05:58 24 Августа 2017
Прямой эфир
Сергей Шамба

Шамба: Тамара Шакрыл стояла у истоков борьбы за независимость Абхазии

© Sputnik.
Аналитика
Получить короткую ссылку
11101

Абхазскому общественному и политическому деятелю, ученому и профессору Тамаре Платоновне Шакрыл 2 сентября 2016 года исполнилось бы 90 лет. Ее жизнь трагически оборвалась во время политических волнений в стране в ноябре 2004 года.

Экс-министр иностранных дел Абхазии, ныне депутат Парламента Республики Абхазия Сергей Шамба многие годы работал с Тамарой Шакрыл. Он рассказал корреспонденту Sputnik Бадри Есиава о том, какая была Шакрыл в работе и жизни, о ее вкладе в борьбе за национальные интересы и единство страны.

– Сергей Миронович, расскажите, с чего все начиналось? Насколько я знаю, Тамара Платоновна в 1988 году принимала участие в создании  демократического общественно-политического движения "Аидгылара", а вы его возглавили.

– Мы познакомились значительно раньше. В 1975 году, после армии, я начал работать в АбНИИ младшим лаборантом, там я познакомился с Тамарой Шакрыл. Надо сказать, что я уже о ней слышал, потому что воспитывался в семье, где тема наших общих национальных проблем всегда обсуждалась отцом, братом, многими деятелями и патриотами Абхазии. И со временем мы как-то больше стали с ней общаться, да и я вырос до ученого секретаря института и поэтому имел отношения по работе с ней, обсуждали политические темы. Она очень любила меня и называла Сергунчиком.

Знаете, я видел в ней такую Пассионарию, лидера коммунистов Испании Долорес Ибаррури, что по-испански означает пламенная. Она была такая же пламенная, бескомпромиссная и ответственная и последовательная в борьбе за отстаивание интересов народа. Известна ее деятельность, когда она еще была студенткой в Москве — письма, которые она вместе с сестрой писала Сталину. В то время это была единственно возможная форма выражения. Ее родной дядя Константин Шакрыл в 40-х годах тоже писал такие письма и преследовался, приходилось скрываться за пределами Абхазии. Видимо, ей передалась эта боль.

Мы часто с ней говорили об этих проблемах. Бывало, когда она звала меня прогуляться по набережной, иногда спорили, но чаще всего соглашались. Правда, был случай, когда серьезно разошлись наши мнения о том, каким должно быть абхазское государство. Наша полемика даже вылилась на страницы газеты "Республика Абхазия". Тамара Шакрыл говорила, что Абхазия должна быть национальным государством, я говорил, что по факту это невозможно, так как Абхазия многонациональная страна, и надо думать о том, как строить гражданское общество. А так, конечно, она была выдающимся деятелем абхазского национального движения. Уже после войны, молодое поколение абхазских политиков называли ее бабушкой абхазской революции.

Тамара Платоновна и погибла, можно сказать образно, на баррикадах. Вот так трагически закончилась ее жизнь, когда она, несмотря на возраст, не могла оставаться в стороне, всегда была в гуще событий.

Я говорю о ней, как о патриоте и борце за интересы абхазского народа, но она была еще серьезным ученым. Это видно, так как она доктор, профессор, у нее много статей по лингвистике. Я не специалист в этой области, но знаю, что с ней считались.

– Давайте напомним нашим радиослушателям, для чего создавалось движение "Аидгылара" и в чем была его суть?

– Организация "Аидгылара" была таким логическим продолжением длительной борьбы, которую вел абхазский народ, его лидеры и интеллигенция. Я не говорю о той борьбе, которая была в Российской империи, трагических событиях XIX века, когда, кстати говоря, все наши проблемы происходили из-за того, что не было лидеров, достойных объединить нацию. Общество было разобщено. Потом, в советское время, недовольства выражались в тех письмах, которые писали представители абхазской интеллигенции в партийные органы ЦК КПСС, Сталину и прочим. И вот события 1967 года и последующие события выдвинули пламенных патриотов Абхазии, когда на народных сходах, массовых митингах выражали свое недовольство. В период перестройки, когда появились новые надежды и возможности, опять активизировалось наше движение. Именно тогда молодое поколение в то время вступили в ряды борцов, и была создана организация "Аидгылара".

Несколько позже, когда я ее уже возглавлял, все-таки выстроили четкую партийную систему. Она была настолько эффективной, что к нам приезжали со всего Советского Союза. Тогда было время подъема национального самосознания и борьбы за интересы народа в разных частях Советского Союза. У нас было две газеты, и все это вызывало интерес. Нам удалось собрать представителей всех автономий и народов, не имеющих ее, в Москве и, учитывая наше влияние в обществе, нам даже предоставили зал в здании Верховного совета СССР на улице Калинина 27, где присутствовали  такие руководители, как Мишанов, Абдулатипив, Владислав Ардзынба был. И все выступающие говорили спасибо абхазскому народу.

– А какую роль Тамара Шакрыл сыграла в этом движении? Хотелось бы конкретнее узнать.

– Она была одной из тех, кто стоял у истоков этой борьбы еще с конца 40-х годов. Были этапы, когда одно поколение вступало в другое, то есть это результат наших сегодняшних успехов в деле строительства государства и, конечно же, каждое поколение вносило новый вклад и совершенствовало методы этой борьбы. Когда началась война, именно потому, что была эта идея, люди встали на ее защиту, и та работа, которая проводилась  нами на Юге России и Северном Кавказе, привела к тому, что бороться за эту идею приходили добровольцы.

Сергей Миронович, вы сказали, что Тамара Шакрыл всегда отличалась своей смелостью и непокорностью в вопросах государственности Абхазии. Одно лишь письмо Сталину чего стоит? В нем она открыто критиковала советское руководство за неправильную политику, которую оно ведет в Абхазии. Как вы считаете, это была смелость от природы или же осознание того, что абхазский этнос находится под серьезной угрозой, заставляло ее находить в себе силы?

– Я знаю практически всех активных борцов за интересы абхазского народа, и я хочу сказать, что Тамара Шакрыл была, наверное, самая искренняя, принципиальная и последовательная во всем этом движении. Повторюсь, с начала 40-х годов и до конца своей жизни она была в гуще событий. Мы знаем, что были периоды, когда ее преследовали, увольняли с работы. 

Когда ее уволили из пединститута за ее взгляды и предложили устроиться в АбНИИ, она принципиально отказалась, и только после того как оттуда ушли те люди, которых она обвиняла, Тамара Шакрыл согласилась работать там.

– Тамара Платоновна не раз в своих речах подчеркивала угрозу, которая исходит от глобализации. Считала, что глобализация требует слишком большой платы за хорошую жизнь от малочисленных народов. Насколько сегодня актуальна это проблема в Абхазии?

– Тамара Шакрыл была права, потому что глобализация – это, на самом деле, угроза для маленьких народов, и с ней я, конечно же, соглашался, но другое дело то, что мы не можем этому противостоять. Это такой процесс, который катком переезжает. Кстати говоря, мы сегодня видим негативные результаты глобализации в мире.

– Как коллеги мужчины воспринимали Тамару Платоновну? Прислушивались ли к ее словам? Как ей удавалось донести до них свою позицию?

– Во всех ситуациях, где я был свидетелем, даже если с ней не соглашались, никто в конфликт не вступал, потому что все прекрасно понимали, кто она и кто они. Никто не мог сравниться в заслугах с ней.

– Трагическая гибель Тамары Шакрыл  случилась во время массовых волнений  возле здания Администрации президента. Вы там находились в тот момент и видели своими глазами?

– В толпе все это не было видно, но услышал выстрел, шум. Мы приехали в больницу, куда ее привезли. Была надежда, что она останется и выживет, но так трагически случилось. Я бы хотел, чтобы это было уроком и предупреждением о том, к чему могут привести такие события.

Теги:
Абхазия



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Железнодорожная станция, архивное фото

    Министр сообщения Латвии назвал успешным заседание латвийско-российской межправительственной комиссии.

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.