19:22 17 Мая 2021
Прямой эфир
  • USD73.85
  • EUR89.66
Аналитика
Получить короткую ссылку
37352

О своем творчестве и о том, что ее связывает с Абхазией, рассказала в интервью Sputnik поэтесса из Кабардино-Балкарии Зарина Канукова. Сегодня Канукова празднует свой день рождения.

Зарина Канукова — поэтесса, главный редактор газеты "Горянка" в Кабардино-Балкарии. В Абхазии Зарину Канукову знают не только как поэта, но и как сестру добровольца из Кабарды Нургали Канукова, погибшего в Отечественной войне народа Абхазии, отстаивая свободу и независимость братской республики. Беседовала Анжелика Бения. 

— Зарина, расскажите о вашей первой встрече с Абхазией. Каковы были ваши впечатления?

— Первые дни в Абхазии незабываемы. Это были дни знаменитого абхазо-адыгского фестиваля 1992  года. Это была первая в моей жизни командировка журналиста. Я открыла Абхазию, полюбила ее, и это навсегда.

— С чего начинался ваш путь как поэтессы? 

— Наверное, не так важно, когда были написаны первые стихи. Но я помню, как во втором классе учительница не верила, что стихи, которые я ей показала, написаны мной. Помню, как папа приходил и доказывал, что это мое, и меня это вдохновило. Серьезные стихи я начала писать где-то к девятнадцати годам. Я отношусь к этому как к дару. Я могу не писать месяцами, а потом могу неделями сидеть и строчить на бумаге. Они как-то приходят сами, мое дело их шлифовать.

— Что вдохновляет вас на творчество? 

— Когда-то черпала вдохновение из грусти. Всегда по-разному. Сейчас меня вдохновляет жизнь. Без связи с землей у меня не рождаются стихи. Если я не чувствую почву под ногами, если я не чувствую вкуса воздуха, я не могу писать. Есть люди мегаполиса, я – человек земли. Я проживаю каждое время года. Без ощущения моего дома, языка, родины — нет меня. Но при этом я не могу самой себе придавать глобального значения. Я – лишь часть, лишь капля этой жизни.

— Кто из поэтов оказал на вас наибольшее влияние?

— Я 15 лет проработала с Борисом Утижевым, Зауром Налоевым. Налоев был привязан к Абхазии, его 70-летие отмечали в Абхазии. Он активно участвовал в движении "Хаса". Это тот состав "Хаса", который провожал наших ребят на войну, и Заур Налоев стоял во главе этой группы. Он преклонялся перед поступком ребят из Кабарды и моим братом. Для меня он бесспорный авторитет. Он новеллист, поэт, но, к сожалению, книги его не переведены на русский язык.

— А как же абхазские поэты?

— Конечно же, Генадий Аламиа, Даур Зантария и Александр Бардодым. Стихи последнего хорошо известны у меня на родине. Под песни, написанные на его стихи, которые вошли в цикл "Песни нашей победы", мы проводим каждый свой день пребывания в Абхазии. Мои друзья из Абхазии снабжают меня литературой, которая выходит в Абхазии. Мне также нравятся стихи Гунды Квициния, Инны Хаджимба. Еще я знакома с творчеством молодых абхазских поэтов: Алхаса Капш, Алины Жиба, Абзагу Колбая, Дмитрия Габелия.

— Вы публикуете стихи на своей странице в соцсети. Что происходит с поэзией, когда она оказывается в легком доступе глобальной сети? Влияет ли это на ее качество?

— Поэзия обретает форму доступности по клику "мышки", поэзия теряет авторов, авторство присваивается несерьезными людьми. Пушкин и Лермонтов, Лорка и Байрон  цитируются без имен, иногда переписываются. Но одновременно сети дают доступ ко всем этим авторам, знакомят с новыми именами. Все происходит по каким-то неписаным правилам. 

— Вы пробовали писать прозу?

— Пробовала и пробую, но я уже знаю, что я не прозаик. Возможно, из меня получится неплохой драматург.

— Как вы реагируете на комментарии к вашим стихам?

— С интересом!  Часто чувствую, что стихи созвучны мыслям многих, а когда не созвучны, понимаю, что так тоже бывает.

— А критику воспринимаете болезненно? 

— Да, конечно! Хотя делаю вид, что не переживаю. 

— Как трагическая утрата брата повлияла на ваше творчество? 

— Утрата родного человека связала меня с Абхазией особой связью. Ни мне, ни моим родным ничего не нужно, лишь бы знать, что в этой стране все хорошо. Если мирно, если счастье, как бы банально это ни звучало, я говорю себе, что все сделанное было не зря. Я хочу себя тешить надеждой, что и душа моего брата спокойна. Он похоронен у нас в селе, а я поднимаюсь на Мамзышху, где стоит памятник ему и другим погибшим бойцам,  и мне кажется, что его душа и там обитает. Долго не писала о брате, думала, не смогу. Потом написала цикл стихов. Есть стихи и про Абхазию, очень дорожу ими.

— Когда вы планируете приехать в Абхазию?

— Думаю, что в сентябре. У нас не получалось увидеть Ткуарчал, глубинки Абхазии, восточную ее часть. Очень хочется посмотреть кузни, святые места.
А друзей из Абхазии мы ждем всегда, и наша родня и друзья в Нальчике знают, что если в городе появились абхазы, то я с ними или точно знаю, у кого они в данную минуту гостят.

К счастью, мы связаны очень тесно. И радость встреч, и теплота нашей дружбы греют так, что это уже часть меня и моей семьи.

Теги:
поэты, Зарина Канукова, Азия, Весь мир, Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik