09:08 22 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD63.84
  • EUR70.70
Нора Аджинджал

Нора Джинджолия: на юбилейном концерте мы и споем, и станцуем

© Sputnik Томас Тхайцук
Аналитика
Получить короткую ссылку
49641

О подготовке Государственной капеллы Абхазии к юбилейному концерту, записи гимна республики и отмене концертов коллектива в Новоафонской пещере рассказала в интервью Sputnik Нора Джинджолия, художественный руководитель и главный дирижер Государственной хоровой капеллы Республики Абхазия.

Народная артистка Абхазии, заслуженный деятель искусств Адыгеи, художественный руководитель и главный дирижер Государственной хоровой капеллы Республики Абхазия Нора Джинджолия рассказала в интервью Sputnik о подготовке к юбилейному концерту, записи гимна республики и отмене концертов коллектива в Новоафонской пещере. Беседовала Астанда Ардзинба. 

 В этом году исполняется 45 лет со дня образования Государственной хоровой капеллы Абхазии – одной из визитных карточек культурной жизни республики. Какие самые главные этапы становления музыкального коллектива вы бы отметили?

— Государственная хоровая капелла Абхазии – это профессиональный коллектив с богатой историей и традициями, своим уникальным мастерством заслужил популярность и признание зрителей.  Мы совсем немного опоздали с празднованием юбилея, который был в прошлом году. Капелла была образована в 1969 году на базе оперной студии при Сухумском музыкальном училище, его директор в то время композитор и общественный деятель Алексей Чичба основал хоровую капеллу. Это, безусловно, была веха в музыкальной культуре страны. Значение для страны капелла имеет большое, и именно наш коллектив некогда исполнил гимн Абхазии.

Нора Аджинджал.
© Sputnik Томас Тхайцук
Нора Аджинджал

 Расскажите, как шла запись гимна страны, вы чувствовали особую ответственность перед исполнением?

— Был большой конкурс, призванный определить, кто будет исполнять первый Государственный гимн республики. Спеть его пытались актеры театра, некоторые народные артисты, даже казанский хор. Капелла репетировала исполнение гимна около месяца, и в один день нас пришли прослушать авторы Геннадий Аламия и Валерий Чкадуа вместе с первым президентом республики Владиславом Ардзинба. Они вошли в этот самый репетиционный зал, помню это как сегодня. Нас было тогда 23 человека, мы пели акапельно и выступили мощно и торжественно. Выслушав нас, Ардзинба произнес: "Почему же вы так долго думали, кто исполнит гимн?". 

После уже при президенте Багапше мы перезаписали официальное исполнение гимна. Капелла исполнила гимн уже под аккомпанемент московского оркестра, которым руководил дирижер Скрипка. Состав у нас уже был больше. Я готовила певцов три месяца и попросила привлечь к работе дирижера Нодара Чанба, который уже тогда работал в Корее. Сама я не оркестровый дирижер, только хоровой. Чтобы все было на уровне, записью занялся Нодар Чанба, я же подготовила предварительно певцов. Запись проходила в Москве, я очень горда этой работой.

 В разное время капеллой руководили различные музыкальные деятели, были периоды подъема и спада. Расскажите о разных периодах работы капеллы.

— Первым художественным руководителем капеллы стал грузинский дирижер Бухрекидзе, который проработал всего год. После его отъезда — Ражден Гумба и сам основатель Капеллы Алексей Чичба, однако, несмотря на то, что были выдающимися композиторами, они не были хоровыми дирижерами. С 1973 по 1981 годы капеллой руководил известный московский дирижер, заслуженный деятель Абхазии и Грузии Вадим Судаков. Именно под его управлением коллектив капеллы приобрел признание и популярность, успешно гастролируя по городам и республикам бывшего Советского Союза, от Прибалтики до Сибири и Севера. Дирижер Дмитряк руководил капеллой около года, а с 1981 по 1986 годы художественным руководителем был заслуженный деятель искусств Абхазии Вячеслав Айба. После, с 1986 по 1996 годы руководителем капеллы был выпускник Московской консерватории имени Чайковского, известный абхазский композитор, народный артист Абхазии, профессор Нодар Чанба. С приходом Чанба коллектив поднялся на новый творческий уровень. В репертуаре капеллы впервые начали исполняться культовые обрядовые песни, абхазская духовная музыка. До этого в репертуаре капеллы было лишь старинное песнопение VI века. Этот речитатив на абхазском языке для одного голоса был найден в московской библиотеке имени Пушкина и записан латинскими буквами. Тото Аджапуа обработал, сделал многоголосье еще при руководителе Судакове. Но это был единичный случай абхазской духовной музыки в репертуаре коллектива.

 Какой этап в истории капеллы был особенно сложным?

— Самым сложным периодом было послевоенное время, когда я собирала певцов и пыталась мобилизовать коллектив. В первые годы нас было до 11 человек, не больше, потом постепенно состав увеличивался, сейчас творческий коллектив состоит из 42 человек. Несмотря на дефицит кадров и многочисленные материальные сложности, капелла не распалась. 

 Что вы, как художественный руководитель, привнесли нового в репертуар капеллы?

— Мы исполняем все народные песни мира, в нашем репертуаре, например, мексиканская и итальянская музыка. Безусловно, много классической музыки, но основой нашего творчества по-прежнему является абхазская духовная музыка и народные песни. Нас с восторгом принимают на различных фестивалях в самых разных уголках мира. Под куполом старинных церквей, где мы часто выступаем, пение капеллы, ее исполнение духовной музыки, воспринимается особенно. Все великие певцы пели в хоре, это большая музыкальная школа, она развивает слух, учит многоголосному пению, певцы привыкают к единому пению и чистой интонации. У нас в большей степени молодой коллектив, певцы приходят к нам сразу после окончания училищ в Абхазии и России и после консерватории.

Государственная хоровая Капелла Абхазии на Московском Пасхальном фестивале. Архивное фото.
Государственная хоровая Капелла Абхазии на Московском Пасхальном фестивале. Архивное фото.

— Сотрудничаете ли вы с абхазскими композиторами, кого из них вы бы выделили?

— Сотрудничаем. Репетировали недавно с Тото Аджапуа, мы много его песен исполняем. Мы много исполняем произведений абхазских композиторов, правда, не все сразу, периодически меняем концертный репертуар. 

–Нора Ирадионовна, как в вашу жизнь пришла музыка, была ли у вас музыкальная семья?

– Я была творческой девочкой, любила танцевать, мечтала стать актрисой, но в итоге выбрала музыку. Правда петь я не очень любила, но вот слух был идеальным. Я закончила хоро-дирижерский факультет Государственного музыкального училища города Сухум и стала дирижером. Семья моя была очень музыкальной. Мой отец Ирод Джинджолия был хоть и не профессионалом, но очень талантливым музыкантом. Он на слух, не зная нот, подобрал "Лунную сонату" Бетховена на фортепиано. Я всегда гордилась своим отцом, он был искусным оратором, его многие знали в Абхазии, он был знаком со многими творческими людьми всего Советского Союза. В нашем доме всегда звучала музыка, собирались родные и начинались импровизированные концерты.

Государственная хоровая Капелла Абхазии участвовала в программе Московского Пасхального фестиваля. Архивное фото.
Государственная хоровая Капелла Абхазии участвовала в программе Московского Пасхального фестиваля. Архивное фото.

— Вы помните свой первый концерт в качестве дирижера?

— Я долгое время была ассистентом дирижера Нодара Чанба, но на концерт не выходила, работала только во время репетиций. Однажды Чанба срочно пришлось уехать в Москву, концерт оказался под угрозой срыва, и мне предложили заменить Чанба. Я согласилась. Это был мой первый выход на сцену в качестве самостоятельного дирижера капеллы. Уже не помню, когда именно это случилось, где-то около 30 лет назад. Я провела концерт с успехом, просили даже выйти на бис. Приехав из Москвы, Нодар Чанба был мной доволен. Могу точно сказать, не всякий композитор может стать хорошим дирижером. Более того, не всякий отучившийся дирижер может выйти и работать на сцене. К этому должна быть особая предрасположенность. Меня как дирижера воспитал Судаков, я его ученица, он в меня всегда верил и много работал со мной. Я так и не смогла окончить консерваторию, пришлось оставить учебу, так как мой отец рано ушел из жизни, матери пришлось ставить на ноги семерых детей. Но моя работа с Судаковым и Нодаром Чанба – это как три диплома. 

— Какие у вас предпочтения в музыке? 

— В первую очередь люблю духовную музыку, католическую и русскую, особенно Рахманинова, Чеснокова, Бартнянского. Люблю красивую музыку. Безусловно, люблю абхазскую народную музыку. 

– Работу дирижера мы представляем как парадную: эффектный выход на сцену, взмахи дирижерской палочкой, но какова на самом деле роль руководителя?

— Перед выходом на сцену всегда сильно волнуюсь. Но у меня есть талисман, небольшая иконка Божьей Матери, которая всегда со мной, особенно на концертах. Я молюсь перед концертом. Однако еще во время учебы я заметила, что на сцене я не думаю о том, что там происходит за моей спиной, не думаю о слушателях совершенно, есть только хор, музыка, удивительное многоголосье. 

— Как проходят репетиции? 

— Репетиции – это сложный процесс, коллектив большой, у каждого свой характер. Выстраивать взаимоотношения всегда непросто. Некоторые певцы быстро усваивают материал, другим на это требуется больше времени. Я совсем неконфликтный человек, стараюсь избегать острых моментов, но иногда и мне приходится даже кричать. Проблема еще в том, что из-за материальной нужды многие работают на нескольких работах. Наш единственный солист уже в возрасте вынужден подрабатывать чернорабочим, чинить двери и тому подобное. Зарплату нам вроде подняли, уже года три как мы получаем по 12 – 13 тысяч рублей, но на эти деньги, конечно, семью не прокормишь.

© Sputnik Томас Тхайцук, Астанда Ардзинба
Государственной капеллы Абхазии

— У капеллы есть постоянная площадка для работы?

— Да, в Сухуме есть небольшое помещение. Здесь нет концертного зала, только репетиционный. Руководство страны нам обещало провести в помещении капитальный ремонт, мы в предвкушении. Иначе здесь очень сложно работать, очень сыро, через полчаса дышать становится совершенно невозможно. После ремонта, возможно, будет небольшой и зрительный зал, чтоб мы могли здесь давать небольшие концерты. Основной концертной площадкой же является зал Пицундского храма, мы выступаем там каждую среду под аккомпанемент органа.

— Часто ли капелла гастролирует? 

— Не могу сказать, что часто. Говоря в общем, не каждый год даже, хотя последние десять лет ситуация лучше, чем в предыдущие годы. Последний раз были в прошлом году, выступали на всероссийском фестивале в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга, где услышали от организаторов много теплых слов. Надеемся, они нас еще пригласят.

Государственная хоровая Капелла Абхазии на Московском Пасхальном фестивале. Архивное фото.
Государственная хоровая Капелла Абхазии на Московском Пасхальном фестивале. Архивное фото.

— В прошлом Государственная хоровая капелла выступала в зале Новоафонской пещеры, но уже много лет как такие концерты прекратились. С чем это связано?

— С 1975 года мы работали в пещере каждый летний сезон, выступали там и после войны. Но проблема в том, что это чревато негативными последствиями. Там большая влажность, температура постоянно на отметке в +11˚С, у всего коллектива появились хронические болезни. Тем нее менее, по особым случаям мы готовы выступать в Новоафонской пещере, надо признать, акустика там потрясающая. 

— 15 сентября Государственная капелла республики даст юбилейный концерт, как идет подготовка к мероприятию? Что вы готовите для зрителей в свой день рождения?

— В программе юбилейного концерта будет одно классическое произведение, несколько духовных, будут мексиканские, итальянские песни. Даже решили не только спеть с оркестром, но и немного станцевать. Открывать концерт будем Государственным гимном Абхазии, исполнением которого мы гордимся.

— Каким вам видится будущее капеллы?

— В будущем я вижу еще больше певцов, музыкально образованных. Особенно нам нужны мужские голоса. Я надеюсь, что и состав капеллы увеличится до 60 человек, сейчас мы выступаем небольшим камерным составом в 42 человека, а на сцене и того меньше людей зачастую. Надеюсь, будет больше гастролей, больше фестивалей. Уже говорили с министром о том, чтобы провести в Абхазии хоровой фестиваль. Не могу сказать, насколько быстро это произойдет, но в планах у нас есть такой фестиваль. 

Теги:
музыка, концерты, Азия, Весь мир, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik