07:04 15 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD71.13
  • EUR80.62
Аналитика
Получить короткую ссылку
76043

О событиях Отечественной войны народа Абхазии вспоминает секретарь Общественной палаты Нателла Акаба.

Нателла Акаба, Sputnik

Так уж устроен этот мир: одним независимость преподносится как подарок судьбы, а другим приходится добывать ее ценой огромных жертв и испытаний. Неслучайно мы, жители Абхазии, называем день 30 сентября по-разному — День Победы, День Освобождения и День Независимости. Понятно: не было бы победы над агрессором, не случилось бы и независимости. Поэтому особо цинично звучат для нас слова тбилисских политиков, упорно называющих жестокую войну между грузинами и абхазами конфликтом между Россией и Грузией. Как видно, обостренное чувство национальной гордости, присущее грузинам, никак не дает им смириться с тем, что победу одержали те, на кого они всегда взирали свысока и называли «пришельцами из-за гор», «мхом на теле Грузии» и тому подобное. Начиная войну, тбилисские «стратеги» во главе с известным политическим интриганом Шеварднадзе и его криминальными соратниками никак не могли предвидеть, что рядом с абхазами встанут русские, армяне, адыги, чеченцы, осетины, казаки, представители других этносов и даже некоторые местные грузины. На стороне Тбилиси в Абхазии воевали отряды национал-социалистов с Украины (УНА-УНСО). При этом интересно отметить, что в период Приднестровского конфликта те же  украинские националисты воевали на стороне Тирасполя, а вот в Абхазии оказались на стороне Тбилиси. Но это далеко не единственный парадокс того времени – внеся свой весомый вклад в развал Советского Союза (роль Шеварднадзе в этом трудно переоценить),  грузины, как ни странно, свято верили, что свою мини-империю Сакартвело им удастся сохранить. Но не сложилось…

Но факт остается фактом:  поражение в этой развязанной Грузией войне стало концом мини-империи.

Войны "демократов"

Об Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов написано и сказано немало, но до сих не до конца понятны истоки той агрессии,  а порой звериной

ненависти, которые в первые же часы грузинского вторжения выплеснулись на мирных граждан только за то, что они не принадлежали к грузинской нации. Увы, на войне вооруженные люди неизбежно убивают друг друга, стараясь нанести как можно больший урон живой силе противника. Но когда военные расправляются с беспомощными стариками, женщинами и детьми – это уже трудно объяснить с точки зрения военной тактики и стратегии, это скорее из области психиатрии или агрессивного национализма. И особенно страшно, когда это происходит под прикрытием демократической риторики и с молчаливого согласия серьезных международных организаций и лидеров ведущих стран Запада. И те,  и другие вполне благосклонно принимали все, что исходило от Эдуарда Шеварднадзе,  хотя было очевидно, что  действия и публичные высказывания этого "демократа"  мало чем отличались от поступков и речей националиста Гамсахурдиа. Последнего те же западные представители всячески третировали, пока он оставался президентом, не спешили принимать Грузию в ООН и отказывались установить с ней дипломатические отношения. 

Но с приходом Шеви, считавшегося на Западе одним из главных архитекторов "новой Европы", все чудесным образом изменилось. От нового лидера многие ожидали умиротворения Грузии, находившейся тогда фактически в состоянии гражданской войны из-за конфликта между сторонниками и противниками свергнутого Гамсахурдиа.  Ради этого "прорабу перестройки" прощали многое – и то, что он пришел к власти в результате свержения законно избранного президента, и то, что фактически вступил в сговор с полувоенными и откровенно криминальными кругами. И не вызвало осуждения даже то, что, отдавая приказ о вводе вооруженных формирований в Абхазию, Шеварднадзе был нелегитимным правителем — всеобщие президентские выборы в Грузии прошли лишь 11 октября 1992 года. 

Воспитание ненависти                               

Нападение было для абхазской стороны столь внезапным, сколь и вероломным: буквально накануне, 13 августа Эдуард  Шеварднадзе в телефонном разговоре с председателем Верховного Совета Республики Абхазия Владиславом Ардзинба заявил, что в Абхазию грузинские войска введены не будут. Однако, как выяснилось вскоре, с 11 августа в Грузии уже полным ходом шла подготовка к  операции "Меч", нацеленной на молниеносный захват Абхазии. 

Город Очамчыра  первым принял на себя удар грузинского вторжения и был оккупирован буквально за считанные часы. Поскольку  этнические грузины в самом городе составляли большинство, а нападение было внезапным, "завоевать" Очамчыру особого труда не составляло.  Этническим абхазам, оказавшимся на оккупированных территориях, пришлось выбирать: либо тайными тропами выбираться из города или села, чтобы примкнуть к своим и, при возможности, вступить в партизанскую борьбу с противником,   либо погибнуть от рук вооруженных до зубов посланцев "великого демократа" и любимца западных лидеров Шеварднадзе. Но немощным старикам, матерям с малыми детьми было некуда податься, и им приходилось рассчитывать на гуманность грузинских военных и  помощь своих грузинских соседей, которые, как тогда казалось, не станут применять силу против мирных граждан.  

Однако иллюзии рассеялись в первые же дни вторжения. И это неудивительно, если иметь в виду, что введенные в Абхазию вооруженные формирования очень мало походили на регулярную армию – это были наспех сколоченные необученные отряды. Как стало известно позже, в ходе подготовки к вторжению из тюрем и психиатрических больниц Грузии были выпущены все, кто был способен держать в руках оружие. По словам уцелевших очевидцев тех событий, складывалось впечатление, что под командованием скульптора с сомнительным прошлым Тенгиза Китовани и доктора искусствоведения и по совместительству криминального авторитета Джабы Иоселиани  в Абхазию пришли изощренные садисты, наркоманы и преступники. Многие из них попали в Абхазию впервые, соответственно ничего не знали о ней и ее жителях, очень удивлялись, впервые увидев море, и были уверены, что Абхазия — это такой же грузинский регион, как Имеретия или Кахетия, а абхазы — это те же грузины,  только попавшие под влияние коммунистов, планирующих отделение Абхазии от Грузии. Такую версию событий предлагал им сам Шеварднадзе. 

Если жестокость  со стороны вторгшихся в Абхазию полубандитских формирований  хоть и с трудом, но поддается объяснению, то гораздо труднее понять, почему ненависть к абхазам и русскоязычным жителям охватила многих местных грузин. В те дни в Очамчыре началось нечто невообразимое: в городе, где люди разных национальностей десятилетиями жили рядом, сидели за общими свадебными или поминальными столами, помогали друг другу и  делились самым сокровенным, начались убийства, зверства и грабежи по этническому признаку. Страшнее всего, что среди очамчырских грузин нашлось немало таких, кто доносил грузинским  силовикам на своих абхазских, русских и армянских соседей. А некоторые местные грузины, поддавшись всеобщему безумию,   сами стали творить с соседя¬ми и вчерашними друзьями такое, что раньше и вооб¬разить было невозможно.  Хотя известны и факты, когда абхазов, армян и русских спасали их грузинские друзья и соседи. 

 Конечно, идиллическими отношения абхазов и грузин не были и раньше: межэтнические трения существовали, и время от времени они усиливались как результат недовольства абхазов ассимиляторской политикой Тбилиси, массовым переселением в Абхазию картвелов с целью изменить демографический баланс в свою пользу.  Даже в советские годы, когда «пролетарский интернационализм» был частью официальной идеологии,  многие представители грузинской интеллигенции ухитрялись насаждать идеи о превосходстве грузинской нации. Юным грузинам внушали, что именно они являются истинными хозяева¬ми Абхазии, а всякие там абхазы или "апсуйцы" спустились с гор и теперь оспаривают права грузин на исконно грузинские земли.  

Так формировалась идеология ненависти – благодатная почва для непримиримой этнической вражды и кровопролитных столкновений. А с приходом к власти в Грузии Гамсахурдия, а затем и Шеварднадзе, идея национального превосходства настолько овладела умами, что лозунг "Грузия для грузин!"  стал восприниматься как нечто нормальное, как и широко тиражируемый грузинскими лидерами и творческой интеллигенцией тезис о существовании  некоего "имперского заговора" против грузинской нации. Людям внушали, что "сепаратистские" Южная Осетия и Абхазия являются частями этого заговора, а проживавших там грузин тайно готовили к вооруженным действиям против осетин, абхазов и прочих "врагов Грузии", раздавая им оружие. 

И вот 14 августа 1992 года оружие было извлечено из тайников и пущено в ход. Рассказывают, что многие местные грузины встречали "войска" Госсовета Грузии шампанским, а женщины осы¬пали танки и БТРы живыми цветами. В архивах абхазского телевидения сохранились видеокассеты, запечатлевшие очамчырских грузин в военной форме, бодро марширующих или под руководством священника Грузинской Православной церкви прини¬мающих святое крещение в морских волнах. Рядом с "бравыми вояками" их "боевые подруги" — вчерашние инструкторы райкома партии и комсомола, медицинские сестры — все в военной форме, ставшие бойцами так называемого "Очамчырского батальона".

"В стране, где зверствуют бандиты"              

Имена убитых стариков и старушек, детей, женщин, подвергшихся насилию и затем убитых, как и имена зачинщиков и многих палачей этой чудовищной бойни, хорошо известны. Но никто из тех, кто совершал массовые убийства на этнической почве, так и не понесли наказания и даже не покаялись. А сами факты зверств и расправ над гражданским населением до сих пор потрясают. Так, в Очамчыре грузинские женщины, находясь под воздействием пропаганды вражды и ненависти,  убили 86-летнюю абхазку Женю Казанба, а затем возле очамчырского  железнодорожного вокзала публично заживо сожгли ее дочь Цацу Казанба только за то, что последняя была активисткой Народного Форума Абхазии "Аидгылара". Почти вся семья очамчырца Рудика Пагава, включая его самого, жену Валю и двух юных дочерей, Жанну и Тею,  была зверски убита в собственном доме, причем в расправе активное участие принимал ближайший сосед Гурам Шанава, с которым до войны они жили дружно и делили горе и радость. И таких историй множество, значительная часть их была задокументирована в Докладе о фактах массовых нарушений прав человека в ходе грузино-абхазской войны  1992-1993 годов подготовленном Комиссией по правам человека и межнациональным отношениям Верховного Совета Республики Абхазия. Данный доклад был в 1993 году передан в соответствующий комитет ООН.  

Невосполнимые людские потери понесла Абхазия в ходе Отечественной войны 1992-1993 годов. Но этим агрессор  не удовлетворился: была предпринята попытка уничтожить духовную культуру народа Абхазии, саму абхазскую  идентичность. Именно поэтому были разрушены многие памятники абхазской истории и культуры, сожжены уникальные коллекции документов и книг. В ноябре 1992 года оккупанты сожгли Абхазский научно-исследовательский институт со всем его историческим архивом, археологическими и этнографическими материалами. Были уничтожены Центральный государственный архив Абхазии, разгромлены Сухумский краеведческий музей, библиотеки,  школы,

театры. Вандалы XX века, возглавляемые "объединителем Германии" Шеварднадзе, показали истинное лицо "демократической Грузии". 

Но и сегодня, 22 года спустя после окончания войны, эта позорная страница грузинской истории не перевернута, и массового осознания собственных ошибок в грузинском обществе не наблюдается. Все еще жив сотворенный Шеварднадзе и приукрашенный Саакашвили миф о том, что конфликт был спровоцирован Россией, и последняя воевала с Грузией, а Абхазия всего лишь российская марионетка. И то, что значительная часть грузинского общества все еще находится под воздействием этого мифа,  может свидетельствовать о неспособности или нежелании анализировать и переосмысливать прошлое своей страны. Следовательно, повторение трагических ошибок  вполне реально. 

Продолжение распада 

Новости, поступающие с Украины, мало кого оставляют равнодушными. И у многих людей в Абхазии  события на Юго-Востоке Украины отзываются болью в сердце, напоминая о трагических днях, пережитых в период грузинской агрессии. Мы видим, что события развиваются по удивительно схожему сценарию, и происходившее на киевском Майдане в 2014 году очень похоже на события на проспекте Руставели в Тбилиси  в декабре 1991 года.  Тогда законно избранный президент Грузии Звиад Гамсахурдиа был силой смещен со своего поста и вынужден был бежать в Армению, а затем к Дудаеву в Грозный. Нечто похожее произошло и с Виктором Януковичем, с той лишь разницей, что последнему предоставили убежище в Москве. Пришедшие к власти таким нелегитимным путем Шеварднадзе и Порошенко оба, как мантру,  повторяли лозунги о демократии, европейском выборе, членстве в НАТО, но при этом широко использовали крайние формы этнического национализма для усиления своих позиций и сплочения расколотой нации. Оба эти деятеля считали, что для достижения политических целей все методы хороши,  и это вылилось в массовые убийства и пытки гражданского населения, военнопленных и заложников, в обстрелы населенных пунктов из «градов». А ведь известно, что насилие порождает ответное насилие, после которого распад страны нередко становится неизбежным.  

Когда в декабре 1991 года в Беловежской пуще был подписан смертный приговор СССР, и с карты мира исчезло государство, занимавшее одну шестую часть суши, можно было предполагать, что процесс распада не обязательно будет происходить в строгом соответствии с теми линиями, которые в свое время провели на карте коммунистические вожди.  Границы государств меняются, а сами государства появляются и исчезают, чему мы стали свидетелями в последние десятилетия. Но люди должны оставаться людьми…

Теги:
победа, конфликты, война, 30 сентября (День Победы), Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik