04:16 29 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD72.51
  • EUR84.68
В Абхазии
Получить короткую ссылку
1734112

В 2016 году Субтропическому дендропарку Абхазии исполнилось 120 лет. О его сложной истории, расцвете, упадке и новом возрождении рассказала корреспонденту Sputnik Бадри Есиава замдиректора по научно-исследовательской работе Института ботаники Абхазии Татьяна Гуланян.

Зарождение субтропического рая

Сухумский дендропарк был основан в 1884 году лесопромышленником из Костромской губернии Николаем Смецким, которому после смерти отца досталось большое наследство. То, как он попал в Абхазию, можно назвать стечением обстоятельств. В конце XIX века Смецкой в поисках благоприятного для своей супруги Ольги Филимоновой климата направлялся на корабле в Батуми.

В долгом плавании чета Смецких познакомилась с человеком, который рассказал им об Абхазии, ее красотах и девственной природе. Кто был этот человек, доподлинно неизвестно.

"Смецких настолько заинтриговала неизвестная страна, что решили сойти с корабля и увидеть ее своими глазами. Здесь они какое-то время гостили у русского офицера Аполлона Введенского, который жил в своем имении в районе Синопа", — рассказала замдиректора по научно-исследовательской работе Института ботаники Абхазии Татьяна Гуланян.

Несмотря на то, что Введенский был в первую очередь военным, в своих владениях он обустроил богатый редкими видами растений парк, более известный как "Синопский", которым Смецкие были восхищены.

В беседе с офицером они многое узнали о природно-климатических   условиях Абхазии и увлеклись растениеводством. Лесопромышленник изначально ставил перед собой цель создать парк с лечебными видами растений и деревьев, в особенности теми, которые помогают при легочных заболеваниях. В основном это были хвойные деревья — сосны, можжевельник. Существует документально неподтвержденная версия, что супруга Николая Смецкого страдала от туберкулеза.

Обладая огромным богатством, Николай Смецкой стал скупать земельные участки у местных жителей, на которых он постепенно создал три довольно крупных парка. Они располагались в Гульрыпше, Агудзере и в Синопе. Но самым его любимым «детищем» был современный дендропарк в Синопе площадью 40 гектаров. Первые насаждения на его территории появились в 1893-1894 годах и привезены были из Европы, а план парка был заказан в Италии.

По мнению Татьяны Гуланян, выбранное Николаем Смецким место для своего дендропарка благоприятно подходило для растений из разных климатических зон планеты. В течение нескольких лет на его территории было собрано свыше 220 уникальных видов.  

"Перепад высот на территории парка до 132 метров, что говорит о возможности создания нескольких микроклиматических участков, а температура там примерно на два градуса теплее, чем на других участках города", — отметила Гуланян.

Такой климат на территории Сухумского дендропарка связан с его расположением между несколькими холмами, которые ограждают его от холодных ветров.

Ботаник Гуланян добавила, что благоприятное влияние этих факторов видно невооруженным взглядом. Она сравнивает Сухумский дендропарк с Сочинским и Батумским и находит его более привлекательным, несмотря на то, что он сейчас переживает не лучшие времена.

По ее мнению, деревья в Батуми хоть и большие, но не такие красивые, как в абхазском дендропарке, а в Сочинском парке ситуация обратная. Даже канарские сосны в Абхазии выше, чем на их родине, примерно на 3-5 метров.

В течение нескольких лет Смецкой строил на территории своего парка интересный по своей архитектуре господский дом и разбил плантацию цитрусовых, средства от продажи плодов направлялись на содержание парка.

Уникальными растениями парка Татьяна Гуланян назвала коллекцию пальм, которых было до 40 видов, лишь 16 из них дошли до наших дней. Особое отношение у Николая было к камелии японской, цветки которой он нередко подсчитывал из научного интереса. Были и растения семейства суккулентов. Эти растения имеют специальные ткани для запаса воды, как у агавы, кактуса или алоэ.

Парк Николая Смецкого и собранные в нем уникальные виды растений высоко оценивались европейскими учеными-ботаниками. 

Расцвет и упадок

К концу XIX столетия Сухумский дендропарк достиг пика своего расцвета и, казалось, что его "зеленому" будущему уже ничего не может помешать. Все самое сложное позади, впереди лишь дополнение коллекции и трепетный уход за растениями. Но настал XX век, который был насыщен политическими потрясениями, революционными настроениями, что, в конце концов, привело к свержению монархии в России.

"В этот период уже не было тщательного ухода за парком, и Смецкой, по неизвестным мне причинам, отказался от него, но окончательно выбросить его из своей жизни он не мог. Николай пытался найти человека, которому можно было бы доверить парк", — сказала Гуланян.

Долгое время Смецкой писал письма в разные инстанции, в которых описывал всю уникальность его парка, но эти письма остались без ответа. А в 1914 году на горизонте появился лучик надежды, который быстро погас.

От Российской Академии Наук в Абхазию был командирован дендролог Дмитрий Арцыбашев для оценки важности и богатства Сухумского парка. Николай Смецкой сумел убедить российского ученого в том, что нельзя забросить этот парк, а, наоборот, нужно его развивать.

Вскоре было принято решение организовать на территории парка опытную морскую станцию и филиал Российской Академии Наук, но вмешалась революция, и все эти планы так и остались нереализованными. Остановка научного проекта стала не единственной и не самой пагубной проблемой Сухумского парка. В годы революции в его просторах расположились войска, а абхазские растения, воспользовавшись периодом застоя, "стали возвращать себе участки земли". Помимо этого, руководством города было решено расширить территорию кладбища, которое располагалась вблизи дендропарка, за счет его земель.

И все это продолжалось на протяжении пяти лет, сказала Татьяна Гуланян, пока к решению этой проблемы не подключился главный советский чекист Феликс Дзержинский, который в то время отдыхал у Николая Смецкого.

Вернувшись в Москву, "железный" Феликс подключил все свои связи и добился вывода солдат из парка и запрета расширения кладбища. Вскоре дендропарк Смецкого передали в управление Сухумской субтропической лесной опытной станции (современный ботанический сад — ред.), а сам Николай выполнял обязанности консультанта.

"Параллельно с этими процессами шли переговоры с ученым-генетиком, ботаником Николаем Вавиловым, который в 1925 году создает на основе московского бюро прикладной ботаники и новых культур Всесоюзный институт растениеводства. Также он создал интродукционные питомники на базе этого института, а Сухумский дендропарк был предложен в качестве такого питомника", — рассказала   ботаник Гуланян.

Вавилов принял это предложение, что стало периодом максимального расцвета дендропарка с 1925 по 1940 год. Сухумский дендрарий вышел на первое место среди всех интродукционных питомников всего черноморского побережья по насыщенности уникальных видов растений. Именно тогда коллекция парка расширилась до 900 наименований, а некоторые виды деревьев украсили улицы города и набережную.

"Рай" за зеленым забором

 "После Великой Отечественной войны настали времена зеленых заборов и колючих проволок. В парке была построена дача Сталина, который посетил ее всего один раз, а вход в него был закрыт для простых людей. А во время поспешного переезда ученых было утеряно много документации", — отметила Гуланян.

Но ботаники, по словам Татьяны, никогда не оставляли попыток вернуть парк обратно. Это удалось сделать лишь в 1980-х годах, когда в парке была построена канатная дорога длиной в 132 метра с несколькими станциями, кабинка которой задевала ветки и верхушки во время передвижения. Татьяна Гуланян лично наблюдала весь вред, наносимый канатной дорогой редким растениям. Научная общественность не только Абхазии, но и Грузии подняла тревогу и добилась возвращения дендропарка ученым.

"Когда мы вернулись, тут же взялись за инвентаризацию растений, приступили к изучению болезней и вредителей, созданию базы для подсадки. Нас было около 20 человек в общей сложности, но все были профессионалы высокого класса", — подчеркнула Гуланян.

Самым сложным периодом для Сухумского дендропарка, по словам Татьяны Гуланян, стала Отечественная война народа Абхазии, когда парк "стонал и скрипел". Падали снаряды на него. Зима 1992 года, которую до сих пор вспоминают в Абхазии как одну из самых суровых, беспощадно уничтожала растения, снег валил деревья.

"Годы войны нанесли колоссальный ущерб парку, было многое уничтожено, а после нее начались работы по разминированию, что тоже погубило немало растений. Когда закончилась война, мы пришли туда и увидели, что на территории парка расположено Министерство обороны Абхазии, которое возглавлял Сослан Сосналиев", — вспомнила Гуланян.

Сосналиев отнесся с понимаем ко всем переживаниям и просьбам сотрудников Ботанического сада. Вскоре Минобороны было перенесено, но дендропарк еще долго приходил в себя.

Гулаян отметила, что была катастрофическая нехватка кадров. В довоенный период в Ботаническом саду работали свыше 150 человек, в наши дни количество сотрудников сократилось в три раза. Причиной этому, по мнению ботаника, низкая заработная плата.

Сегодня Сухумский дендропарк – режимный объект, на 60 гектарах которого из 900 видов растений сохранилось не больше 750. Тот факт, что туда никого не пускают, Татьяна Гуланян считает правильным, так как некоторые люди не умеют бережно относиться к природе. Но она не исключает возможности проведения экскурсий под пристальным вниманием гида.

В начале сентября 2016 года в Сухуме прошла Международная юбилейная научная конференция "Роль ботанических садов в сохранении и мониторинге биоразнообразия Кавказа". Эта конференция была посвящена 175-летию Сухумского ботанического сада и 120-летию субтропического дендропарка. Участие в ней приняли ученые из ближнего и дальнего зарубежья: Австралии, Великобритании, Венгрии, Украины, Казахстана, Белоруссии и России. В рамках конференции гости были приглашены полюбоваться "парками-именинниками", от которых, как отметила Татьяна Гуланян, у них остались неизгладимые впечатления и глубокое удивление.

Теги:
Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik