20:32 21 Мая 2019
Прямой эфир
  • USD64.54
  • EUR71.97
Занавес

Сцена у фонтана: внутренний конфликт парализовал Абхазский драмтеатр

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
253870

52 сотрудника Абхазского драматического театра бастуют. Чем их не устраивают новые порядки, какие требования выдвигают забастовщики и почему их не поддержал весь коллектив, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

В главном "культурном очаге" республики – Абхазском драматическом театре имени Самсона Чанба – тлеет конфликт. Уже более двух недель 52 сотрудника театра бастуют против руководства. Поводом акции неповиновения стало увольнение пятерых работников и "разрушение творческой атмосферы". Последней каплей в чашу терпения, по словам забастовщиков, стало увольнение бухгалтера и делопроизводителя.

27 февраля часть творческого состава, технический и обслуживающий персонал объявили забастовку с требованием к правительству Абхазии снять с должности генерального директора Нодара Чанба.

В это время режиссер Мадина Аргун готовила премьеру спектакля о Таифе Аджба ко дню рождения поэта 11 марта. Но даже это не остановило недовольных. Актеры и режиссер прекратили репетиции, было заявлено о переносе премьеры. Гендиректор Нодар Чанба такую ситуацию характеризует не иначе, как саботаж.

"Они демонстративно отказались от подготовки премьерного спектакля, который был посвящен великому поэту Таифу Аджба. Если говорить не языком законов, а морали, то это аморальный поступок. Потому что ничто не мешало этим людям устроить саботаж после премьеры", – рассказал гендиректор Абхаздрама Нодар Чанба.

13 марта протест принял новый неприятный поворот – противостояние дошло до потасовки между актерами и родственниками Нодара Чанба.

"И вот, к одному из актеров на улице подошли родственники Нодара Чанба и сказали: "Ты нашего дядю оскорбляешь, хотели бы с тобой поговорить". Он ответил, что не оскорблял. Они ушли, сказав, что подойдут позже. Через некоторое время человек 10-15 пришли. Наш актер со своими друзьями вышел к ним. Но, не обращая внимания на то, что он отрицал, что оскорблял Чанба, пошел кулачный бой", – рассказал участник забастовки Заслуженный актер Абхазии Сырбей Сангулия.

Нодар Чанба утверждает, что драку спровоцировали сами "протестанты".  

"Участниками были мои племянники, которые давно видят унижения, оскорбления от актеров, их родственников, которые приходят сюда и угрожают мне физической расправой. Но надо с этим как-то кончать. Были угрозы типа "увидишь, что с тобой завтра произойдет". И племянники мои пришли не для того, чтобы драться, они пришли просто поговорить. Но всегда находится провокатор, который сзади подходит и начинает потасовку. Кто-то из актеров начал. Вообще соответствующим органам давно надо было прийти и сказать протестующим, что это не забастовка и что их акция незаконна. Тогда бы не было вчерашней потасовки", – уверен Чанба.

Тем не менее по факту инцидента правоохранительные органы начали проверку, сказал гендиректор.  

Упреки и наветы

Протестующим не нравится стиль и методы работы нового генерального. Был упразднен худсовет, уволены пять сотрудников. Актеров возмущает, что Нодар Чанба одновременно занимает должности гендиректора и худрука.

"Он (Нодар Чанба – ред.) взял и упразднил худсовет из состава ведущих актеров, взял на себя функции художественного руководителя. Но как можно взять на себя функции худрука, когда он дирижер. Мы его достоинства не умаляем, но он дирижер. Будучи дирижером, он взял на себя функции художественного руководители драматического театра", – недоволен актер Сырбей Сангулия.

Сам же Нодар Чанба не видит в этом проблемы и считает, что уж точно не актерам об этом судить и напомнил, что в Абхазском театре есть три режиссера, которые могут выходить с подобной инициативой.

"Сегодня у нас нет главного режиссера, есть три режиссера, которые равнозначны. Вопрос худрука может волновать этих троих режиссеров, которые могут обговорить все и прийти ко мне с предложением: "Мы хотим видеть такого-то худрука". Тогда мне понятно. Но, когда актер говорит об этом, начинается какая-то мешанина, и мне это не понятно", – отметил Чанба.

Не устраивает забастовщиков кадровая политика руководства. Их возмутило, что Нодар Чанба сменил на должности заведующего литературным отделом Романа Сабуа на современного поэта Гунду Сакания. Актер Сырбей Сангулия уверен, что в этом не было необходимости – предыдущий завлитотделом был более компетентен.

"Во-первых, Роман Сабуа не литератор. Эта должность у него была нагрузкой к тому, что он здесь ведущий мастер сцены. И вот на полштата он был оформлен заведующим литературной частью, а другую половину, полштата, занимала мама одной из наших актрис, которая не имеет отношения к театру. Соответственно пользы театру не было. Театр – это же не пансион, где устраиваются люди. Чтобы завлитературной частью не было формальной должностью, я назначил одного из ведущих литераторов Абхазии. Это человек, который действительно работает", – объяснил Чанба.

За девять месяцев из театра ушли звукорежиссер и водитель, которого Сырбей Сангулия считает очень ценным кадром.

По мнению Нодара Чанба, часть актеров сильнее всего возмутило увольнение бухгалтера, которая была отстранена от занимаемой должности 27 февраля из-за нарушения трудового законодательства – одновременно работала в четырех бюджетных организациях, подведомственных Министерству культуры.

"Это не разрешает закон. Были сначала объяснения, потом предупреждения. Все эти этапы были пройдены, но когда с ее стороны не было предпринято никаких шагов, она была по закону уволена. В этот же день, пока еще не был издан приказ, но они узнали о том, что будет такой приказ, группа артистов, технических работников, обслуживающего персонала устроили саботаж. Возникает вопрос, каким образом увольнение бухгалтера помешало их творческой работе? Это уже должны разбирать следственные органы. Почему такая заинтересованность группы людей нашего театра в сохранении бухгалтера на своем рабочем месте", – недоумевает Чанба.

Кроме того, бухгалтер своевременно не сообщила о том, что в 2018 году театр может лишиться одного миллиона рублей на постановку спектаклей.

"В прошлом году на постановочные расходы был один миллион 700 тысяч. Из них к моему приходу было освоено чуть больше 600 тысяч, но один миллион 30 тысяч не были освоены. А осваивать это нужно в течение года. Я пришел в середине года. И соответственно бухгалтер обязана была поставить меня в известность, что у нас лимитировано время, иначе деньги могут "сгореть". И только 20 ноября я узнал, что мы можем лишиться миллиона. Я спохватился, начал собирать документы и отправлять в Минфин, но уже было поздно. Это был конец года, и Минфин ответил мне, что экономическое положение в стране тяжелое и что выделить деньги не могут", – отметил Чанба.

Гендиректор Абхаздрама добавил, что бывшие бухгалтер и делопроизводитель до сих пор не сдали ключи от своих кабинетов и дела.

"С 27 февраля у нас нет доступа к сейфу со всеми делами и доступа к бухгалтерии. Ни бухгалтер, ни делопроизводитель не сдают ключи и дела. Мы не можем из-за этого полноценно функционировать. Это противоправные действия. Мы ждем, мы говорили, мы ждали. Если вы не согласны с тем, что вас уволили, вы сдайте свои дела и обращайтесь в суд. С ними правоохранительные органы говорили, но они только обещают. Вчера опечатали двери, теперь будем вскрывать и протоколировать все. Не хочется до этого доводить, но вынуждают принимать такие меры", – объяснил ситуацию Нодар Чанба.

Запах в труппе

Протестующие актеры также утверждают, что гендиректор мешает творческому процессу. В качестве аргумента приводят то, что Нодар Чанба запрещает курить в зале и на сцене во время репетиций.

"Во время репетиции никто не должен стоять даже за дверью. Посторонние не должны как попало заходить и командовать со словами: "Я директор, я могу заходить". Абсолютно нечуткое отношение к тому, что происходит на сцене. А это всегда будоражит и мешает работе. В нашей работе некоторые просто вынужденно курят. Кто не курит? Вон режиссеры даже на сцене курят, когда репетиция идет. За то, что человек курит, его оскорблять нужно?" – задается вопросом Сангулия.

Нодар Чанба категорически не согласен с такой позицией - гендиректор должен присутствовать на репетициях. А что касается курения, то внутри театра не должно быть запаха табачного дыма, сюда приходят зрители.

"Запаха сигарет не должно быть в театре. Конечно, я запретил, чтобы в помещении театра курили. Извините, но это не дело, когда кабинет прокурен. А что же говорить, когда курят в зале во время репетиции? Это ни в какие рамки не входит. Запах пропитывается в зрительские кресла. А к нам приходят зрители. Какую культуру мы будем преподносить нашему зрителю? – задался он вопросом. – Кроме того, в зале есть прожженные кресла. До моего прихода во всех углах театра стояли консервные банки для окурков. С моим приходом мы все убрали".

Сырбей Сангулия утверждает, что при новом гендиректоре упала посещаемость, но привести цифры актер затруднился. Чанба это отрицает.

"Я не говорю, что зал был переполнен на всех спектаклях, и все же зритель наконец-то пришел к нам. До моего прихода имидж театра был на нуле. Но даже сейчас многие считают, что незачем ходить в Абхазский театр. Почему? Из-за таких акций, которые устраивают организаторы саботажа. Но это все не сегодня возникло. Когда-то лучший театр Советского Союза так поэтапно загубили. Мы должны вывести театр из кризиса и поднять на определенный уровень. Если бы раньше, как они говорят, все было нормально, то сегодня я не находился бы здесь. Часть творческого коллектива много лет была лишена возможности выступать на сцене. Их было примерно до 30 человек. Это не бухгалтерия была, а творческий коллектив", – подчеркнул гендиректор.

Возвращение старого

Протестующие требуют, чтобы в театр вернули бывшего директора Адгура Джения. По их словам, в его бытность в театре все было хорошо. 

"До таких изменений было же нормально. 76 человек работали в мире и согласии. Уважали друг друга и техперсонал, и творческий персонал. Раз такое положение, то нужно вернуть то, что у театра отобрали. Директором нужно сделать вновь Адгура Джения, худруком Валерия Кове. Разве плохой пример Русский театр, плохой пример Ираклий Хинтба? В такой форме работал бы и Адгур Джения, если бы ему помогли", – считает Сырбей Сангулия.

Однако в дальнейшем разговоре выясняется, что не все было гладко тогда в Абхазском театре. Валерий Кове всего лишь формально занимал должность художественного руководителя. Это Сырбей Сангулия объясняет тем, что после освобождения Валерия Кове от директорской должности его назначения худруком в 2015 году, но он отказался работать и запретил ставить в Абхаздраме свои спектакли.

"Не знаю, как это назвать. Это не каприз, но недовольство, что его освободили от должности директора. Он остановил все свои спектакли, хотя худсовет просил его. Театр фактически остался без спектаклей. Но чтобы работа театра не прекратилась, весь коллектив ,за исключением семи человек, работали день и ночь над новыми спектаклями. Мы экспромтом, срочно начали создавать спектакли", – вспомнил Сангулия.

Кто остался за сценой

Пока обе стороны конфликта разбираются между собой, в театре есть и третья сторона – актеры, которые не примкнули к междоусобице, но страдают от этого не меньше, чем непосредственные участники. С 27 февраля в Абхазском театре фактически остановилась творческая жизнь.

"Значительная часть творческого состава не участвует в этом. Они хотят работать, но решением правительства пока никто не репетирует. Мы не можем вопреки учредителю нашего театра делать что-то. Если нам дали указание не работать, значит, мы не работаем", – сказал Нодар Чанба.

Актриса Тома Авидзба, которая соблюдает нейтралитет, в полной растерянности.

"И там друзья, и здесь друзья. Я просто себе места не нахожу. Я даже не знаю, как внутри нашего театра решить. Ведь все свои. Мы подолгу работаем вместе. Мы все страдаем от этого. Очень сложная ситуация. Даже не знаю, что сказать, я в недоумении. Этот вопрос должны решить на уровне законов, на уровне правительства. Хочу, чтобы мир, дружба были в нашем театре", – призналась она. 

Актриса Тамара Гамгия считает, что актеров не должны волновать вопросы бухгалтерии и, если уж спорить, то только по вопросам творчества.

"В каждом театре бывает конфликт. Но сейчас меня удивляют вопросы, которые поднимаются. Мы должны говорить о творчестве, а не о делах бухгалтерии. Мы люди творческие. А сейчас речь идет не о творчестве. Например, когда Валерий Михайлович Кове работает с нами, если он видит, что у кого-то что-то хорошо получается, то он на этом не останавливается. Он считает, что нужно выявлять потенциал актера со всех сторон. Я хочу напомнить сейчас, что мы должны работать, творить, повышать свое мастерство. Вот над чем нам надо работать. Какое нам дело до того, что происходит в бухгалтерии, в дирекции? Я доверяю директору", –  сказала Гамгия. 

Чанба о работе абхазского театра: мы дышим, это главное>>

Над разрешением конфликта, парализовавшего работу главной национальной сцены Абхазии, работает специальная комиссия, созданная при правительстве республики.

Теги:
Абхазский драматический театр


Главные темы

Орбита Sputnik