12:05 24 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD63.95
  • EUR70.28
Шарам Маршан

Человек с татуировкой звезды. Невыдуманная история Шарафа Маршан

© Sputnik Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
Репатриация: проблемы и перспективы (130)
1627102

Коммунист и врач, экс-депутат Парламента Сирии и один из лидеров черкесской диаспоры на Ближнем Востоке Шараф Маршан исполнил давнюю мечту и переехал жить на историческую родину в Абхазию, где в настоящее время помогает обустроиться таким же репатриантам, как и он сам.

Sputnik, Астанда Ардзинба.  

Шараф Маршан  - депутат трех созывов сирийского Парламента, в прошлом председатель Черкесского культурного центра в Дамаске, близкий друг семьи Башара Асада. Сегодня Шараф живет в Сухуме и работает в Госкомитете по репатриации, помогая вернуться на историческую родину и адаптироваться  в новых условиях таким же репатриантам, как и он сам. 

На просьбу рассказать о себе Шараф отвечает просто: "Мне 77 лет — и это вся моя история". Он, безусловно, скромничает, потому как биография этого человека поражает даже видавших виды людей. Молодые коллеги его так и зовут "легендарный". 

Он родился в 1940 году в Дамаске в семье выходцев из Абхазии. Детство провел у Голанских высот. Это горное плато на высоте более чем 1000 метров над уровнем моря, простирающееся на восток от Тивериадского озера и долины Хула далее в глубь Сирии, долгое время остается спорной территорией. С 1944 по 1967 года Голанские высоты — часть сирийской провинции Кунейтра — были захвачены Израилем в ходе так называемой Шестидневной войны. До сих пор обе страны не могут найти компромисса в этом вопросе, пока значительная часть территории фактически находится под юрисдикцией Израиля. Именно Голанские высоты стали прибежищем для сотен семей, пришедших с Кавказа, в том числе из Абхазии.

Ряд исследователей отмечают, что после Шестидневной войны 1967 года, которую Израиль вел против коалиции арабских государств, абхазы и черкесы, проживавшие в крупном населенном пункте Гасания (ныне территория Израиля) покинули Голанские высоты и переехали в Дамаск и его окрестности. 

"Мои родители, также как и я, родились в Сирии. Моя семья жила у Голанских высот, где и прошло мое детство и юность. Мое родное село носило название Мусси, и проживали в нем исключительно абхазы. Мой прапрадед Хрипс Маршан перебрался в эти края из города Эскишехир в Турции, где оказался в результате переселенческого движения на Кавказе", — рассказал Шараф Маршан. 

После окончания школы и службы в армии он уезжает в Турцию учиться в медицинском университете. В это время он увлекается коммунистическими идеями и вскоре за участие в митингах попадает за решетку. "Я до сих пор коммунист", — гордо говорит Шараф. О его приверженности к идеям Маркса и Энгельса говорит и тату на руке в виде звезды и буквы "к". 

Из тюрьмы ему помог выйти не кто иной, как Хафез Асад, отец ныне действующего президента Сирии Башара Асада и близкий друг старшего брата Шарафа Мамдуха. За освобождение Шарафа Маршан Сирия выдала двоих турецких заключенных. 

"Хафез Асад учился в колледже вместе с моим старшим братом Мамдухом, который в последующем стал главнокомандующим воздушными силами Сирии. Кроме того, после они оба год вместе проходили военное обучение в Советском Союзе, где хорошо сдружились с Георгием Гулиа. В 1981 году Мамдух погиб, однако дружба с семьей Асада на этом не прекратилась, наши семьи продолжали друг друга поддерживать", — рассказал Шараф. 

Вернувшись в Сирию из Турции, Шараф добился больших успехов в карьере врача-гастроэнтеролога. В последующем он возглавил Ассоциацию врачей в Сирии, стал председателем Черкесского культурного центра в Дамаске. 

Абхазская диаспора в Сирии – это неотъемлемая часть черкесской общины в Сирии, отметил собеседник. Большая часть представителей абхазской диаспоры не владеет родным языком, язык общения для них – арабский. 

"Мы не могли позволить себе делиться и держались сообща. В черкесскую диаспору входят абхазы, абазины, черкесы и кабардинцы. В Сирии всегда можно определить выходцев с Кавказа. Это всегда самые бравые и смелые ребята. Мы сохранили все те качества, которые на нашей исторической родине в почете", — рассказал он. 

В 1998 году Шараф Маршан впервые был избран депутатом Парламента Сирийской Арабской Республики, в последующем он еще дважды переизбирался на эту должность. И, как многие его коллеги, поддерживал правительство Башара Асада. 

"В первую очередь, Башар Асад – это высокообразованный человек, который любит свой народ, свою страну. Народ его также любит. В молодости, когда только женился, он ездил по Дамаску без охраны, никто не стал бы на него покушаться. Возможно, сейчас в его окружении есть некоторые люди, которые настроены иначе. Но он, несмотря ни на что, делает свое дело и пользуется поддержкой народа", — отметил Маршан. 

С началом военных действий в Сирии семья Шарафа Маршан посовещалась и решила, что некоторые из них уедут на историческую родину  в Абхазию, а часть останется в Сирии.  

Тогда власти маленькой Абхазии сумели создать коридор для своих соотечественников и вывезти их через Россию в Абхазию. Шараф прибыл в Абхазию в 2011 году вместе с первой группой абхазов из Сирии. В аэропорту их встречали депутаты Парламента, общественные деятели и журналисты. В настоящее время в Абхазию из горящей Сирии уже перебралось несколько сотен человек. Здесь они получили статус репатрианта и всестороннюю поддержку государства. 

Первый раз Шараф побывал в Абхазии в начале восьмидесятых. Во время ознакомительной поездки по стране он познакомился со многими видными политическими и общественными деятелями республики, в поездках его и его друзей сопровождал поэт Геннадий Аламия. Во время Отечественной войны народа Абхазии Шараф привозил из Сирии гуманитарную помощь и обмундирование военным. Он несколько раз в 1992 году встречался с Владиславом Ардзинба. Об этих встречах он вспоминает так: "Мы приехали в тяжелое время, чтобы подбодрить наших братьев, боялись, что они падут духом. Но Владислав был невероятно энергичным человеком, и он зарядил нас большим оптимизмом. От него мы сами уезжали с большим воодушевлением".

В настоящее время у Шарафа в Сирии остается родной брат Уалид Маршан – действующий генерал правительственной армии Асада, который отвечает за линию фронта, проходящую по Голанским высотам. Каждый день братья созваниваются и рассказывают друг другу новости, в последнее время они все чаще хорошие. Шарафу и самому удалось съездить в Сирию. Он пробыл там два месяца и вернулся назад в середине февраля.

После вмешательства России ситуация в Сирии намного улучшилась, отметил он. Кроме того, в связи с договором о прекращении огня появились большие надежды на завершение войны, считает Шараф Маршан.

"Правительственные войска прекратили вести огонь. Однако некоторые террористические группировки до сих пор воюют", — рассказал он.

Таким образом, как заверяет Шараф, бои в Сирии продолжаются и после подписания сторонами договора о прекращении огня. Если в течение двух месяцев на террористические группировки не найдется управы, может снова завязаться большая война, уверен он. И тогда в нее ввяжется Турция, Ирак и Иран, что невыгодно двум большим мировым державам, России и США. 

 

Видеоматериал о лидере черкесской диаспоры на Ближнем Востоке Шарафе Маршан смотрите здесь>>


Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (130)
Теги:
выходцы, репатриация, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik