04:55 05 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD73.38
  • EUR86.50
Аналитика
Получить короткую ссылку
228611

На днях исполнилось шесть лет с момента смены власти на Украине в результате майданных событий.

Барометр настроений граждан за это время изменился не так сильно, как мог бы — с учетом ситуации в стране, пишет Сергей Левченко для РИА Новости. Проведенный к годовщине опрос соцслужбы Центра Разумкова совместно с фондом "Деминициативы" выявил, что 38 процентов украинцев поддержали бы Майдан, если бы выступления происходили сегодня. А 59 процентов не хотели бы вернуться на домайданную Украину.

Но такие результаты — во многом продукт пропаганды и промывания мозгов. Интереснее проанализировать, как выглядят объективные результаты произошедшего переворота, в частности экономические.

А они впечатляют.

За шесть лет Украина не только откатилась назад экономически. Она успела утратить компетенцию в ряде производств и даже отраслей, потеряла миллионы рабочих рук, накопила долги и, возможно, даже прошла точку невозврата в экономическом смысле.

Показательными для оценки состояния экономики Украины являются два прогноза. Первый был дан в феврале прошлого года представителем Всемирного банка. В соответствии с ним Украине нужно полвека, чтобы догнать Польшу. Второй — уже в феврале этого года — дал украинский министр развития экономики Милованов. Согласно ему, Украине, чтобы догнать Белоруссию, нужно 50 лет и 100 миллиардов долларов. Последний прогноз особенно хорош на фоне того, что украинские власти все шесть лет рапортуют о невероятно успешных реформах. Белоруссию же украинские СМИ традиционно клеймят за отсутствие таковых.

Реальный ВВП Украины в 2019 году оказался на 5,8% ниже, чем в 2013 году. Если же сравнивать ВВП в долларовом выражении, то за тот же срок он сократился на 16% — с 183,3 до 154 миллиардов долларов. И это несмотря на искусственное укрепление гривны в 2019 году.

Основа экономики, промышленность, обвалилась гораздо больше — на 19,5%. Основные причины — утрата части промышленного Донбасса и потеря ключевого для украинской промышленности (особенно машиностроения) рынка сбыта — России. За это время Украина почти полностью лишилась одной из наиболее высокотехнологичных отраслей — авиастроения. Колоссальный удар был нанесен судостроению и другим отраслям машиностроения. Даже металлургия за шесть лет сократила объемы производства чугуна, стали и проката более чем в 1,5 раза. А многие компетенции (например, изготовление танковой брони) оказались просто утрачены.
Ситуация усугубляется тем, что после 3,5 года относительной стабилизации в промышленности с июня 2019 года начался новый этап падения.

Вообще рост ВВП в 2016-2019 годах проходил на неестественной основе — и это, пожалуй, самая главная проблема. Рост может быть инвестиционным, когда в экономику приходят долгосрочные вложения. Может быть восстановительным — когда имеющиеся производственные мощности начинают загружаться после кризиса. На Украине все последние годы рост был преимущественно потребительским: когда инвестиций не было, производство не росло, а вот потребление увеличивалось за счет заимствований и перечислений гастарбайтеров. Скажем, для Соединенных Штатов такой рост стал уже едва ли не привычным явлением. Но что позволено Юпитеру, не позволено быку. США эмитируют мировые деньги и осуществляют займы под копеечный процент. У Украины пока нет печатного долларового станка, а стоимость заемных ресурсов является едва ли не самой высокой в мире.

Перечисления гастарбайтеров — сомнительная радость для экономики. Эти люди создают добавленную стоимость в других странах, только часть которой получают в виде зарплаты. И уж точно не платят ни налога с доходов (базовый источник доходов местных бюджетов), ни единого социального взноса на Украине.

Что же касается долгов, то облигационные заимствования Украины имеют признаки финансовой пирамиды, так как выплата по старым облигациям осуществляется за счет размещения новых, а обслуживание является непосильным для украинского бюджета без расширения заимствований. Стоит добавить, что, согласно плану на 2020 год, погашение и обслуживание государственного долга превысит 40% доходов госбюджета. В 2013 году эта величина несколько превышала 30%.

Украинское сельское хозяйство, представляющее собой в основном растениеводство, заместить выпадение добавленной стоимости из-за обвала в промышленности никак не могло, так как уровень добавленной стоимости в нем низок. Поэтому за шесть лет доля сельского хозяйства в ВВП выросла с 7,6 лишь до восьми процентов.

А вот в структуре экспорта его доля выросла существенно — с 15,7 до 28,4%. Но и это никак нельзя назвать хорошей новостью для украинской экономики. Хотя бы потому, что это сугубо сырьевые товары, а следовательно, сырьевая направленность украинского экспорта за шесть лет только возросла. При этом доля в экспорте продукции машиностроения, которая имеет высокую добавленную стоимость, за тот же период сократилась с 16,3 до 10,7%. Это еще и при сокращении объемов экспорта в целом: в 2013 году Украина экспортировала товаров на 63,3 миллиарда долларов, в 2019 — на 50,1 миллиарда.

Даже согласно данным украинского правительства, степень износа основных средств в экономике страны является рекордной и зашкаливает за 60% (на самом деле, думается, еще выше). Без их модернизации говорить о каком-то развитии просто смешно. И что же там с капитальными инвестициями после Майдана? А ничего хорошего.

Глашатаи Майдана рассказывали доверчивому электорату, что в страну вот-вот зайдут 700 миллиардов долларов инвестиций. По факту к началу 2014 года в экономику Украину было вложено прямых иностранных инвестиций в виде акционерного капитала в сумме 53,7 миллиарда долларов. Это для 40-миллионной страны копейки. Но вот к концу 2019 года этих самых инвестиций осталось 34,5 миллиарда.

Впрочем, главное для экономики любой страны — все же внутренние капитальные инвестиции. Но и тут все печально. До переворота капитальные инвестиции ежегодно составляли 31-33 миллиарда долларов. И их не хватало для обеспечения развития экономики. Однако в 2019 году после нескольких лет роста их объем составил лишь 22 миллиарда долларов.

С рабочими местами на Украине тоже, естественно, все не очень хорошо. С 2013-го по декабрь 2019 года количество штатных работников на Украине сократилась с 9,7 миллиона до 7,3. При этом данные 2013 года посчитаны без Крыма. С 2015 года украинский Госстат перестал учитывать в количестве рабочих мест данные по ЛДНР. Однако и с января 2015-го по декабрь 2019 года их количество продолжало уверенно сокращаться — с 8,2 миллиона до 7,3.

При этом средняя зарплата в долларовом эквиваленте почти вернулась на уровень 2013 года: в 2019-м она составила 406 долларов против 411 в 2013-м. Но с учетом резкого удорожания коммунальных услуг, урезаний "социалки" (в частности, почти полного отказа от бесплатной медицины) и увеличения диспропорций в оплате труда — это совсем не одни и те же деньги.

Экономическая катастрофа как результат переворота и переориентации экономики на Запад (а на самом деле — одностороннего открытия своего рынка) полностью подтверждается всем набором экономических показателей. Но еще хуже для Украины тот факт, что рецептов выхода из сложившейся ситуации за шесть лет придумано так и не было, а время работает против страны со стареющим населением, ветшающими основными средствами и разваливающейся инфраструктурой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Главные темы

Орбита Sputnik