09:20 26 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD75.47
  • EUR89.89
В Абхазии
Получить короткую ссылку
1468 0 0

В Сухумском городском суде продолжается слушание по делу о гибели Анзора Тарба, который был задержан по подозрению в похищении Омара Мерцхулава.

На очередном заседании судья Инар Кварчия выслушал показания свидетелей, сотрудников Гулрыпшского УВД.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Очередное слушание по делу о гибели Анзора Тарба в среду 22 июля проходило без трех ранее заявленных свидетелей: депутата Астамур Тарба и сотрудников Гулрыпшского УВД Инала Садзба и Артура Джелия. В зал суда пришли Самвел Маркасян, Хазарет Баров, Левон Калайджян и Нария Еник.

Допрос свидетелей начался с Самвела Маркасяна, который работает оперативным дежурным в УВД Гулрыпшского района. Маркасян дежурил 10 июля 2019 года, в день, когда Анзора Тарба из Гулрыпшского изолятора временного содержания этапировали в МВД Абхазии.

Свидетель ответил, что не знает при каких обстоятельствах Тарба попал в Гулрыпшский изолятор временного содержания. На момент, когда Маркасян заступил на дежурство, подозреваемый в похищении Мерцхулава, уже был в ИВС. И по списочному учету начальника ИВС оперативный дежурный Маркасян понял, что Анзор Тарба закреплен за МВД.

По показаниям свидетеля, Анзор Тарба находился в камере один, за время дежурства Самвела Маркасяна он не жаловался на состояние здоровья. В то же время оперативный дежурный непосредственно сам в камеру Тарба не заходил.

"Я через монитор компьютера следил, что происходит. Непосредственно с ними занимался начальник ИВС", – уточнил Маркасян.

Возмущение со стороны родственников погибшего Анзора Тарба вызвал ответ свидетеля, когда тот сказал, что в дни его дежурства – 8 и 10 июля 2019 года – в ИВС Гулрыпшского района не приходили родственники задержанного.

На многие вопросы свидетель отвечал, что не помнит точных обстоятельств, так как с тех пор прошел год.

После допроса Самвела Маркасяна адвокат стороны защиты Инга Габилая обратила внимание на противоречия в показаниях свидетеля.

"Свидетель в допросе от 15 июля 2019 года указал о том, что когда он заступал в дежурство, он проверил лиц, содержащихся в ИВС. В настоящий момент он говорит, что это не входит в круг его обязанностей. Далее, с кем содержался Тарба? Свидетель говорил, что точно содержался еще с одним административно задержанным, но с кем именно – он не помнит. В настоящее время свидетель говорит, что один. К тому же он очень часто ссылается на забывчивость", – отметила Габилая.

Однако сторона обвинения на претензии адвоката заявила, что существенных противоречий в показаниях свидетеля нет, как заявил прокурор Даур Амичба, тот факт, что содержался Тарба один или же с кем-то еще – "ничего не изменит".

"Просим не затягивать процесс", – отметил гособвинитель Даур Амичба.

Судья Инар Кварчия согласился с доводами прокуратуры.

Забывчивые свидетели

После небольшого перерыва суд продолжил допрашивать свидетелей – Хазарета Барова и Левона Калайджяна – это те сотрудники УВД по Гулрыпшскому району, которые вместе с неявившимся в суд Артуром Джелия, этапировали Анзора Тарба из Гулрыпшского ИВС в МВД.

По показаниям Барова, ему поступил приказ в устной форме от и.о. начальника уголовного розыска УВД Гулрыпшского района Инала Садзба доставить задержанного в МВД. В связи с чем возникла такая необходимость, Садзба не пояснил. Впоследствии сотрудники УВД, которые этапировали Анзора Тарба, в письменной форме не отчитывались о своих действиях ни в Гулрыпшском ИВС, ни в МВД, куда доставили задержанного.

По словам Барова, Анзора Тарба он доставил в здание МВД вместе с Артуром Джелия и стажером Левоном Калайджяном, который, как выяснилось позже, был дежурным 10 июля 2019 года. Задержанный был пристегнут наручниками к Левону Калайджяну. Дорога от Гулрыпша до Сухума заняла минут 20. По прибытии в МВД Баров связался с заместителем начальника уголовного розыска Абхазии Асланом Чедия, который велел доставить задержанного на третий этаж здания министерства, непосредственно в его кабинет.

"Оставили его (Анзора Тарба – прим.). Нам сказали:"Свободны". Мы ушли", – отметил Баров.

Другими подробностями свидетель не смог поделиться. Точное время, во сколько ему поступил приказ об этапировании Тарба, он не вспомнил, как и то, во что был одет задержанный на момент передачи в МВД и были ли у него телесные повреждения.

Не меньшей забывчивостью отличился и другой свидетель – Левон Калайджян. Он не смог вспомнить, заходил ли в кабинет Аслана Чедия в момент передачи Анзора Тарба или нет, в чем был задержанный, на каком автомобиле доставили его в МВД. Это вызвало возмущение со стороны потерпевших.

"А как ты наручники снял с себя, к тебе он был привязан? Ты его на улице оставил? А ты не думал о том, что ты ответственность несешь, он мог из окна выпрыгнуть? Здесь сидит человек, к кому ты его завел?" – спросила родственница Анзора Тарба, однако ее вопрос остался без ответа.

После допроса Калайджяна гособвинитель Даур Амичба обратил внимание суда на противоречия в показаниях свидетеля. Судья удовлетворил ходатайство зачитать показания Калайджяна, данные следователю еще в июле и в августе 2019 года.

Согласно прежним показаниям Калайджяна, он 10 июля 2019 года от Инала Садзба получил устное указание об этапировании Анзора Тарба в служебный кабинет УР МВД Абхазии. Аналогичный приказ получил и оперуполномоченный Артур Джелия, и старший уполномоченный Хазарет Баров.

После оглашения протокола допроса гособвинитель спросил у свидетеля, какие из его показаний соответствуют действительности. Однако Калайджян не смог внести ясность.

Забывчивость свидетеля натолкнула прокурора Даура Амичба на вопрос, не получал ли Калайджян за последний год травмы, удары и не принимал ли он сильнодействующие препараты.

"Ввели в заблуждение"

Четвертым свидетелем на судебном заседании стала следователь прокуратуры города Сухум Нария Еник. Она дежурила в ночь с 10 на 11 июля 2019 года. После гибели Анзора Тарба в здании МВД Еник вызвали на место происшествия.

По показаниям Еник, звонок на ее телефон поступил с неизвестного номера. Человек, представившийся сотрудником МВД, сообщил ей о том, что в МВД была попытка побега. Как позже установила Еник, звонившим оказался на тот момент заместитель министра МВД Казбек Кишмахов.

После звонка следователь решила уточнить информацию в УВД по городу Сухум. Но там никто не обладал такой информацией.

"Тогда я перезвонила по номеру, с которого мне звонили. Мне было отвечено, что данный гражданин при попытке побега скончался. Соответственно я начала собираться. Сообщила руководству о произошедшем. И направилась в МВД. Приехала в МВД. Поднялась на второй этаж, меня встретил заместитель министра внутренних дел Казбек Кишмахов. Он меня встретил и начал мне подробно рассказывать, что произошло. То есть он говорил, что Тарба при попытке побега, на лестничном марше, ведущем со второго на третий этаж, упал и скончался. После чего он был поднят на третий этаж в кабинет. На третьем этаже нас встретили сотрудники уголовного розыска. Я зашла в кабинет и провела сначала визуальный осмотр тела", – вспомнила свидетель Нария Еник и добавила, что осмотр проводила она сама, а до судмедэкспертов в ту ночь она не дозвонилась.

После визуального осмотра прокурор поняла, что у Тарба были множественные ссадины, повреждения на лице. По некоторым увечьям Еник сделала вывод, что они были нанесены Анзору Тарба несколько дней назад. Однако никаких огнестрельных или кровоточащих ран на теле она не обнаружила.

Еник подтвердила, что после осмотра тела погибшего, она поняла, что сотрудники МВД изначально ввели ее в заблуждение, указав местом гибели Тарба лестничный пролет, а не кабинет замначальника уголовного розыска.

Однако на момент сбора первичной информации сама прокурор не рассматривала кабинет в качестве места преступления.

Свидетель также отметила, что в ночь, когда произошло преступление, вскрытие тела погибшего не провели, так как сотрудники МВД передали ей, что родственники Анзора Тарба против таких действий.

Утром Нария Еник сдала материалы по делу своему начальству и отказалась от дальнейшего расследования по состоянию здоровья.

После допроса свидетеля адвокат Инга Габилая ходатайствовала о том, чтобы представить на обозрение протокол осмотра места происшествия и задать уже вопросы свидетелю по протоколу. Однако гособвинитель обратил внимание на то, что изначально судом был определен порядок рассмотрения дела. Ходатайство было отклонено.

Суд продолжит допрос свидетелей в пятницу 24 июля.

Анзор Тарба,1969 года рождения, содержавшийся под стражей в связи с подозрением в соучастии в похищении Омара Мерцхулава, скончался в ночь на 11 июля 2019 года. Фигурантами дела о халатности и превышении должностных полномочий, возбужденному после гибели заключенного Тарба в здании Министерства внутренних дел, являются сотрудники МВД Абхазии Бадри Джикирба, Аслан Чедия, Адгур Аутлев и Виталий Кулов.


Главные темы

Орбита Sputnik