14:23 17 Октября 2017
Прямой эфир
Мужчина на автозаправочной станции.

Повышение цен на топливо: платить будут пассажиры

© Sputnik. Валерий Мельников
В Абхазии
Получить короткую ссылку
114832

Кабинет Министров Абхазии постановил поднять цены на топливо на территории республики в первых числах апреля 2017 года.

О том, как на это отреагировали водители маршрутного транспорта и обычные автолюбители, узнал корреспондент Sputnik Бадри Есиава. 

Реализация решения Кабмина Абхазии не заставила себя долго ждать. На всех заправках столицы цены поднялись в среднем на 1,5 рубля в зависимости от марки и вида топлива.

Это не стало сюрпризом для водителей маршрутного транспорта, но они далеко не довольны таким решением министров и намерены требовать повышения тарифов на перевозки. Эту тему маршрутчики бурно обсуждали в среду утром.

"Вам надо было приехать утром, когда все собрались, чтобы обсудить повышение цен на топливо. Мы долго беседовали и пришли к тому, что будем требовать повысить тарифы на перевозки. Полтора рубля – это очень много, а мы себе в убыток работать не можем", — сказал один из водителей маршрута Гагра – Сухум.

Он и его коллеги добавили, что самовольно поднять цены на перевозки они, конечно же, не могут, но будут добиваться этого от Государственного управления энергетики и транспорта Абхазии. 

На заправках столицы цена за литр на АИ-92 поднялась до 35 рублей, 95-й – от 37 до 37,5 рублей, 98-й – 39,5 рублей, а дизельное топливо подскочило до 34,50 рублей на заправках абхазских компаний и на колонках "Роснефти". 

В топливной компания "АЗиД" пояснили Sputnik, что стоимость их продукта зависит от закупочных цен.

"С 6 апреля 2017 года на заправках ООО "АЗиД" были повышены цены на все виды топлива в размере 1,5 рубля. Наша компания, как и другие компании, реализующие нефтепродукты на территории Абхазии, находится в прямой зависимости от закупочных цен на топливо, складывающихся на внешних рынках, в первую очередь в РФ", — сообщили в отделе компании по работе с общественностью и СМИ. 

В то же время, в компании подчеркнули, что цены на топливо жестко регулируются государством. Расчеты формируются на основе закупочных цен, расходов по транспортировке, хранению, реализации топлива, налогов и иных платежей в пользу государства.

Поднятия цен на топливо в штыки восприняли и водители внутригородского маршрутного транспорта Сухума. Они тоже хотят  требовать повышения платы за проезд, так как за последние годы вместе с топливом подорожали автозапчасти и другие товары.

"В любом случае придется поднять тариф. Людей, конечно, тоже жалко, но и нас, водителей, должны понять. С введением НДС, помимо топлива, цены поднялись на все, начиная от запчастей и заканчивая продуктами. Мы тоже должны кормить свои семьи", — возмущен водитель маршрутного такси с десятилетним стажем Роберт. 

Его коллеги по "цеху" назвали решение Кабмина тяжелой ношей для водителей, о которой давно ходили слухи. Они пожаловались, что им приходится платить за все, а государство остается глухо к их нуждам, те же плохие дороги, которые "убивают" их средства заработка. 

"С тех пор, как мы подняли тариф за проезд до 15 рублей, цены повысились буквально на все. Если два года назад накладки стоили 1400, то сейчас уже 1800. Покрышки, масло, колодки подорожали на 20-30%. Дороги в городе ужасные, яма на яме. Нам даже негде нормально встать перед погрузкой. Никаких условий для работы", — эмоционально реагировали водители.  

Столичные маршрутчики уже сделали предварительные подсчеты своих расходов и планируют предложить поднять тарифы за проезд на пять рублей. 

Адгур, водитель внедорожника с объемом двигателя в 3, 5 литра, не знал, что цены на горючее поднялись, и назвал это неприятным сюрпризом.

"Расход топлива моей машины в среднем 15 литров на сто километров. Это, конечно, ощутимо ударит по карману", — быстро прикинул он личные расходы. 

Владелец кроссовера Батал приобрел свой автомобиль всего несколько дней назад и пока не определил, сколько он расходует топлива, но все равно подсчитал, что теперь будет заливать его меньше.

 




Главные темы

Орбита Sputnik

  • Мегафон

    За последние три года единственный сотовый оператор в Южной Осетии – компания "Мегафон" – платит все меньше налогов в бюджет.

  • Беженцы из Афганистана, фото из архива

    В Азербайджане работодатели предъявляют к беженцам те же жесткие требования, что и к трудовым мигрантам. Правозащитники бьют тревогу.

  • Армянская АЭС

    Мецаморская АЭС будет работать до тех пор, пока ее ресурс не будет исчерпан, несмотря на требования ЕС закрыть станцию в обмен на соглашение о партнерстве.

  • Цены на бензин

    Вопрос обеспечения внутреннего рынка Казахстана нефтепродуктами и углем находится на личном контроле президента Нурсултана Назарбаева.

  • Флаг Евросоюза на флагштоке. Архивное фото

    ОБСЕ все-таки нашла негатив в прошедших в Кыргызстане президентских выборах, хотя сама признала их конкурентоспособными и хорошо организованными

  • Координатор проектов Белтелерадиокомпании и Европейского Вещательного Союза Ольга Саламаха

    Координатор проектов Белтелерадиокомпании и Европейского Вещательного Союза Ольга Саламаха рассказала о подготовке к финалу детского "Евровидения" в Минске.

  • Военные учения НАТО, архивное фото

    От приготовления гамбургеров до миллионных инвестиций в развитие портов и аэродромов – способов заработать на "русской угрозе" масса.

  • Бедность, архивное фото

    Свыше 30 процентов граждан Литвы живет за чертой бедности – это худший показатель из прибалтийский государств и четвертый в целом по ЕС.

  • Авиакатастрофа в Кот-д'Ивуаре

    Власти Молдовы начали подготовку процедуры репатриации погибших в авиакатастрофе самолета Ан-26 в Кот-д'Ивуаре молдавских летчиков.

  • Мегафон

    За последние три года единственный сотовый оператор в Южной Осетии – компания "Мегафон" – платит все меньше налогов в бюджет.

  • Беженцы из Афганистана, фото из архива

    В Азербайджане работодатели предъявляют к беженцам те же жесткие требования, что и к трудовым мигрантам. Правозащитники бьют тревогу.

  • Армянская АЭС

    Мецаморская АЭС будет работать до тех пор, пока ее ресурс не будет исчерпан, несмотря на требования ЕС закрыть станцию в обмен на соглашение о партнерстве.