20:09 03 Июня 2020
Прямой эфир
  • USD68.34
  • EUR76.62
В Абхазии
Получить короткую ссылку
955 0 0

Закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера госслужащими и депутатами" был принят в окончательном чтении в феврале 2020 года. Поправки к нему, которые расширили список декларантов, приняли в марте. 

Вступил ли в силу антикоррупционный закон в Абхазии, о какой правовой казуистике говорят профессиональные юристы и что обо всем этом думают сами декларанты, на которых распространяется новый закон, в материале корреспондента Sputnik. 

Бадри Есиава, Sputnik

Юридические тонкости 

Шумиха вокруг закона "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами" в Абхазии не утихает. Казалось бы, после того как он был принят Парламентом и подписан руководством страны, и позже в него внесли поправки, которых требовали активисты, объявившие голодовку в Сухуме, все должно было закончиться, но нет. 

Судьба этого закона, направленного на борьбу с коррупцией, все еще окутана правовым туманом. Развеять его пытаются как депутаты вместе с юристами, так и сами инициаторы законопроекта, но пока спор не разрешен, нет единогласного ответа, вступил закон в силу или нет. 

По мнению директора юридической фирмы "Александров и Папаскири" Даны Куджба, закон этот еще не действует, так как в статье 16 говорится, что он вступает в силу с момента вступления в силу закона Республики Абхазия "О государственной службе". 

"Это означает то, что данный закон не будет действовать до тех пор, пока не примут закон "О госслужбе", так как закон "О декларировании доходов" содержит много отсылочных норм, которые должны регулироваться иными законами, в том числе "О госслужбе". Законом о декларировании доходов предусмотрена ответственность декларанта за отказ от предоставления или предоставление заведомо недостоверных сведений о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Ответственность заключается в том, что декларант освобождается от занимаемой должности и несет ответственность в соответствии с действующим законодательством", - отметила она. 

Куджба считает, что мнения о вступлении закона в силу разнятся, потому что поправки к нему, которые были приняты Парламентом и подписаны и.о. президента Абхазии Валерием Бганба в марте 2020 года, в силу уже вступили.

Согласно букве закона, поправки, расширяющие список декларантов, вступили в силу после официального опубликования в СМИ. Но это не означает, что основной закон тоже вступил в силу. 

По словам Куджба, для этого также было нужно внести поправки в 16-ю статью основного закона, где написано: "Настоящий закон вступает в силу с момента вступления в силу закона Республики Абхазия "О государственной службе", что в юриспруденции называется отлагательной нормой вступления. 

Депутат Народного Собрания Абхазии Астамур Логуа, который курировал вопросы, связанные с принятием законопроекта в Парламенте, и взаимодействовал с инициаторами этого закона, в эфире АГТРК признался, что недосмотрел некоторые юридические тонкости, что привело к недопониманию со стороны многих граждан страны.   

"С юридической точки зрения получается, что поправки, принятые отдельным законом, они вступают в силу, а в основном законе написано, что он вступит в силу позже – после принятия закона "О госслужбе". Юристы называют это казуистикой. Может быть, отчасти так и есть", - отметил он. 

Он добавил, что на сегодняшний день в Парламенте рассматривается два варианта решения этого вопроса – внести еще поправку, которая снимет привязку этого закона к закону "О госслужбе", или ускорить принятие закона "О госслужбе". Однако во втором случае возникает ряд сложностей, в том числе финансового характера. 

В том же репортаже Абхазского телевидения пресс-секретарь Министерства по налогам и сборам республики Георгий Габуния сказал, что ведомство не стало дожидаться официального подтверждения о вступлении закона в силу и приступило к модернизации системы.

"С нашей стороны проведены технические мероприятия, связанные с получением нашими гражданами бланков. Это не говорит о том, что закон вступил в силу. Это говорит о том, что закон принят, и в соответствии с этим мы проверяем объем зависящих от нас работ", - отметил Габуния. 

Техническая ошибка

По мнению одного из инициаторов и разработчиков антикоррупционного закона Астамура Какалия, путаница возникла из-за технической ошибки канцелярии. Он сказал в беседе с корреспондентом Sputnik, что юристам, считающим, что закон еще не вступил в силу, показали не тот документ, который приняли депутаты и передали на подпись на тот момент и.о. президента Валерию Бганба. 

"Депутат Астамур Логуа вносил поправки, обратите внимание, что к основному закону о декларировании, в том числе была поправка в статье 16 о том, что настоящий закон вступает в силу с момента его опубликования. Депутаты большинством голосов принимают эту поправку. После чего они обратились к митингующим, голодающим, и сказали, что закон вступил в силу и все поправки приняты, но на седьмой день из канцелярии выходит документ, который вводит юристов в заблуждение, а впоследствии и общественность", - сказал он.

Какалия уточнил, что выданный канцелярией Народного Собрания закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами" не тот, что принимали парламентарии. Неточность, по его словам, содержится в статье 16, в которой изначально говорилось, что закон вступает в силу после принятия закона "О госслужбе", но впоследствии этот пункт был изменен на формулировку "Настоящий закон вступает в силу с момента его официального опубликования". 

Какалия уверен, что все поправки, в том числе о вступлении в силу после опубликования, были учтены и дополняли основной закон, и если бы канцелярия не ошиблась, то таких недоразумений не было бы.

Он предложил юристам и депутатам Парламента обсудить все эти вопросы в прямом телевизионном эфире. 

Мнение декларантов

Согласно закону с учетом принятых поправок, сведения о своих доходах, расходах, имуществе должны представить не только служащие государственных органов, но и их дети, родители, родные братья и сестры.

Ахра, который предпочел не называть своей фамилии, занимает руководящую должность в одном из государственных учреждениях Абхазии, и его смущает тот факт, что ко всем этим сведениям могут иметь доступ преступные элементы. Свою точку зрения он объясняет тем, что в республике еще не настолько налажена правоохранительная система, чтобы гарантировать безопасность его и членов его семьи.

"Такой закон, конечно, нужен нам, если он будет работать и не останется просто на бумаге. При всем этом я против предоставления данных о финансовом состоянии своих родственников. К примеру, если у моего брата или отца есть свой бизнес, к которому я никакого отношения не имею, почему из-за меня будут разглашать данные о их состоянии? Более того, почему должны где-то фигурировать сведения о моих малолетних детях и где гарантия того, что к этой информации не будут иметь доступ преступники? Кто нас защитит?" - задался вопросом Ахра.

Он добавил, что одним из эффективных методов борьбы с коррупцией могут стать только достойные заработные платы и неотвратимость наказания за нарушение законов, невыполнения чиновниками должным образом своих функций.

Штатная сотрудница одной из местных государственных структур, которая тоже попросила не раскрывать ее личность, уверена, что антикоррупционный закон необходим Абхазии. По ее мнению, если чиновнику нечего скрывать и он добросовестно выполняет свои обязанности, то он не должен быть против этого закона.

Государству также будет легче контролировать бюджетные средства, и при необходимости выявлять, наказывать коррупционеров. Такой метод, возможно, заставит чиновников, имеющих доступ к бюджетным деньгам, лишний раз задуматься о том, стоит ли ему рисковать, если есть вероятность раскрытия его действий.

Если вплотную взялись за борьбу с коррупцией, считает девушка, нужно расширять список декларантов, так как нечестные чиновники могут начать оформлять имущество на более дальних родственников.

"При всем этом, конечно же, не хотелось бы, чтобы все эти данные были в открытом доступе. Правильнее, на мой взгляд, если бы эта информация была доступна только для контролирующих органов", - поделилась она мнением.

Другой работник государственного учреждения Агдур не занимает руководящую должность и тем более не имеет отношения к бюджетным средствам. По этой причине ему непонятно, почему он должен предоставлять информацию о своих скромных доходах, имуществе и доходах родственников. Адгур признался, что не видит в этом практической пользы для государства. 



Главные темы

Орбита Sputnik