07:38 18 Ноября 2017
Прямой эфир
Архивное фото.

Любимое оружие США больше не ищут

© AFP/ KIM JAE-HWAN
Аналитика
Получить короткую ссылку
39910

Об инцидентах с химическим оружием в Сирии и реакции на них мирового сообщества рассуждает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

Россия, воспользовавшись правом вето, заблокировала в Совбезе ООН резолюцию о продлении мандата совместной миссии Организации Объединенных Наций и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) по расследованию химической атаки в Хан-Шейхуне (Сирия) в апреле текущего года.

Мандат действует до 17 ноября, и, если к этому времени будет найден консенсус, Совбез может вновь рассмотреть данный вопрос и продлить мандат.

Напомню, что многие эксперты высказывали обоснованные сомнения в том, что химическая атака в Хан-Шейхуне имела место в действительности. Слишком многие факты указывали на инсценировку (впрочем, с реальными жертвами). "Спасатели" и средствами защиты пренебрегали, и "помощь" жертвам оказывали неквалифицированно и непонятно от чего. Да и засветившиеся ранее боевики активно изображали из себя медиков.

Мало, однако, заподозрить подвох. Его надо доказать. Собственно для этого и был создан Совместный  механизм расследования ООН и ОЗХО. Но, как это часто бывает нынче, следователи с работой не справились. Скорее всего и не пытались справляться. Запад ведь принял политическое решение еще до начала расследования – виновен Асад. Именно к такому выводу расследование и должно было прийти.

Первые инциденты с химическим оружием начали происходить в Сирии в 2011 году. Тогда его применяли и боевики, и правительственные войска. По крайней мере, такова официальная версия, которую никто не оспаривает. 

В 2012 году, после очередного кризиса, Дамаск признал, что химическое оружие у него есть, но применение отрицал. В результате Совбез ООН принял резолюцию № 2118, которая обязала Сирию расстаться с химическим оружием. Вывоз оружия с территории Сирии должна была обеспечить Россия, а его ликвидацию проводили США.

В 2014 году было заявлено, что с территории Сирии вывезено все химическое оружие, а в январе 2016 года ОЗХО сообщила, что последние контейнеры сирийского химоружия уничтожены в Техасе.

Тем не менее, обвинители Сирии не угомонились. Как только в руках у сирийского правительства не осталось химоружия, боевики стали применять его без стеснения, перекладывая в каждом случае ответственность на Асада.                     

США и их союзники делали вид, что верят. Ведь это было так удобно – каждый раз можно было рисовать образ "тирана-Асада", безжалостно уничтожающего собственный народ, а заодно и на Россию тень бросить. Это же она контролировала вывоз оружия.

По мере успехов российской коалиции в борьбе с исламистами становилось понятно, что "химические провокации" против Асада не дадут достаточный повод для прямой интервенции Запада, и вопрос компрометации России вышел на первый план. Москва должна выглядеть в глазах мирового сообщества пособницей «химических террористов».

Ради этого Вашингтон, Лондон и Париж с союзниками отказались поддержать российское требование, чтобы до принятия решения о продлении мандата миссия отчиталась о проделанной работе. И все желающие могли бы оценить добросовестность работы миссии и доказательность ее выводов.

Но партнеры, как в анекдоте, решили, что джентльменам надо верить на слово. Когда же Россия отказалась забегать вперед паровоза, США и Великобритания начали лицемерно вздыхать и выражать надежду на изменение позиции Москвы.

Традиционная международная политика базируется на искусстве компромисса, когда каждая сторона идет на определенные уступки. США, однако, давно считают, что уступать должны только им, а они нет. В таком варианте договоренности невозможны, возможен только диктат. 

Но Вашингтон уже давно недостаточно силен для того, чтобы всем диктовать свою волю. В результате возникают тупиковые ситуации, подобные той, что сложилась в Совбезе ООН.

Казалось бы, американская позиция беспроигрышна. Уступит Москва – и Асада обвинят в химической атаке. Не уступит – Россию обвинят в том, что мешает расследованию. Однако наглость и алогичность американских действий, несущих угрозу коллективной безопасности, в том числе и безопасности их собственных союзников, уже привели к тому, что США не только перестали верить – их перестали бояться, поскольку даже безоговорочное подчинение не гарантирует от эксцессов, вроде свержения Мубарака в Египте и попытки убить Эрдогана в Турции.

Вся политическая конфигурация на Ближнем Востоке существенно изменилась за последние два года именно потому, что даже наиболее верные американские союзники (Саудовская Аравия и Израиль) начинают сближаться с Россией, которую Вашингтон определил как своего главного врага.

В поддержке Москвы государства Ближнего Востока видят защиту от непредсказуемого американского гегемонизма.                         




Главные темы

Орбита Sputnik

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.

  • Архивное фото президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и премьер-министра Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова

    Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил с днем рождения избранного президента КР Сооронбая Жээнбекова.

  • Научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян

    Колумнист Sputnik Геворг Мирзаян о ключевых приоритетах официального Минска, резолюции ООН по Крыму и миротворцах в Донбассе.

  • Командующий НВС Латвии генерал-майор Леонид Калниньш

    Действия России свидетельствуют о стремлении повысить свою обороноспособность, а не о желании укреплять экономические связи, считает командующий НВС Латвии.

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.