14:59 26 Января 2021
Прямой эфир
  • USD75.64
  • EUR91.67
Аналитика
Получить короткую ссылку
50710

Тридцать лет назад Михаил Горбачев стал президентом Советского Союза, КПСС утратила монополию на власть, но реформы не удержали от распада.

СУХУМ, 8 янв - Sputnik. Тысяча девятьсот девяностый начался с вооруженных столкновений между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха. Дальше — больше: о независимости объявили Прибалтика, Узбекистан и Молдавия. Парад суверенитетов захлестнул и российские регионы. Каким был последний год существования СССР, читайте в материале Галии Ибрагимой для РИА Новости. 

© Sputnik / Сергей Компанийченко

Положение безвыходное

Второго января на заседании Политбюро Михаил Горбачев поставил вопрос ребром: "Тысяча девятьсот девяностый должен решить — быть или не быть перестройке". Курс по ускоренному социально-экономическому развитию проводили уже пятый год. Но ситуация не улучшалась.

Формально доходы советских людей росли, но товаров в магазинах не прибавлялось. То немногое, что было на полках — хлеб, сахар, макароны, — раскупали молниеносно. В дефиците обвиняли Горбачева.

"Зерна нет, валюты нет, положение безвыходное", — отчитался перед Политбюро председатель Совета министров СССР Николай Рыжков.

На Съезде народных депутатов призывали менять не только политическую систему, но и экономическую. Но Горбачев опасался, что рыночные реформы ускорят развал страны.

"Главное завоевание перестройки — демократия и гласность", — повторял генсек, когда речь заходила о проблемах в экономике.
В мае продукты начали выдавать по карточкам. Люди запаниковали.

"Как допустили?"

В 1990-м из Конституции исключили статью шестую — о руководящей роли КПСС. Появились новые партии и должность президента, которую занял Горбачев. Он рассчитывал укрепить положение, но получилось иначе.

Вслед за Москвой президентский пост ввели Узбекистан и Казахстан. Лидеры национальных окраин открыто обсуждали выход из Союза.

"Как вы допустили? Без совета, консультаций, явочным порядком в Узбекистане избирается президент?" — недоумевал Горбачев.
"Так захотел народ", — ответил руководитель местной Компартии Ислам Каримов. Позже именно он и возглавил республику.

Ситуацию решили не обострять. В Москве помнили о столкновениях в Ферганской области между узбеками и турками-месхетинцами летом 1989-го. Зачинщиков не нашли, но стало очевидно: национальные окраины требуют большей самостоятельности.

В июне 1990-го вооруженный конфликт между узбеками и киргизами вспыхнул в Оше. Погибли больше тысячи человек.

Но Средняя Азия — не первый советский регион, где возникли национальные проблемы. О выходе из СССР говорили на Кавказе и в Прибалтике.

В Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) в составе Азербайджанской ССР это привело к войне. Карабахские армяне считали, что Баку уделяет региону мало внимания. В 1987-м зазвучали призывы отдать территорию Армении. Ереван настаивал, что Арцах — исторически армянская земля. Но Азербайджан не хотел уступать.

В феврале 1988 года в Сумгаите случилась трагедия: местных армян грабили, убивали, их дома поджигали. В январе 1990-го столкновения на этнической почве начались в Баку. Между Азербайджаном и Арменией разразилась война.

"Первой горячей точкой в "Союзе нерушимом" стал Карабах. Война запустила процесс распада СССР", — пишет в книге "Черный сад" Томас де Ваал, исследователь карабахского конфликта.

Об отделении настойчиво заговорили и в Грузии. Этому предшествовали события 7 апреля 1989 года. Жители республики вышли к

Дому правительства и потребовали независимости. Военные силой разогнали митинг, в давке погибли девятнадцать человек.

В июне 1990-го суверенитет провозгласила Молдавская ССР, взяв курс на сближение с Румынией. Приднестровье воспротивилось и объявило о выходе из состава республики. Разногласия молдавских властей с Тирасполем в 1992 году переросли в войну. Конфликт заморозили, но статус региона до сих пор не определили.

Поступить с Вильнюсом, как с Прагой

Горбачев осознавал, что СССР трещит по швам, но не хотел с этим мириться. Зимой 1990-го он прибыл в Литву, где власти готовились объявить о суверенитете. На встрече с жителями Вильнюса "отец перестройки" предложил "дать шанс советской федерации". Однако люди потребовали "полной независимости".

"В большой советской семье Литва стала развитой страной. Россия продает вам хлопок, нефть, сырье и не за твердую валюту", — обратился Горбачев к народу.

"У Литвы была твердая валюта до войны. Вы отняли ее у нас в 1940 году", — парировал рабочий в толпе.

Горбачеву предлагали силой удержать Прибалтику. "Три полка заблокируют лидеров сепаратистов, а коллаборационисты пригласят наших военных", — убеждал генерал армии Валентин Варенников. Но Горбачев рассудил: "план поступить с Вильнюсом, как с Прагой в 1968 году", не пройдет.

В марте Литва провозгласила независимость и первой вышла из состава СССР. Через месяц о суверенитете объявили Латвия и Эстония. Москва в ответ прекратила поставки в Прибалтику нефти и газа. Через три месяца экономической блокады литовские власти ввели мораторий на "Акт о независимости". Но вернуть Балтийские страны не удалось.

В январе 1991 года в Вильнюс вступили советские военные. Горбачев выдвинул Верховному Совету Литвы ультиматум: "отозвать антиконституционный акт о суверенитете". Бойцы "Альфы" заняли госучреждения и штурмовали телебашню. В уличных беспорядках погибли пятнадцать человек.

События в Литве возмутили западных политиков. От Горбачева отвернулись и многие сторонники на родине. Тот переложил ответственность на военных. Но точка невозврата была пройдена: Прибалтику потеряли.

"Берите суверенитет, сколько проглотите"

Парад суверенитетов прошел не только по союзным республикам. О выходе задумались и автономные области. Впрочем, моду задавала сама Россия.

Двенадцатого июня председатель Верховного Совета Борис Ельцин подписал Декларацию о суверенитете России. Документ оговаривал приоритет российского законодательства над союзным. Началась "война законов".

Горбачев требовал строгого следования нормативно-правовым актам СССР. Ельцин отказывался подчиняться и привлекал на свою сторону руководителей окраин.

"Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить", — обратился он к руководителям автономных республик.
Карельская, Татарская, Удмуртская, Якутская, Бурятская, Башкирская, Марийская, Чувашская автономные советские социалистические республики, Чукотский, Ямало-Ненецкий, Горно-Алтайский автономные округа, Адыгейская автономная область и Коми провозгласили независимость. Кремль увидел в этом угрозу распада не только Союза, но и России.

Серьезные опасения вызывала ситуация в Татарской ССР. Тридцатого августа Верховный Совет автономной республики принял Декларацию о суверенитете. На 1992-й запланировали референдум. Заговорили о собственной конституции.

"Татарстан мог создать опасный прецедент. Казань выдвигала политические требования, связанные с новым пониманием федерализма, — вспоминал участник переговоров, бывший замминистра экономики и финансов Андрей Нечаев. — Татарские власти заявляли, что нефтедобыча и химпроизводство нанесли удар по республике. Требовали делить нефть по-другому. Иначе, подчеркивали, выход из состава России неизбежен".

Татарстан убедили остаться и пообещали не забирать у региона половину добываемой нефти. Но едва договорились с Казанью, о суверенитете объявила Чечня. Переговоры с главой республики Джохаром Дудаевым провалились. Через несколько лет началась первая чеченская война.

Восьмого декабря 1991 года Борис Ельцин, Станислав Шушкевич и Леонид Кравчук подписали Беловежские соглашения. Вместо огромной страны под названием Советский Союз на политической карте мира появилось пятнадцать независимых государств.


Главные темы

Орбита Sputnik