15:34 21 Января 2021
Прямой эфир
  • USD73.37
  • EUR88.97
Аналитика
Получить короткую ссылку
331 0 0

Резолюция сената Франции с рекомендацией признать Нагорно-Карабахскую республику вызвала сдержанное одобрение Еревана и возмутила Баку.

СУХУМ, 28 ноя - Sputnik. Азербайджанский парламент потребовал от правительства пересмотреть отношения с Парижем. В дипломатическую перепалку вмешалась Анкара, а глава французского МИД поспешил откреститься от принятого сенатом документа. Что привело к скандалу и как это повлияет на будущее Карабаха, читайте в материале Антона Лисицына и Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Солидарность с Арменией

В резолюции, принятой 25 ноября, осуждается "военная агрессия Азербайджана, осуществленная при поддержке властей Турции и иностранных наемников". Документ призывает оказать гуманитарную помощь и расследовать военные преступления. Говорится также о праве перемещенных лиц на возвращение и необходимости сохранить культурное и религиозное наследие Армении.

"Резолюция — сильный политический акт, который демонстрирует нашу солидарность с Арменией", — заявил Кристиан Камбон, председатель сенатского комитета по иностранным делам и обороне.

Но глава французского МИД Жан-Батист Лемуан на инициативу верхней палаты парламента отреагировал холодно. Отметил, что одностороннее признание Парижем независимости НКР "не полезно никому: ни Армении, ни населению Карабаха, ни Франции, ни другим сопредседателям Минской группы (куда входят представители Москвы, Парижа и Вашингтона. — Прим. ред.), ни Европе".

Резолюцию по вполне понятным причинам горячо приветствовали в Степанакерте. Глава НКР Араик Арутюнян выразил глубокую признательность французским сенаторам и назвал их решение историческим. "Примечательно, что сенат осуждает развязанную 27 сентября против Арцаха (армянское наименование региона. — Прим. ред.) азербайджано-турецкую военную агрессию с участием наемников-террористов и призывает власти Франции принять меры для возвращения установленных в 1994 году границ", — подчеркнул он.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян был сдержаннее, хотя тоже счел решение историческим. "Признание Арцаха становится частью международной повестки", — кратко высказался глава правительства.

Упоминание турецкой помощи Баку не осталось незамеченным — Министерство иностранных дел Турции обвинило верхнюю палату французского парламента в предвзятости. Именно таким отношением политиков из Парижа и объясняется то, что карабахская проблема так и не урегулирована, считают в Анкаре. "Документ показывает, почему Минская группа ОБСЕ, чьи сопредседатели должны сохранять нейтралитет, до сих пор не решила вопрос", — говорится в заявлении турецкого МИД.

Призыв вывести азербайджанскую армию с занятых в регионе территорий назвали свидетельством "нелепого, пристрастного и оторванного от фактов понимания ситуации", которое нельзя "воспринимать всерьез". В завершение турецкие дипломаты пожелали Франции "сделать правильные выводы".

Их коллеги из Баку тоже дали совет французскому сенату — бросить силы на деятельность, "способствующую миру, стабильности и прогрессу". Затем последовал пассаж о том, что официальный Париж, судя по уверениям первых лиц, "поддерживает территориальную целостность Азербайджана — эта позиция нашла отражение как в двусторонних рамках, так и в соглашениях, подписанных с Европейским союзом". В азербайджанском МИД допустили, что тема конфликта в Карабахе использована в предвыборных целях.

"Принятый сенатом документ не имеет юридической силы. Однако он политически значим, что вызывает серьезные сомнения в беспристрастности страны", — расставили акценты дипломаты. Помощник президента Азербайджана по вопросам внешней политики Хикмет Гаджиев назвал резолюцию французских парламентариев "клочком бумаги".

Милли меджлис, национальный парламент Азербайджана, призвал правительство пересмотреть отношения с Парижем. Депутаты постановили, что Баку следует "обратиться в руководство ОБСЕ с вопросом об исключении Франции из Минской группы", а кроме того, "глубоко проанализировать политические и экономические связи между двумя странами".
Вечером 26 ноября посла Франции в Баку Захари Гросса вызвали в МИД Азербайджана и вручили ноту протеста.

Самое большое открытие

В 2019-м азербайджанский министр экономики Шахин Мустафаев утверждал, что бывшая советская республика — основной торговый партнер Франции в регионе. Шестьдесят два процента товарооборота Франции с тремя государствами Закавказья приходятся на Азербайджан.

В начале 2020-го посол Франции в Баку рассказывал, что инвестиции французской Total в проект разработки Апшеронского морского газоконденсатного месторождения в Каспийском море уже превысили миллиард евро. К тому же дипломат оценил товарооборот Франции и Азербайджана более чем в 600 миллионов долларов как недостаточный. Для сравнения: тот же показатель для Армении не превышал 100 миллионов.

Именно Total поставляет Азербайджану оборудование для подводных буровых работ. В целом весь проект поделен поровну между французской фирмой и азербайджанской государственной компанией SOCAR.

О важности Азербайджана для французских нефтегазовиков можно судить по высказыванию президента Total по добыче Арно Брейака. В декабре 2019-го он назвал Апшерон "самым большим открытием за последние десять лет". Более того, исходя из совместных заявлений, французы планировали участие в геолого-разведочных работах по всей территории кавказской республики.

Азербайджан занимает ключевую позицию и в программе ТРАСЕКА — развитии транспортных коридоров из Средней Азии в Европу через Кавказ. Нынешним летом, накануне обострения в Карабахе, французский посол в Баку обсуждал с генеральным секретарем проекта Асетом Асавбаевым роль Парижа в создании новых торговых путей. Стороны говорили об инвестициях Французского агентства развития в многомиллионную модернизацию железной дороги из Азербайджана в Грузию.

К тому же Париж помогал Баку реализовывать космическую программу. Первый азербайджанский спутник на орбиту выводили с космодрома Куру. Французские специалисты построили для Баку спутник дистанционного зондирования Земли AzerSky.

Антитурецкая нота

Нагорно-Карабахская республика не признана официально ни одним государством. Вопрос о статусе НКР возник после того, как в 1994 году был подписан Бишкекский протокол о перемирии. Ереван мотивировал отказ от признания Карабаха тем, что Армению обвинят в оккупации территорий Азербайджана, что повлечет санкции и сорвет переговорный процесс в рамках Минской группы ОБСЕ.

Российский кавказовед Нурлан Гасымов отмечает, что теперь Париж могут отодвинуть от решения проблемы Карабаха. Моральная поддержка Еревана и щелчок по носу Баку могут обернуться снижением влияния Минской группы ОБСЕ, а это сыграет на руку Турции.

"Вопросы, возможно, будут решаться в более практическом формате "два плюс два", то есть за столом переговоров останутся Армения и Россия с одной стороны, а Азербайджан и Турция — с другой, — полагает эксперт. — Неслучайно трехстороннее заявление президентов 10 ноября вызвало беспокойство и в Париже, и в Вашингтоне. Насколько мне известно, начались консультации французских и американских дипломатов с российскими коллегами — и участники процесса в рамках Минской группы запрашивают детали".

После скандала с резолюцией Турция может закрепиться на дипломатическом поле как посредник в урегулировании конфликта, предполагает Гасымов. "Анкара получит шанс подвинуть Вашингтон и Париж, что последним, конечно, не нравится. Французский МИД ранее высказывал симпатии армянской стороне, в Баку к этому относились с пониманием и терпели. Нынешнюю ситуацию тоже разрешат на уровне дипломатов, но осадок в отношениях двух стран останется", — считает Гасымов.

Кавказовед, кандидат политических наук Артур Атаев отмечает — пока сложно прогнозировать последствия заявлений французского сената. "Все непредсказуемо. Документ может девальвировать процесс урегулирования и ослабить позиции России в переговорах. В Армении есть националистическое меньшинство — четко прозападное, вернее, профранцузское", — подчеркивает он.

И все же для Еревана резолюция — дипломатический успех. "Это фактор присутствия армянской диаспоры в культурном поле Франции. Триста пять голосов сенаторов — настоящий прорыв", — добавляет политолог. Однако у любого дипломатического документа есть разные составляющие, объясняет он. На первый взгляд, резолюция проармянская, но в ней есть и антиэрдогановская нота, очень актуальная для внешней политики Франции — так Париж дает понять, что блокирует попытки Турции интегрироваться с Европейским союзом. Несмотря на завуалированный характер заявления, по содержанию оно жесткое.

"Решение сената признать Нагорный Карабах не имеет никакого практического значения, — считает французский эксперт Жан Виардо. — Внешнюю политику Пятой республики определяет президент, и парламентарии не могут на него давить. Правительство, скорее всего, даже не рассмотрит документ, не говоря уже о том, чтобы положить его на стол Макрону. Резолюция — своеобразный реверанс в сторону многочисленной армянской диаспоры, которая негодовала из-за бездействия французских властей. При этом все понимают, что сенат не способен повлиять даже на внутреннюю политику. Французские журналисты практически ничего не написали о документе, поскольку все понимают — он не имеет отношения к реальности".

По словам Виардо, Франция осознает: как участник Минской группы она не сделала ничего для урегулирования конфликта. Главным миротворцем стала Москва. И сейчас ситуация выглядит так, словно французские парламентарии хотят из зависти отомстить России за внешнеполитический успех на карабахском театре военных действий.


Главные темы

Орбита Sputnik