02:15 19 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD72.56
  • EUR85.46
В Абхазии
Получить короткую ссылку
544350

В первом полугодии 2021 года приток денежных средств в Абхазию увеличился на 6,6 миллиардов рублей.

Какие факторы способствуют такой положительной динамике и чего еще ждать с учетом рекордного курортного сезона в интервью радио Sputnik рассказал заместитель директора экономико-правового департамента Банка Абхазии Леон Пилия.

Приток денежных средств в Абхазию через банковскую систему составил 19,5 миллиардов рублей, отток из страны – 17,8 миллиардов. Таким образом, положительное сальдо движения денежных средств составило 1,7 миллиардов рублей. 

Беседу вела Наала Мукба

– На ваш взгляд, это существенное увеличение суммы в 6,6 миллиардов рублей в сравнении с аналогичным периодом прошлого года? 

– Да, разница существенная. Стоит отметить, что экономика Абхазии не изолирована от мировой, она в значительной степени интегрирована с Российской Федерацией, мы торгуем и с другими странами. В данном контексте банковская отрасль отражает экономическую активность в виде движения капитала, движения денежных средств. Оборот денежных средств складывается из притока в республику, он возникает в первую очередь при экспорте товаров, услуг.

На примере Абхазии мы можем говорить об экспорте сельскохозяйственной, вино-водочной продукции, в значительной степени экспорта туристических услуг. Помимо этого конечно присутствуют трансферты в виде финансовой помощи в притоке денежных средств из Российской Федерации. Отток денежных средств возникает при импорте товаров и услуг, довольно большой перечень товаров завозим в страну, это продукты питания, бытовая техника, фармацевтические товары, строительные материалы и многое другое.

В результате осуществления этой экономической деятельности происходит оборот денежных средств по притоку и оттоку. Мы констатировали, что приток денежных средств увеличился на 6,6 миллиардов рублей по сравнению с первым полугодием 2020 года, но мы были свидетелями тех событий, которые происходили как в нашей стране, так и за ее пределами, связанными с распространением инфекции COVID-19 и ограничительными мерами, которые принимались в борьбе с этой инфекцией. В частности ограничение передвижения на российско-абхазской государственной границе, что, несомненно, отразилось на экономике, помимо людей перемещаются и товары, и денежные средства.

– Учитывая показатели по притоку денежных средств, можно ли сказать, что абхазская экономика вздохнула после тяжелого периода? 

– Естественно, мы констатируем, что экономика активизировалась, но при этом важно подчеркнуть, что помимо притока увеличился и отток денежных средств, то есть импорт товаров. По сути, люди, приезжая в Абхазию, снимают деньги со своих банковских карт, в первом полугодии объем операций по российским картам составил 5,5 миллиардов рублей, это вдвое больше показателя прошлого года.

23 июля текущего года, мы превысили годовой показатель 2020 года объема операций по российским картам, а впереди у нас самый активный период курортного сезона.

– Курортный сезон бьет рекорды по количеству людей, которые посетили Абхазию, какие у вас ожидания по поводу притока денежных средств. Вы назвали показатели за первое полугодие, будут ли они существенно отличаться от этой цифры?

– Конечно, мы делаем свои прогнозы, но не по ожиданиям от туристического сезона мы прогнозируем приток денежных средств. При сохранении текущей динамики по итогам года мы ожидаем, что туристы посредством банковских карт привезут в Абхазию порядка 7,5 миллиардов рублей. Общий оборот по российским банковским картам превысит 10 миллиардов рублей, это рекордная сумма.

Даже июнь, не являясь пиком туристической активности, месячный объем операций (в июне - прим.) превысил любой отдельный месяц всех предыдущих лет, когда мы наблюдаем пиковые значения.

Соответственно мы прогнозируем рост экономической активности и дальше.

– В целом на работе банков как это скажется, ведь в связи с пандемией банки тоже испытывали серьезные сложности, наблюдался дефицит денежной массы?

– Естественно, приток денежных средств имеет положительный эффект для банковской отрасли, поскольку растет ликвидность банков, операционные доходы. Банковская отрасль прошла через сложности связанные с ограничениями, введенными из-за пандемии, были сложности с ликвидностью, тем не менее, банковское сообщество преодолело этот кризисный период, банки осуществляли свою деятельность, не прекращали свою работу. В случае введения определенных ограничений преодолеть кризис будет легче с учетом показателей, которые есть сейчас.

– Какие были последствия для банков от ограничений, которые были введены?

– Банковская система отражает состояние экономики в целом, мы были свидетелями того, как закрывались предприятия, общепит, которые аккумулируют большое количество людей. Падение их денежного оборота, несомненно, сказывалось на ликвидности банковской системы.

Наши банки остро ощущали нехватку денежных средств, при этом, если говорить о Банке Абхазии и Сберегательном банке, то в течение всего этого периода выполняли свои обязательства, в первую очередь социального характера, этот период они прошли достойно. При этом были сложности с обслуживанием банкоматов, естественно это отражается на кредитных ресурсах банков, было приостановлено кредитование. Тем не менее, в случае построения подобных проблем, преодолеть их банкам уже будет легче.

В контексте обозреваемой новости по притоку денежных средств я хотел бы обратить внимание на то, что это не налоговые выплаты, не выплаты в бюджет. Например, приехал турист, который обналичил денежные средства с банковской карты, затем он пошел на рынок, купил продукцию у крестьянина, который стал получателем денежных средств.

Это может быть туристическая компания, которая представляет услуги. Если мы наблюдаем рост экономической активности в июле, августе, сентябре, то налог на прибыль у нас выплачивается поквартально, соответственно мы можем предположить, что по итогам сентября предприниматели, заработав деньги, они направят средства в бюджет в виде налогов. 

– Банки зарабатывают от увеличения движения денежных средств?

– Банки не являются получателями этих средств, получателями являются предприниматели. Банки естественно получают операционные доходы, какие-то обороты. Вывести из этого объема операций прибыль банка, из которой потом он возможно будет формировать кредитные ресурсы, сложно. Мы можем дождаться окончания года, банки отчитаются, получат прибыль, и предположить какой объем средств был аккумулирован и какие средства они направят на кредитование своих клиентов.

– Как минимизировать риски для банков, в случае введения ограничений, что можно сейчас сделать, чтобы этот процесс был не таким болезненным?

– В случае с нашей экономикой у нас отсутствует один важный инструмент для проведения денежно-кредитной политики, стабилизации банковской системы – отсутствие эмиссионного центра. В этом случае мы не можем проводить внутреннюю политику по поддержанию банков в случае нехватки денежных средств, мы не можем имитировать необходимую денежную массу.

Поэтому банки будут отражать ситуацию, которая есть, какие остатки будут на счетах у клиентов банков, это те оборотные средства, которыми они могут апеллировать. Можно констатировать, что положительный эффект от полугодового периода  позволит легче преодолеть те сложности, которые могут возникнуть.

Главные темы

Орбита Sputnik