14:12 06 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD74.43
  • EUR88.93
В Абхазии
Получить короткую ссылку
3035171

Известному юристу, правозащитнику, депутату первого парламента Абхазии Зурабу Ачба 23 февраля исполнилось бы 68 лет.

Арифа Капба

Зураб Ачба часто повторял: "Я дурно распорядился своей личной жизнью, у меня нет семьи, нет детей. Единственное, что у меня есть – это моя Родина, Абхазия". Печально, но у самой Абхазии мало что осталось о Зурабе Ачба. Своими воспоминаниями поделилась политолог и друг Зураба Ачба Далила Пилия.

Большой ребенок

С Зурабом Ачба Далила Пилия познакомилась в 1977 году, сразу после того как она, окончив аспирантуру, вернулась в Абхазию. Живя по соседству, близко дружила с его сестрами, и с ним самим. Часто бывала у них в доме. Общение было постоянным. Он был человек с большим чувством юмора. В молодости он был не таким полным, каким стал попозже – очень крупным человеком. Как и все большие люди, он часто сам над собой подтрунивал, шутил, говорил: "Меня накормить очень тяжело, видите, какой я большой".

Сестры Зураба считали себя обязанными за ним особо внимательно ухаживать, оберегать, опекать его – это было последнее обещание, которое они дали своей матери, умершей в молодом возрасте. "Их мама, — вспоминает Далила Пилия, — поручила им особо опекать Зураба, потому что считала его большим ребенком. Искренним, естественным, бесхитростным. И таким он оставался всю жизнь, до 50 лет, когда его не стало".

Юрист от бога

Зураб был высокообразованный человек, большой любитель музыки, сам играл на фортепиано, он также превосходно разбирался в искусстве, в живописи и, конечно, обожал литературу. Его однокурсница по юридическому факультету МГУ, бывший председатель Верховного суда Алла Авидзба вспоминает, что даже преподаватели МГУ, та "фирма, которую нелегко удивить", говорили о нем: "юрист от бога". И на самом деле, когда он работал юристом, адвокатом, правозащитником, его приглашали во многие города Советского Союза разбирать самые запутанные дела в качестве адвоката. Он умел находить, у него было чутье, у него была блестящая память, он мог "ниоткуда" найти закон, который мог спасти того или иного человека.

По мнению политолога и друга Зураба Ачба Далилы Пилия, тот, кто "заказал" убийство Зураба Ачба, это, несомненно, враг всей Абхазии. А место Ачба она считает до сих пор пустующим, свободным. Напомним, что он был председателем комитета по законопроектам в так называемом "золотом Парламенте" Абхазии, который был действующим целых шесть лет, так как избрали его еще до войны в 1991 году, а в силу последовавших событий переизбрание парламентариев состоялась только в 1996 году. Парадоксальность деятельности Зураба Ачба состояла в том, что он сам голосовал за принятие той Конституции, которую позже подвергал жесточайшей критике и считал архиважным внести в нее изменения. Но Конституция была принята в сложнейшее для Абхазии время, в 1994 году. Он много раз писал в статьях о том, что на тот момент не было возможности и даже было бы неправильно голосовать против нее.

Конституция, права человека и абхазский язык

Главные претензии, которые предъявлял Ачба к Конституции, по которой мы живем и сейчас, это слишком сильный перевес в сторону одной из ветвей власти. Его высказывания о Конституции актуальны и по сей день, а в каких-то он даже "как в воду глядел", считает политолог Пилия. Ачба часто говорил, что самые большие полномочия президенту дали французы (хоть позже это было изменено), а президента Абхазии наша Конституция наделила полномочиями в четыре раза большими, чем французского президента. Такое сравнение он привел однажды, а сравнить он, как блестящий юрист, конечно, умел.

Зураба Ачба всегда волновала правовая культура Абхазии, и он ратовал за институт независимого омбудсмена.

Еще один вопрос, который всегда тревожил Ачба, это проблема развития абхазского языка. "Удивительные мы люди, абхазцы, — часто недоумевал Ачба, — моя мама Хварцкия часто посылала меня в деревню Кындыг к бабушке, чтобы со мной там говорили на родном языке, но даже бабушка почему-то умудрялась говорить со мной по-русски. Не пойму, почему так?".

"Общеобразовательная школа, театр, телевидение — они не спасут абхазский язык, говорил часто Ачба, это важно, но не настолько. Абхазский язык должен звучать с первого до последнего этажа, в каждом кабинете власть имущего и во всех властных коридорах. Только тогда, когда заговорит на языке власть, а за ними и их подчиненные, абхазский язык станет возрождаться", — вспоминает Пилия.

"Последний абхазец, которому стоя аплодировала Грузия"

Зураб Ачба был блестящий полемист. В самом жарком споре иди диспуте он неожиданно мог предъявить такой аргумент, что все оказывались обезоружены, но при этом никто не обижен.

Его близкий друг, ученый Георгий Анчабадзе утверждает, что это был последний абхазец, которому стоя аплодировала Грузия. После 1989 года он выступал в огромном киноконцертном зале в Тбилиси. По словам Анчабадзе, всю ночь до выступления он не спал, сильно переживал. Но вышло так, что его пламенная речь вызвала бурные овации в переполненном зале. Прежде всего, выйдя к публике, он поздравил грузин с тем, что они наконец свободны. "Свобода — это та вещь, которая всем необходима, — сказал им тогда Ачба, — и чтоб вы знали, что абхазцы хотят только то же самое. Вы говорите, вы нас любите, но от любви вы забрались нам на шею и, свесив ноги вниз, душите нас".

Последний год своей жизни Зураб Константинович Ачба работал юристом в Сухумском офисе по правам человек ООН И ОБСЕ. В этот же период он проявил талант яркого публициста, печатался в газете "Нужная", с редактором которой, журналистом Изидой Чания, дружил. Он выступал с рядом довольно острых критических статей в адрес действующей политической власти.

"Нужные" публикации

В одной из своих статей в этой газете Ачба написал следующие строки, которые во многом, хоть и с известной доли иронии и самоиронии, показывают его позицию и отношение к некоторым вещам:

"Мне приходилось постоянно драться, и вне зависимости от исхода драки я ходил в синяках. В школе меня обижали учителя, ставя посредственные оценки и двойки. В университете третировали преподаватели, периодически выставляя мне неуды и незачеты. Всю жизнь я влюблялся не в тех женщин и не те женщины влюблялись в меня. Я мечтал быть французом и дефилировать по Парижу, а родился абхазом и снашивал башмаки, топая по Сухуму. Я не стал великим писателем, композитором, художником или кинозвездой. Я не стал никем — даже членом Абхазской Академии наук. Я мечтал быть стройным, кудрявым и богатым, а стал толстым, лысым и нищим. Без сомнения, я очень обиженный судьбой человек. Но больше всего обижен нашим президентом. Давно, сразу после войны, он деликатными устами нынешнего спикера сделал мне заманчивое предложение — оставить Парламент и войти министром в его правительство. Хотя я был обижен еще и богом, но не настолько, чтобы не осознавать свою полную непригодность к столь высокой и почетной государственной должности. Впрочем, я и депутатом стал благодаря полному отсутствию каких-либо дарований. Да, это так. В мире есть места, куда неудержимо влечет дураков и психов. Это политические партии и общественные организации, митинги и демонстрации, публичные зрелища и… Парламент".

Выстрел в затылок

Зураб Ачба был убит 15 августа 2000 года. Виновные в этом преступлении до сих пор не найдены и не понесли наказание. "Как и любой политический заказ, политическое убийство это тоже не расследовано, не раскрыто, не сказано о причинах. Ясно одно, что кому-то он очень сильно мешал своим свободомыслием, открытостью, умом, аналитическим взглядом, ведь те, кто его "заказал", думали о сиюминутном самосохранении, и из них никто не думал о будущем Абхазии", — считает политолог Далила Пилия.

Родственники и друзья часто волновались о его открытости, привычке все говорить прямо, предупреждали, что это может быть опасно, что его даже могут убить. Зураб в это не верил, шутил: "Ну, убьют, и что же у меня возьмут? Мой единственный велосипед что ли?"

Зураб Ачба даже не подозревал, что за ним следили, уверяет Пилия, все его телефонные разговоры последних лет прослушивались. Любые предостережения о том, что его могут убить, он обращал в шутку, искренне не понимая, за что его могут убить, человека, который своими руками за жизнь даже курицы не убил.

"Когда я думаю о том, почему его не стало, я понимаю, что он был слишком открытым. Постоянно всем звонил, возмущаясь каким-то событиями, которые происходили в то время. И часто говорил запальчиво: я им покажу, это будет выстрел. Но, к сожалению, он не подозревал, что выстрел будет произведен в его голову. Он был убит выстрелом в затылок. И я с первого дня говорила и буду говорить, что это был выстрел в Абхазию".

После убийства Зураба Ачба, по свидетельству его сестер, весь его архив – все бумаги, документы, фотографии забрала с собой в Москву его бывшая жена Ната Зухба. Она намеревалась писать о нем книгу, но с тех пор об архиве Ачба ничего неизвестно.

Последователи Ачба

Прошло почти восемнадцать лет с тех пор, как был убит Ачба. Уже много лет в Сухуме существует центр его имени "Мир без насилия", основанный политологом Далилой Ачба. При этом центре было организовано общество "Молодые юристы". Нужно отметить, что большинство из тех студентов или молодых профессионалов, которые прошли через центр "Мир без насилия" — это высоко профессиональные молодые кадры, задействованные в разных сферах деятельности.

Три года назад в центре имени Зураба Ачба "Мир без насилия" были проведены первые ачбовские чтения, и в этом году планируется конференция, посвященная памяти Зураба Константиновича, на которой докладчики, молодые юристы, будут рассматривать самые актуальные вопросы современной правовой системы Абхазии – вопросы реформирования Конституции, закон об амнистии и многие другие.

Зураб Ачба часто повторял: "Я дурно распорядился своей личной жизнью, у меня нет семьи, нет детей. Единственное, что у меня есть – это моя Родина, Абхазия". Печально, но у самой Абхазии мало что осталось о Зурабе Ачба.


Главные темы

Орбита Sputnik