07:20 23 Августа 2017
Прямой эфир
Светлана Корсая

Светлана Корсая: журналистом я стала во время войны

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
Абхазскому радио 85 лет (22)
20960

Со дня начала Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов и до ее победного конца женщины Абхазии наравне с мужчинами стояли с оружием в руках на защите Родины. Женщины-бойцы, медсестры, журналисты - голоса представительниц прекрасного пола часто звучали во время войны в эфире Абхазского радио.

Sputnik, Анжелика Бения.

Работниками Абхазского радио во время Отечественной войны Народа Абхазии 1992-1993 годов в основном были женщины. И можно сказать, что голос женщин в радиоэфире стал подлинным голосом борющегося за свободу народа.

Сотрудники АР в 1970 году. Елена Гунба и Тина Корсая и главный инженер Аведис Тер-Мкртычан
© Фото: из архива Елены Гунба

Журналист, кандидат искусствоведения Светлана Корсая, делясь своими военными воспоминаниями, призналась, что когда началась война, первое, что она сделала, задала себе вопрос: "Чем я могу помочь?"

"Быть военным на фронте, быть медсестрой, спасать людей – это дар, его у меня не было. Я поняла, я могу писать, говорить, я могу помочь словом. Я нашла себя во время войны, а кто-то сутками пек хлеб, другой носил этот хлеб на фронт, что не менее рискованное дело", – сказала Корсая.

Светлана Корсая была военным корреспондент радиопередачи "Голос Абхазии", работала в эфире вместе с журналистом Владимиром Никоновым. "Голос Абхазии" выходил в эфир каждый день. Передача вещала на русском языке и не только по Абхазии.

"Информационную войну, я считаю, тогда мы выиграли. Несмотря на то, что средств на это почти не было. Работа наша была очень тяжелая. Не все в Абхазии знали, что происходит на самом деле. Роль радио и телевидения во время войны была важна. Если телевидение могли смотреть только в Гудаутском районе, то радио слушали как на Западном, так и на Восточном фронтах", – отметила журналист.

В первый же день конфликта Корсая поняла, это война. Как мирным абхазам удалось так быстро "переключиться на военные рельсы"?— задалась она вопросом.

"Я занималась культурой, я занималась прекрасным. Военным корреспондентом я стала во время войны. Представьте себе, что это для меня, когда я даже корреспондентом-то и не была до этого, а мне уже было 38 лет на тот момент, не так мало. В таком возрасте люди уже в этой профессии утверждаются, не начинают осваивать новую, но освоить мне было не очень сложно", – сказала Корсая.

Первые военные материалы Светланы Корсая были не с фронта.

"Так как я пишущий человек, меня посадили готовить передовицы. Я собирала разные материалы и из них делала общие. На телевидение ты еще что-то покажешь, у тебя есть картинка, а на радио у тебя есть только слово и нужно много говорить. Вот и приходилось писать длинные тексты", – отметила журналистка.

Примерно в феврале 1993 года Корсая начала выезжать в Эшеру, чтобы прямо с фронта записывать репортажи и интервью.

Героев передачи было много, отметила Корсая и рассказала про врача Лию Пачулия-Ачба, которую определили во время войны в госпиталь, но она ушла на фронт, когда узнала, что там не хватает квалифицированных медсестер.

"Я приезжала несколько раз к ней на фронт, но она была против, боялась за меня, видимо. Я человек очень боязливый, совсем не храбрая, но, когда я ее видела, мой страх исчезал. Я помню, мы поднялись с ней на Эшерский пригорок. Был период затишья. У нас у обеих было такое ощущение, что, вот, рукой подать до нашего родного города, но дойдем ли мы вообще до него? Такое получилось душещипательное, женское интервью. Я удивлялась, передо мной сидела хрупкая, красивая, молодая девушка с таким стержнем, с такой силой воли, а сколько душ она спасла!" – вспоминала военный период Светлана Корсая.

Журналистка назвала еще одну бесстрашную героиню, медсестру Ингу Габния, побеседовать с которой ей так и не удалось.

"Когда я беседовала в блиндаже с российскими добровольцами, они мне рассказывали про 19-летнюю девушку, которая научилась убегать от снайперов восьмерками. Это возможно, когда тебе 19, когда ты не думаешь о смерти. Ее, к сожалению, я тогда не нашла. Потом уже мы увиделись с ней в городе, договорились о встрече, но так и не встретились", – с обидой и болью в голосе сказала она.

Инга Габния погибла 22 июля 1993 года. Один из снарядов взорвался недалеко от нее, и отлетевший осколок попал ей в голову. За мужество, проявленное в боях, ей присвоено звание Героя Абхазии.

Корсая сетует, что не весь ее военный материал сохранился. После войны уцелела лишь малая часть – то, что ценно для нее. В ее военном архиве есть материал, который журналистка хочет опубликовать в наши дни, материал про 16 марта, про Мартовское наступление. Переломным моментом в тяжелое военное время, по ее словам, стала речь Шушаны Хеция, которая подняла дух людей и укрепила их уверенность в том, что победа будет за Абхазией.

"Провальная операция, наши не смогли взять город, погибло много ребят, и около шести дней нам не выдавали трупы. Это был самый страшный, самый ужасный период войны, когда враг хотел возбудить недовольство народа и, представьте себе, ему это почти удалось. Было собрание, и на нем мать погибшего бойца Шушана Хеция, которую записывали и на радио, и на телевидение, сказала, что наши дети погибают за правое дело, и их тела находятся на нашей земле, и наш долг освободить эту землю и потом уже предать их земле как подобает. Можно с уверенностью сказать, что это переломило ход истории, Хеция воодушевила всех", — добавила она.

14 декабря 1992 года над высокогорным селом Лата Гулрыпшского района был сбит вертолет российских вооруженных сил, совершавший гуманитарный рейс из блокадного города Ткуарчал в город Гудаута. За миг оборвались жизни 85 человек.

"Я помню, операторы должны были снимать каждое обгоревшее тело. Это были какие-то разрозненные, черные куски. Страшно вспоминать. Зачем я на это смотрела? Когда я вышла из морга, чтобы не умереть, я стала орать. Территория госпиталя была полностью усыпана людьми, но никто не обращал на меня внимания. Кричали все. Не столь важно тогда было, твой ли это близкий человек. Это было общее горе", – вспоминала Корсая.

Что бы ни произошло, текст и голос журналиста должны были звучать уверенно и жизнеутверждающе, отметила она. Сложно следовать этому правилу на фоне смертей и, кажется, невозможно, когда у тебя забирают родных, призналась Светлана.

Екатерина Бебия
© Фото: из архива Екатерины Бебия

"У меня погиб двоюродный брат на Восточном фронте, Аслан Надарая, ему было 22 года. И, естественно, было тяжело, но собраться было важно. Голос должен был быть победоносным. Нельзя было расслабляться", – сказала Корсая.

Она призналась: даже День Победы вспоминать тяжело.

"О том, что наши дошли до Ингура и настал долгожданный День Победы, объявил Владимир Никонов. Я помню, что была какая-то пустота внутри. Стало еще больнее, когда все это закончилось. Начинаешь вспоминать тех, кого потерял, а потерь было много. Это была не радость, а чувство, что война закончилась, но почему она была? Это было настолько варварски несправедливо, настолько жестоко, что о радости не помню, о слезах помню", – добавила журналистка.

30 апреля Абхазское радио отметило свое 85-летие. Sputnik Абхазия запустил спецпроект, в котором с 25 апреля по 9 мая будет рассказывать об истории формирования и развития абхазского радиовещания, его роли в национально-освободительном движении абхазского народа и о том, как Абхазское радио в период своего становления влияло на умы и настроения.

Темы:
Абхазскому радио 85 лет (22)
Теги:
Абхазия



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Газовая плита

    Из-за новых санкций США против России могут пострадать латвийские потребители - цены на газ вырастут.

  • Высоковольтные провода Висагинской АЭС, архивное фото

    Стоимость электроэнергии в Литве и других прибалтийских республиках за неделю выросла на 11%.

  • Валерий Трибой

    В Молдове бывшего замминистра экономики, обвиненного в нанесении особо крупного ущерба бюджету страны, приговорили к штрафу.