15:00 28 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD78.67
  • EUR91.48
В Абхазии
Получить короткую ссылку
361811

Неофициальный профессиональный праздник археологов во многих странах отмечается 15 августа. Обычно в этот день проводится "посвящение в археологи".

Молодой абхазский археолог Шандор Кайтан рассказал Sputnik о том, как выбрал эту профессию, с какими трудностями он сталкивается, и о своих научных изысканиях.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Неосознанный выбор

Шандор Кайтан не стремился стать археологом. Окончив школу, он поступил на исторический факультет Абхазского госуниверситета. Но дипломная работа, а затем и диссертация определили будущую специальность.

"В детстве даже не думал стать археологом. Обучаясь в Абхазском госуниверситете, я выбрал тему дипломной по истории Абхазии. Работа была посвящена памятникам историко-культурного наследия. А именно - фортификационным сооружениям, которые находятся на территории Абхазии. Потом уже, поступив в аспирантуру, я выбрал диссертационную работу, связанную с археологией. Это самая загадочная тема – Великая Абхазская стена. И пришел к тому, что археологического материала тоже мало. Этот объект крупномасштабно не копался. Все это послужило тому, что я скрупулезно стал изучать этот вопрос. Так неосознанно я пришел в археологию", – признается Шандор Кайтан.

Первые раскопки

Археологические раскопки для Кайтан начались еще на первом курсе истфака. Они проходили в 2012 году под руководством декана факультета Алика Габелия.

В 2014-2015 годах Шандор вместе со старейшим археологом Абхазии Олегом Бгажба и Гариком Сангулия участвовал в археологическом исследовании в Анакопии.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Раскопки Великой абхазской стены в селе Мерхеул

"Эта экспедиция для меня была одной из решающих. Я начал понимать, насколько важен этот труд и сколько усилий требует археология. После первых археологических раскопок у меня были двоякие чувства. На раскопках, конечно, было интересно, весело. Мы проводили время с друзьями, наставниками. Но затем пришла пора заниматься камеральной, муторной, трудной работой. Одному человеку с этим не справиться. Этим должна заниматься целая команда. Кто-то зарисовывает черепки, кто-то дешифрует материал, кто-то заносит все в компьютер", – вспоминает Кайтан.

По словам молодого археолога, многие, кто не связан с этой профессией, могут думать, что тут нет ничего сложного – простое времяпрепровождение на природе.

"Но на самом деле это не так. Есть и другая сторона – огромная скрупулезная работа в камеральных условиях. Полученные полевые материалы мы должны тщательно обработать. Иной раз эта обработка занимает больше времени, чем археологические раскопки. То есть это сборка, сверка и расшифровка материалов. Но, если ты уже хотя бы один год поработал в археологии, то дальше ты просто не сможешь без этой профессии. Если я не провожу исследования в течение одного-двух лет, то я чувствую себя не в своей тарелке", – признается Шандор Кайтан.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Артефакт найденный при раскопках в селе Мерхеул

Чтобы быть археологом, необходимо обладать терпением. Без этой черты "далеко не уедешь", говорит археолог. Однако одного терпения мало – нужно еще любить историю и "стремиться докопаться до истины".

"Археолог должен быть уверен в том, что он говорит. Письменные источники могут говорить о том, что такая-то башня была построена в таком-то году. Однако без вещественных доказательств это ни о чем. Вещественные доказательства – самые правдивые", – считает Кайтан.

Разгадка тайны

С 2012 года Шандор Кайтан занимается изучением Великой Абхазской стены. Это древнее оборонительное сооружение, считается, что стена – третья по протяженности в мире после Китайской и Горганской.

В 2019 году Шандор вместе со своими коллегами стал работать над проектом "Тайны Великой Абхазской стены". Ученые-археологии зафиксировали башни стены в системе GPS, провели раскопки в Сухумском, Очамчырском и Галском районах. Исследователи зафиксировали более 200 башен и фрагментов стены. Сейчас идет последний этап проекта.

"Мы обрабатываем археологический материал, полученный во время полевых исследований. Преждевременно раскрывать все тайны раскопок мы не будем. Есть интересные моменты, на которые мы обращаем пристальное внимание. После исследования мы переосмыслили многие позиции наших ученых. Это касается периода строительства и функционирования Великой Абхазской стены. Есть много "мелочей", которые помогут разгадать тайны Великой Абхазской стены", – отмечает Шандор Кайтан.

"Заблуждение" археолога

За почти десятилетний опыт археологических исследований больше всего Шандору Кайтан запомнился день, когда он с коллегами заблудился в селе Джгерда во время исследования Великой Абхазской стены.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Археологам в раскопка помогают волонтеры

"Было много напряженных моментов, которые запечатлелись в моей памяти. Один из них – когда мы потерялись в селе Джгерда. Там есть поселок Ахуца. Мы думали, что оттуда выйдем в центр села. Но мы не рассчитали время, у нас записывался трек на GPS-приемник, батарейки сели, мы практически остались наедине с природой – ночь, ничего не видно, освещения – ноль. Мы немного запаниковали, но затем нашлись какие-то заряженные батарейки. Член нашей команды Альберт Кремлян смог найти дорогу там, где практически бездорожье, а местность была опасная, скалистая. Но все благополучно закончилось", – вспоминает Кайтан.

Будни археолога

На раскопки молодой археолог всегда с собой берет кирки, лопатки, топорики и, конечно же, цалду. По словам Кайтан, это самый универсальный предмет для археолога.

Цалда – традиционный абхазский предмет быта и в то же время вид оружия, без которого не справлялся абхазский крестьянин.

"Мы без цалды практически никуда не выезжали. Это традиционный абхазский предмет. Вы знаете, какая густая растительность в Абхазии. Это универсальный предмет. Можно сказать, что это и боевое оружие, и сельскохозяйственный предмет, который помогает при расчистке объекта от зарослей", – отмечает он.

По вечерам после трудных и кропотливых раскопок, археологам не приходится скучать. У них проходят "Кайтановские чтения".

© Sputnik / Томас Тхайцук
За время проведения экспедиционных работ основной найденный материал – это разнообразная керамика

"Кайтановские чтения были придуманы в Галском районе, в селе Хяцха, когда мы исследовали один из объектов, который по архитектуре похож на объекты Великой Абхазской стены, – поясняет Кайтан. – Во время экспедиции берем с собой литературу. В основном это научная литература, бывает и художественная. Ночью у костра или в палатке кто-то из нас начинает читать книгу или рассказывать какие-то вещи. Это по аналогии с археологическими конференциями типа Анфимовские чтения, Крупновские чтения. Шуточно мы придумали Кайтановские чтения, они проходят только в экспедициях. Такие вещи, конечно, нельзя воспринимать всерьез. Однако мы читаем ту литературу, которая связана с нашим исследованием – либо Великой Абхазской стены, либо другими памятниками Абхазии".

Враги археологов

Одна из самых серьезных проблем абхазских археологов – черные копатели. По словам Шандора Кайтан, если памятник из-за финансовых трудностей не исследуется археологами, то на это место приходят черные копатели.

© Sputnik / Томас Тхайцук
При раскопках используют Тахеометр для топографической съемки местности

"Они не имеют цели изучить, а только разграбить объект и продать все ценные вещи. Эта тенденция участилась по всей Абхазии. Хочется, чтобы в археологию было больше финансовых вливаний, чтобы не допустить разграбления памятников. Но в последнее время не так много археологических исследований в Абхазии. Их невозможно проводить без финансовой поддержки. Да и раньше было трудно со средствами. Но в последнее время из-за пандемии с финансами гораздо хуже", – добавляет Кайтан.


Главные темы

Орбита Sputnik