро адаптировалась тут, только незнание языка меня смущало. Я ходила на подготовительные курсы при АГУ, но мне не хватало практики. Я начала жить в абхазской семьей Кутарба, где все говорили лишь на родном языке. Через шесть месяцев я стала понимать полностью все на абхазском, а через восемь месяцев заговорила, даже давала интервью Абхазскому телевидению на абхазском", — отметила с гордостью Жаде.

Послевоенное время и разруха не испугали Жаде.

"Несмотря на то, что моя историческая родина — Майкоп, Абхазия меня приняла, приковала. Меня соблазнило абхазское радушие, открытость, их отношение к соотечественникам. Я не жалею, что 10 лет назад решилась переехать жить в Абхазию. Послевоенный период меня не испугал", — говорит Джемре Жаде.

Кандидат социологических наук  Джемре  Жаде работает в Центре стратегических исследований при президенте Абхазии и надеется на то, что Абхазия сумеет построить свою программу репатриации по образцу Израиля, которая предлагает переселенцам полный пакет социальной поддержки. По ее мнению, Абхазия стоит на пороге огромного роста и сможет позволить себе подобные программы уже через несколько лет.

Главные темы