21:00 18 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD62.83
  • EUR70.61

"Медвежонок не нужен?": житель Абхазии продает дикое животное по объявлению

© Sputnik / Сария Кварацхелия
В Абхазии
Получить короткую ссылку
175643

О том, как в интернете появилось объявление о продаже медвежонка, как власти реагируют на такой "дикий" бизнес и почему этому в Абхазии пока невозможно поставить барьер, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Есть товар, есть купец

"Продается медвежонок. Два месяца. Цена - 50 тысяч рублей", – такое объявление появилось на одном из популярных в Абхазии сайтов из серии "купи-продай". Звоню по указанному номеру, представляюсь покупателем. Отвечает хозяин медвежонка и сразу же выдает все параметры живого товара: два месяца, неагрессивный, хорошо ладит с людьми, торг уместен.

Договариваемся о встрече. Ехать пришлось аж в район Цебельды. По дороге к нам присоединяется инспектор-эколог Леонид Чукбар.

Его новость не удивляет. Объявления о продаже диких животных, по его словам, дело обычное. "Ассортимент" разнообразный: начиная от редких птиц, заканчивая экзотическими животными. Но все же чаще всего попадаются именно медведи. Цены на них действительно варьируются в районе 50-60 тысяч рублей.

Природоохранная прокуратура пытается реагировать на подобные объявления. Не редки и довольно острые конфликты с  торговцами дикими животными. И на этот раз Леонид Чукбар заранее готовит нас к самому "пессимистичному" сценарию.

Через полтора часа по ухабистой дороге приезжаем к Алану, хозяину мишки, который ждет нас у самых ворот.

Маландзия: бурые медведи Абхазии добрые и неопасные>>

Леонид Чукбар сразу же выдает: "Инспектор природоохранной прокуратуры и со мной репортер. Содержание диких животных в неволе и их продажа карается законом Абхазии".

Вместо предполагаемой бурной реакции, торговец, наоборот, ведет себя очень спокойно и вежливо.

"Медвежонку идет третий месяц. Я забрал его у соседа, который купил его за 30 тысяч. Подробности того, откуда его прежние хозяева взяли, убили маму-медведицу или случайно нашли медвежонка, я не знаю. Но это зверь, дикое животное, а не домашнее. Он стал кусаться. Сосед сказал, что не может больше смотреть за ним. Я спросил, что с ним собираются делать, мне ответили, что убьют. Тогда я решил забрать его себе", – рассказывает свою версию Алан.

Мишка у него уже 15 дней. За это время, заверяет молодой человек, зверь стал покладистым, не кусается и даже дружит с домашними животными. Но оставлять у себя зверя Алан не планирует.

Проходим к небольшой будочке, где медведя заблаговременно посадили на цепь. Медведь с грустным видом выглядывает из своей "берлоги", но при виде людей он добродушно бросается нам навстречу.

"Посмотрите, ему три месяца, он достаточно крупный, здоровый, хорошо питается. Он уже привык к нам, играется с нами, как собачка. Я не знаю, что с ним делать, куда его девать. Понимаю, что, когда он вырастет, может стать агрессивным и накинуться на кого-то из нас. Поэтому и выставил на сайте объявление о продаже", – объясняет хозяин.

Звонков много, говорит он, но все  просят отдать чуть ли не даром. Алан решил снизить заявленную цену.

"Готов отдать за 30 тысяч, то есть я отдаю деньги соседу. Что касается меня, то я несу только убытки. Мне его кормить, смотреть за ним. Я от этого медведя ничего не имею" , – пытается убедить он.

Подводная съемка: как медведь ловит рыбу под водой>>

Госкомитет же по экологии может только выписать штраф, но не конфисковать медведя – девать его некуда. В республике нет официальных зоопарков или центров реабилитации диких животных. 

А отпускать трехмесячного медвежонка в дикую природу – обречь его на медленную и мучительную смерть. Он пока еще не способен самостоятельно добывать пищу.

"Если этот медвежонок останется у меня, то планирую сделать ему вольер, а когда он подрастет, то просто выпущу его. А если сейчас его отпустить, то он не выживет в дикой природе, пока он не может самостоятельно добывать себе еду. Если есть какой-то зоопарк, то готов отдать его, если заплатят ту сумму, за которую сосед выкупил", – добавляет Алан.

Вопрос дальнейшей участи медведя остался открытым. Представитель Госкомэкологии беспомощно развел руками.

© Sputnik / Сария Кварацхелия
Медвежонку идет третий месяц

Дикий бизнес

Спрос на редких зверей в Абхазии не падает. Проблема не только в тех, кто продает, но и в тех, кто размещает на своих ресурсах подобные объявления.

"Сегодня примерно за 50-60 тысяч продают медвежонка. Мы связывались и с руководством сайта, на котором выставляют о продаже  животных, объясняли, что это недопустимо. Они адекватно реагируют, но, к сожалению, такие объявления проходят. И когда мы второй-третий раз с ними связываемся, они нам говорят, что все объявления невозможно контролировать. Но мы против них на законодательном уровне ничего не можем применить, потому что сайтами должны заниматься другие органы. Мы экологи", – рассказал начальник контрольно-инспекционного отдела Госкомитета по экологии и охране природы Тимур Дзыба.

Как объяснил Дзыба, есть правила охоты, согласно которым, отлов и содержание диких животных в неволе запрещен. За это предусмотрен штраф до трех тысяч и конфискация зверя. Но изъять его по факту не получается из-за того, что не могут никуда пристроить.

"Я работаю в Комитете по экологии уже 25 лет, и все это время стоит вопрос, куда девать конфискованное животное. Если это птица, которая способна летать, то мы ее отпускаем. Если это хищник, молодой, мы его выпустим, то он просто погибнет. Зоопарков, где могут содержаться дикие животные, официально у нас нет. Поэтому мы фактически обрекаем животное на долгую мучительную смерть. Усыпить животное мы тоже не можем, у нас нет официального ведомства, которое может рассчитать необходимые дозы, брать на себя такую ответственность. То есть животное остается у человека. Единственное, мы ему говорим, чтобы животное не было в обороте, чтобы оно не было среди людей и не использовалось в качестве источника дохода", – объясняет ситуацию  Тимур Дзыба.

В мечтах о море: водные процедуры бурого мишки>>

Госкомитет по экологии и охране природы выступал за ужесточение наказания за содержание животных в неволе. Свои предложения экологи направили в Парламент, но там все застопорилось.

В то же время Тимур Дзыба понимает, что одним ужесточением закона не решить проблему с незаконным оборотом и эксплуатацией диких животных. Должен быть комплексный подход: высокие штрафы, уголовная ответственность,  место для содержания конфискованных животных, но самое главное – общество должно прийти к мысли, что такое обращение с дикими животными недопустимо.

"У нас сложилось так, что местные и туристы 99 человек из 100  в обнимку с этим медведем фотографируются, радуются, платят за это деньги. И только один пишет гневные письма. Пока есть спрос, будет предложение. Если мы хотим предотвратить это, надо, чтобы мы сами перестали фотографироваться с животными, платить за это, поощрять деятельность людей, которые держат их в неволе", – считает начальник отдела Госкомитета по экологии и охране природы.



Главные темы

Орбита Sputnik