14:37 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD78.87
  • EUR92.60
Аналитика
Получить короткую ссылку
1110101

Сотрудник Министерства по чрезвычайным ситуациям, специалист в области радиосвязи и телевидения, музыкант Абзагу Марыхуба рассказал в интервью Sputnik Абхазия о любви к блюзу, отношению к классической музыке и пятничных музыкальных вечерах на набережной.

О том, как развиваться музыканту в Абхазии, откуда появилось пианино на музыкальных вечерах в Баристе, новых знакомствах и творческих планах рассказал в интервью Sputnik Абхазия сотрудник Министерства по чрезвычайным ситуациям, специалист в области радиосвязи и телевидения, музыкант Абзагу Марыхуба.

Беседовала Астанда Ардзинба. 

— Абзагу, я знаю тебя давно как специалиста в области ТВ и радио, но к своему стыду, не подозревала, что ты музыкант…

— Это для многих оказалось сюрпризом. Я учился в Индустриальном колледже в Сухуме на факультете радиосвязи, радиовещания и телевидения, но музыка всегда была моей страстью. Я играл, сколько себя помню, подбирал на слух. У меня было чувства такта. Я любил разбирать известные композиции. Вскоре моя мама, которая преподавала народно-художественное творчество в Государственном училище культуры, предложила мне прийти туда и попробовать свои силы. 

Я поступил на оркестровое отделение. На курсе нас было двое, я и еще одна девушка. При поступлении меня особенно отметили, оказалось, что даже старшеклассники не могли сыграть так, как играл я. 

Импровизированные концерты музыканта Абзагу Марыхуба и его друзей проходят в одном из сухумских кафе каждую пятницу.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Импровизированные концерты музыканта Абзагу Марыхуба и его друзей проходят в одном из сухумских кафе каждую пятницу.

— А что ты играл?

— Играл Metallica, Уму Турман, которая была тогда модной группой. Подбирал все на слух, я тогда даже не знал название аккордов. Просто слышу, как это должно быть, и что нота, например, где-то правее. Не могу это объяснить. 

Но очень быстро учеба мне наскучила. В училище делали упор на народные инструменты, а мне это было неинтересно. С классикой тоже были сложные отношения. Гайдна и Шопена я, конечно, уважаю, но это все-таки не для меня. Меня манил джаз, блюз и импровизация. Еще помню, у меня как-то появилась идея сыграть рок-н-ролл на народных инструментах, на что мои преподаватели лишь покрутили у виска. На ачамгуре я играл Боба Дилана, чем ввергал в ступор окружающих. А на одном из экзаменов, когда я не знал билета, выкрутился тем, что сыграл "Nothing else matters", выдав ее за свою композицию. Мне поверили и поставили "четыре". 

Я был ужасным студентом, прогуливал занятия, не выполнял задания. Намного раньше, еще в детстве, я три года учился в музыкальной школе, но со временем забыл все выученное там. Даже ноты пришлось изучать заново самому. Вообще, все, что я умею в музыкальной сфере, – это я сам. Не то чтобы я себя хвалю, просто это так и есть.  

— Почему же ты не окончил музыкальную школу? 

— Меня били по пальцам. Эта методика преподавания мне пришлась не по вкусу. Такой уж я человек, не люблю, когда меня заставляют. 

Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.

— Кто же наиболее сильно повлиял на тебя как на музыканта? 

— Учиться по-настоящему я стал после окончания училища. Забил в интернете буквенное обозначение аккордов и, наконец, выучил их названия. Я стал самостоятельно черпать полезную информацию и вскоре понял, что поднялся на новый уровень. С легкостью играл песни современных авторов. Постепенно подобрался к любимому своему направлению – блюзовой импровизации. Я очень люблю эту музыку. Это, действительно, мое. Я не сразу это понял, пришлось пожить лет 26, чтоб прийти к этому. Последние два года я постоянно совершенствуюсь в этом направлении. 

Помню, во время разбора песни Алиши Кейз "If it ain't got you" я обнаружил новые для себя блюзовые диссонирующие звуки. Я стал смотреть видеоуроки на эту тему. Когда я смог сыграть Рея Чарльза "Georgia on my Mind" без особых заворотов, но уже с долей импровизации, я понял, что могу сыграть все, что угодно. 

Так что можно сказать, что блюз в целом сформировал меня как музыканта. 

— Ты также поешь при исполнении, считаешь ли себя вокалистом?

— То, что я пою, когда играю, так это только потому, что мне так легче на слух подбирать мелодию. Я не считаю себя вокалистом. Вообще, удивляюсь, как люди не разбегаются, когда я начинаю петь. 

—Сейчас ты работаешь в Министерстве по чрезвычайным ситуациям, как удается совмещать профессию спасателя и музыку?

— Я не совсем спасатель, я работаю в отделе связи. Но в том, что касается творческих начинаний и открытий, мои коллеги мне, наоборот, очень помогают. Мой непосредственный начальник сам творческий человек. Он мне помог даже сочинить песню. 

— Нет ли такой проблемы, что на музыку не остается времени и сил, после тяжелого рабочего дня? 

— Иногда случается и такое. Но, как правило, есть время и силы развиваться и в музыкальной сфере.

— Расскажи про Barista time, что это такое и как ты к этому пришел? 

— Если в привычном понимании Barista time означает "пить кофе", то у нас уже — "играть музыку". Началось все с того, что я и мои друзья, актеры молодежного театра Беслан Лагулаа, Алхас Минджия, Саид Камкия, поэт Дмитрий Габелия как-то решили, что хорошо бы вынести пианино на "Брехаловку" (место встреч на набережной Сухума, расположенное возле причала морского вокзала — ред.). У нас уже много лет существует традиция, мы по вечерам ходим друг другу в гости к тем, у кого есть пианино. Я играю, а ребята подпевают. Так вот как-то летом, проходя мимо "Брехаловки", где всегда много людей, я понял, что там не хватает музыки. Мы решили перенести наши вечера на открытый воздух.

Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.
 

Беслан Лагулаа стал искать пианино для Брехаловки. Нашел в Новом Афоне. Человек согласился отдать его бесплатно, лишь бы от него избавиться. Пианино было фирмы "Тюмень" позже это отразилось в названии нашей группы, которую мы назвали "Two men. Street band". В конечном итоге, мы купили пианино в Сухуме у одной армянской семьи за три тысячи рублей. Оно было в лучшем состоянии, нежели афонское. Бесик настоял на том, чтобы сообщить о своих намерениях в Госкомитет по молодежной политике. Ребята из комитета предложили помочь чем-нибудь, деньги на пианино дали именно они. 

Другой мой друг Гия Гвазава смастерил тележку, на которой мы и выкатили пианино на набережную. Это зрелище, конечно, привлекло всех прогуливающихся. Конечно, я нервничал. Играть на публике волнительно. Но вскоре я погрузился в музыку и забыл, что на меня смотрят десятки незнакомых людей. Но как оказалось, людям понравилось, они стали подходить и подпевать. Говорят, у нас закрытые люди, замкнутые, но я с этим не согласен. На втором выступлении к нам присоединился профессиональный джазовый музыкант из Питера, который отдыхал в это время в республике. Я, конечно, не мог упустить такой шанс, и мы исполнили несколько песен. Он сыграл, а я спел. Начались музыкальные вечера по пятницам, которые с наступлением холодов перекочевали в прибрежное кафе Barista. Владелец заведения с радостью принял наше предложение. Бесик стал вести страницу в социальной сети, куда выкладывал видео с наших музыкальных вечеров. Вскоре меня даже стали узнавать люди. Но при всем этом, хочу отметить, что я не рвусь на сцену. Мне больше по душе такой формат. 

Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Импровизированный концерт в одном из сухумских кафе.

— Но тебе важно, как реагируют люди на твою музыку?

— Конечно, это интересно. Я впервые зарегистрировался в соцсети, чтобы следить за сообщениями и комментариями. Пока только положительные отзывы. Мы записали песню "Стәыла хәыҷы Аԥсынра", которую я  играл на гавайской гитаре укулеле и выложили видео несколько дней назад. Оно уже набрало больше двух тысяч просмотров. Я удивлен. Охват публики на странице всего более девяти тысяч человек. Конечно, это приятно. 

Я чувствую, что мы стали явлением в городской жизни, в музыкальном мире Абхазии. К нам стали приходить музыканты и певцы. Недавно нас посетил Александр Шоуа. Это был крутой вечер. 

— У вас был перерыв около двух месяцев, пятничные вечера не проводились, с чем это было связано?

— В начале октября я уехал в Члоу на съемки фильма "Софичка", был администратором картины. Полтора месяца меня практически не было в городе. Но после моего возвращения со съемок Barista time возобновились. К сожалению, сейчас в Абхазии негде послушать джаз, рок или что бы то ни было. Местные группы если и есть, то выступают в Сочи, здесь их не услышать. Как же музыканту развиваться, если ему негде выступать. Я не строю иллюзий, не мечтаю собирать концерты. Но мне бы очень хотелось, чтоб в Сухуме возродилась культура музыкальных вечеров, чтоб музыканты и певцы собирались вместе и творили. Живая музыка должна звучать отовсюду. Это ведет к новым знакомствам, к новым проектам, идеям, творческим союзам. 

— С тобой ведь именно так и произошло?

— Здесь я познакомился со многими музыкантами, с которыми у нас уже есть общие задумки. Один из них – это Баграт Цвинария.

Одна из участниц импровизированного концерта в одном из сухумских кафе.
© Sputnik / Томас Тхайцук
Одна из участниц импровизированного концерта в одном из сухумских кафе.

В один из вечеров к нам пришел парень и скромно просидел в углу весь вечер. Уже под конец, когда почти все разошлись и остались только самые близкие, он все еще продолжал сидеть. Мне стало интересно, мы разговорились. Выяснилось, что Баграт – музыкант. На следующий день он пригласил меня к себе домой, где у него, оказывается, была своя звукозаписывающая студия. Баграт играет на гитаре и на массе других инструментов. Именно он подарил мне укулеле, который уже стал неотъемлемой частью пятничных вечеров в Баристе. Я освоил этот инструмент практически за сутки. Теперь все мне приносят различные инструменты, недавно губную гармошку подарили, наверно, думают, что и на ней я смогу за сутки научиться. Вообще многие мои знакомые уже сами загорелись желанием научиться играть на том или ином инструменте. 

— Какие творческие планы у тебя?

— Мы не собираемся останавливаться. Этот формат останется, он должен быть. Что мне особенно нравится в Barista time — это то, что мы все уходим оттуда с хорошим настроением. Потому это важно для меня, и я продолжаю этим заниматься. Чем больше будет таких центров, тем лучше. Кроме того, есть материал и у меня, и у Баграта, который хочется записать. Мы оба пишем музыку, есть несколько песен, которые еще не были широко представлены. 

Теги:
музыкальные инструменты, певцы, Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik