02:40 25 Июля 2021
Прямой эфир
  • USD73.77
  • EUR86.85
В Абхазии
Получить короткую ссылку
2131140

Молодой житель Кутола не променял село на город, стал технологом и вернулся на малую родину возрождать семейное дело. Чем это для него обернулось, узнала корреспондент Spuntik.

Абхазия – некогда чайная страна. В республике культура появилась в 1842 году, а уже в 1921 году под чаем было 400 гектаров. До войны в Абхазии чай рос на более чем 15 000 гектаров, после осталось всего 6 800 гектаров, а сегодня плантации чая еще в несколько раз меньше.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Сбор чая в селе Кутол

В Абхазии практически не осталось чайных фабрик, которые работают в крупных масштабах, несмотря на то, что в 2015 году руководство создало специальную программу по восстановлению чайной отрасли. После этого какие-то заросшие плантации вновь стали обрабатываться, но вернуть чайную репутацию республике так и не удалось.

Асмат Цвижба, Sputnik

Не слышно гула комбайнов и в одной из некогда крупных в Абхазии Кутолской чайной фабрике. Но те, кто застал ее в расцвете, не теряют надежды и стараются развивать чайное дело.

Семейное дело

В нескольких километрах от Кутолской фабрики находятся чайные насаждения. Когда-то здесь было десять гектаров, но большинство заросли папоротником, отличить чай от зарослей сможет лишь знающий. Но стоит проехать еще немного, и перед глазами открывается картинка из рекламы "Принцесса Нури" – аккуратно стриженные зеленые кусты, ровные ряды и женщины в фартуках, куда складываются листья чая.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Сбор чая в селе Кутол

Хозяин плантации - житель села Лаша Блабба. Точнее, насаждения все так же принадлежат государству, которому уже несколько лет не до них. Впрочем, об этом позже.

Лаша – потомственный плантатор. Брат его деда Валико Блабба некогда был директором объединения "Абхазчай", на Кутолской фабрике работал его дед и отец. Словом, с выбором профессии у Лаши проблем не было. Он окончил Абхазский госуниверситет, получил диплом технолога и вернулся в село.

"Да был я в городе, нечем там заняться. Я люблю чайное дело, а мои однокурсники сидят без работы или работают по другим специальностям. Так что мне еще повезло", - считает он.

Лаше пришлось сложнее, чем его деду и отцу. Последние три года плантации запустили, чай не собирали, не чистили от папоротника, не ухаживали. Дело в том, что чай стал невыгоден для государства, потому что его собирали механизированным способом, то есть использовали трактор. Вместе с чаем техника выдергивала и все сорняки, продукт становился некачественным.

Все сам

Но 29-летний технолог решил не сдаваться. В этом году он своими силами обработал два гектара, привел в порядок около 60 рядов, нанял рабочих для сбора и нашел покупателей. На это он уже потратил около 80 тысяч рублей из своего кармана. Они ушли на удобрение, солярку, бензин и зарплату сборщикам.

"Я обращался к государству два года назад, но тогда власть была другая. После смены власти еще не обращался, но собираюсь. Чай ведь пропадает, нужны приличные деньги, а я таких еще не заработал. Некоторые думают, что чай - неприбыльное дело, но его употребляют каждый день, можно сравнить с хлебом", - сказал он.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Лаша Блабба

"Стахановцы"

В поле в день нашего приезда работали четверо сборщиков – две женщины и два мужчины. Их рабочий день начинается в шесть утра и заканчивается в шесть вечера, с перерывом в два часа. Собирать урожай начинают в мае, продолжается сбор до октября.
На плантации растет три вида чая – высший сорт (мелкий), средний и крупный. За килограмм сборщики получают 100-150 рублей в зависимости от качества и сорта.

Нуну Шанаа работает на плантации вместе с мужем. Женщина рассказала, что ей "почти 70", но сидеть дома без работы она не может.

"Скучно дома сидеть, и по соседям уже невозможно без конца ходить. Лучше уж здесь быть, воздухом дышим, общаемся и денег зарабатываем", - объяснила она.

На самом деле Нуну и ее мужа на плантацию привела не только скука. Содержать семью в селе сложно, работы практически никакой, а пенсии не хватает. В день муж с женой собирают по 20-25 килограммов, это примерно 5000 рублей на двоих.

"А в селе больше и нечем заняться – кто-то выращивает овощи, продает их, другие перебиваются как могут. Конечно, сложно работать под солнцем, но, когда стало сложно содержать семью, пришлось ", - добавила она.

Несмотря на возраст, Нуну работает очень быстро, листик за листиком она вмиг обходит весь ряд, заполняя свой фартук и объясняет, что срывать можно не каждый лист.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Сбор чая в селе Кутол

Женщина вспоминает, как в советское время в школе их всех водили собирать чай. Школьницы соревновались между собой за звание стахановки.

"У меня была сестра стахановка, и все говорили, что я собираю много чая из-за нее, потому что она меня заставляет", - смеется она.

О съемках на плантации нам удалось договориться не сразу. Лаша объяснил, что не всегда удается найти работников, иногда людей приходится привозить даже из соседнего Галского района. В деревнях почти не осталось молодежи, а те, кто остался, не горят желанием собирать чай.

Мечты о большем

Килограмм чая Лаша продает за 200-270 рублей в зависимости от сорта. За пару месяцев с двух гектаров уже удалось собрать более тонны, до конца сезона планируется собрать столько же.

Чай плантатор продает в "сыром" виде перекупщикам, которые реализуют товар в туристических местах. Возможности сушить его и продавать под своей маркой пока нет, но в следующем году Лаша планирует закупить технику из Китая и работать на себя.

"Если даже государство не поможет, попробую сам что-то придумать", - сказал он.

Лаша надеется, что со временем удастся восстановить все 10 гектаров, запустить чайфабрику, чтобы она работала, как раньше, и у сельчан было место работы.

© Sputnik / Акоп Кущян
Сбор чая в селе Кутол

Главные темы

Орбита Sputnik