02:16 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD77.55
  • EUR91.26
В Абхазии
Получить короткую ссылку
104780

О том, как Татьяна Кочиева бросила мирную жизнь в Карачаево-Черкессии и отправилась на войну в Абхазию со своим мужем Омаром Кочиевым, о жестких боях, освобождении Сухума и подростковой смелости читайте в материале Sputnik.

Муж Татьяны Омар по происхождению был абазином, но мать его была абхазкой. В детстве Омар жил со своей семьей в Абхазии, мать была главным ревизором Сухума. Когда ему было шесть лет, она умерла, после этого семья Омара переехала в Карачаево-Черкессию. Татьяне было 16 лет, когда она познакомилась со своим будущим мужем.

Асида Квициния, Sputnik.

"Несложный" выбор 

"Это был теплый летний день, мы катались на катамаранах, когда нам сообщили, что в Абхазии началась война. Недолго думая, Омар решил отправиться добровольцем на родину своей матери, и вместе с ним отправились три его брата. Мать его была похоронена на Беслахубском кладбище, и он переживал, что танки будут ездить по ее могиле", - рассказывает Татьяна Кочиева.

Татьяна была кандидатом в мастера спорта по дзюдо. В 92-м году она должна была ехать на чемпионат России, и в случае победы, в качестве приза давали двухкомнатную квартиру и машину "шестерку".

© Foto / предоставлено Татьяной Кочиевой
Татьяна Кочиева во время освобождение Сухума.

"Я по семь часов пропадала в спортзале, готовилась к чемпионату. Физически была хорошо подготовлена. Мое решение выйти замуж и уехать в Абхазиб стало большим ударом для тренера. Никогда не забуду, как он посмотрел на меня с большим сожалением, потому что столько вложил и потерял, а на мужа с каким-то неприкрытым упреком и злостью смотрел", - вспоминает она.

В Черкесске Татьяна оставалась недолго. В октябре, спустя два месяца после начала войны, она вышла замуж и переехала в Абхазию, в самый разгар военных событий. 

"Он позвонил и спросил, выйдешь за меня? Если нет, больше никогда меня не увидишь, но, если согласишься, я через три дня приеду. Так и случилось, он приехал через три дня, заранее подготовив письмо для моей мамы, отправил его через друга. Так я оказалась в Абхазии. Война - дело молодых, подростки не думают как взрослые, на вещи смотрят иначе. Просто плывут по течению. По воле судьбы я должна была попасть в Абхазию, пустить здесь корни", - вспоминает женщина.

С корабля на бал

Свадьбу Татьяна и Омар сыграли в Пицунде в пансионате "Литфонд". Там же, в Пицунде, тогда формировалась разведгруппа "Сатурн-Ураган", с которой Татьяна прошла всю войну. В пансионате она получила начальную боевую подготовку, научилась стрелять, собирать и разбирать автомат, через некоторое время началась вахтовая служба по пять суток в Верхней Эшере и по пять суток в Нижней Эшере.

Татьяна прошла всю войну вместе с мужем. В Абхазии у молодой семьи не было родных и близких людей, у которых Татьяна могла остаться. Омар старался отправлять ее подальше от боевых действий, но спустя три дня молодая жена возвращалась на фронт.

"Я вышла замуж, и мое место было рядом с мужем. Так я и лазила по горам всю войну вместе с ним. Задумываясь, я понимаю, как это было тяжело, но на тот момент мне так не казалось. События войны развивались стремительно, пошла череда неудачных наступлений. Пятое января, постоянно провалы, потеря ребят, бои в верхней Эшере, снег по плечи. Ребята стаканами пили водку, чтобы пойти в бой. В мартовском наступлении я не участвовала. Но в этом наступление погибло много ребят, которых я знала, совсем молодые, такие же добровольцы как мы, из Карачаево-Черкессии. После мартовского наступления мы базировались на Золотом Берегу", - рассказывает она.

На западном фронте без перемен

На западном фронте в июле продолжались бои, несмотря на условное перемирие. Разведгруппу Татьяны высадили десантом на Двуречье, они попали под минометный огонь, было много раненых и убитых. Бои не прекращались.

"В ночь на 4 июля абхазские войска атаковали грузинские позиции по всей линии Гумистинского фронта. В третьем часу ночи абхазский отряд перешел Нижний мост и занял плацдарм на подступах к Сухуму. Но главный удар абхазы нанесли севернее. Их целью стали два села в горах над Сухумом – Ахалшени и Шрома, за которые с самого начала развернулись ожесточенные бои. Отряд, перешедший Нижний мост, сутки спустя под натиском грузин отступил на прежние позиции, зато 5 июля абхазские войска овладели расположенными в Двуречье (между Западной и Восточной Гумистой) селами Ахалшени и Каман", - так описывает события тех дней Спартак Жидков в своей книге "Бросок малой империи".

© Foto / предоставлено Татьяной Кочиевой
Татьяна Кочиева с сослуживцами

"Село Ахалшени было взято нашей разведгруппой "Сатурн-Ураган". Мы часто натыкались на сванов, постоянные стычки, постоянно кого-то теряли. В горы могло подниматься тридцать человек, а спускаться восемь. Провизии не было, костры нельзя разжигать, дикие яблоки ели, и лавровишню, бурные реки переходили, висячие мосты над пропастью. Нас постоянно бомбили и постоянно корректировщики "снимали", - вспоминает Татьяна.

Самые жестокие бои развернулись в эти дни у высоты Цугуровка, обладание которой позволяло держать под обстрелом три главных моста через Гумисту. Цугуровка была превосходно укреплена, сильные грузинские позиции защищались почти непроходимыми минными полями.

22 июля Цугуровка была взята третьей ротой армянского батальона, отрядом, которым командовал Галуст Трапизонян. После этой битвы абхазская армия окончательно закрепилась на горе Ахбюк. Вслед за этим абхазы прочно утвердили свой контроль еще над двумя ключевыми высотами – Яштухарху и Апианда, после чего столица оказалась перед абхазскими артиллеристами как на ладони. Абхазские войска встали на "крыше" Сухума.

"Запах пороха в носу стоял неделю"

Самым сложным испытанием для Татьяны стал бой в селе Апианда. Бой шел практически без перерыва.

Из оружия абхазская сторона использовала румынские автоматы, беспрерывной стрельбы они не выдерживали и быстро ломалась.

"После отвлекающего маневра на Шрому, мы с проводником пошли на Апианду. Картину ужаса я увидела в этом бою, даже руки опускались. Спуск был тяжелее, чем подъем, там в нас стреляли разрывными патронами. Дороги все были заминированы, многие погибли. Запах пороха в носу стоял неделю", - говорит Татьяна. 

27 сентября столицу освободили, грузины стали покидать страну, в победе Абхазии никто не сомневался, Татьяна решила остаться в Сухуме и не продолжать дорогу на Ингур.

Мирная жизнь

После войны Татьяна с мужем начали строить мирную жизнь. Но вернуться к ней оказалось сложно. Война, как наркотик, вызывает сильную тягу, говорит Татьяна. Если бы в Карачаево-Черкесии началась война, все не задумываясь отправились туда, считает она.

© Foto / предоставлено Татьяной Кочиевой
Разведгруппа Сатурн-Ураган

"Жизнь после войны была тяжелой, жили надеждой на светлое будущее. Помню, как заработал первый хлебозавод, потом пекарня, потом стали работать продуктовые ларьки и жизнь вошла в спокойное русло. Мы прошли войну вместе с мужем, после войны прожили одиннадцать лет, и я овдовела. Он не смог справиться с послевоенным периодом, как ни старался. Те, кто всей душой переживает за республику, в какой-то момент сдаются, опускают руки и начинают заболевать. Он уже в то время видел несправедливость. Мне помогло то, что я мама и бабушка", - говорит женщина.

Татьяна не ходит на возложение и на праздничный Парад в День Победы уже больше десяти лет.

"Мне легче посидеть одной в Парке Славы или поехать в селение, зайти в тот или иной дом к ребятам, которых я хоронила", - говорит она.  

Разведгруппа "Сатурн-Ураган" встречается два раза в год 16 марта у железнодорожного моста Гумисты, и 25 сентября у села Бзыбь. Эта традиция появилась сразу после войны и поддерживают ее по сей день.


Главные темы

Орбита Sputnik