23:50 25 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD73.01
  • EUR85.68
Аналитика
Получить короткую ссылку
11801

Россия считает необходимым заменить Будапештскую конвенцию о компьютерных преступлениях 2001 года.

СУХУМ, 31 июл - Sputnik. С Будапештской конвенцией полностью согласны западные страны, однако он устарел и действующих правовых инструментов недостаточно. О деталях российской инициативы читайте в материале Ксении Мельниковой для РИА Новости.

Универсальное решение

МИД и Генпрокуратура вместе с другими профильными ведомствами подготовили проект универсальной конвенции о борьбе с киберпреступностью. Документ передал в ООН замгенпрокурора Петр Городов.

"Преступное использование ИКТ создает широкие возможности для осуществления других форм преступной деятельности, включая компьютерные атаки на объекты критически важной инфраструктуры, компьютерный шпионаж, сексуальную эксплуатацию детей в сети Интернет, терроризм, мошенничество, незаконный оборот персональных данных, отмывание денежных средств", — говорится в проекте.

Двадцать лет назад в столице Венгрии приняли конвенцию о компьютерных преступлениях. Под документом подписались США, Япония, Австралия, Израиль, а также страны — члены Совета Европы, кроме России.

В Москве не понравилась статья 32 о "трансграничном доступе к хранящимся компьютерным данным". Это позволяет спецслужбам проводить операции в компьютерных сетях других государств, не ставя в известность официальные власти. В России небезосновательно указывали на угрозу безопасности и суверенитету. Совет Европы впоследствии скорректировал документ, но Москва позицию не изменила.

Многие государства считают, что в киберпространстве не должно быть границ. В России полагают, что правительства разных стран могут устанавливать собственные правовые режимы, но при этом сотрудничать, соблюдая взаимный суверенитет.

К тому же Будапештская конвенция попросту устарела. Там, к примеру, речь идет всего о девяти возможных киберпреступлениях. А Россия выделила уже 23 категории. В том числе несанкционированный доступ к персональным данным, создание и распространение вредоносных программ, фальсифицированных лекарств, склонение к самоубийству, детская порнография, подстрекательство к подрывной или вооруженной деятельности, незаконный оборот оружия, реабилитация нацизма, оправдание геноцида или преступлений против мира.

Москва предлагает создать новые структуры и механизмы, как на национальном — круглосуточные контактные центры, так и на международном уровне — проводить конференции стран-участниц. Понадобится секретариат и международная техническая комиссия из 23 членов.

Не устает предлагать

Поддержат ли проект, пока не ясно. В 1998-м Россия с трибуны ООН первой предупредила мир о рисках киберпространства.

В 2011-м представила проект конвенции "Об обеспечении международной информационной безопасности", главная цель которой — предотвращение кибертерроризма и кибермошенничества, а также конфликтов в IT-пространстве. Не поддержали. Зато многие положения этого проекта вошли в документы, принятые в ШОС, СНГ и ОДКБ.

Шесть лет спустя Москва разработала еще одну конвенцию. И снова Запад был против. За двадцать лет там подогнали законодательство под будапештское соглашение, поэтому в Европе готовы говорить о его модернизации, но не замене.

В ООН при активном участии Москвы сформировали комитет по разработке конвенции о противодействии использованию ИКТ в преступных целях. На днях туда поступила копия российского предложения. К 2023-му может появиться глобальная конвенция. Так что не исключено, что основой этого документа послужит как раз российский проект.

"Мировое сообщество сталкивается с киберпандемией"

Россия открыта для сотрудничества в сфере кибербезопасности. Этот вопрос не раз обсуждали с США. Еще в 2013-м президенты Владимир Путин и Барак Обама договорились о взаимодействии в области информационно-коммуникативных технологий. Подготовили двусторонние механизмы для обмена информацией.

А на первой встрече Путина и Дональда Трампа американский лидер предложил создать двустороннюю экспертную группу для анализа кибербезопасности. Но, вернувшись в Вашингтон, передумал. Потом сотрудничество и вовсе прекратилось.

Противодействие киберугрозам обсуждали на недавнем саммите в Женеве, напомнил в статье для журнала "Россия в глобальной политике" министр иностранных дел России Серей Лавров.

"Откровенный и в целом конструктивный разговор (Джо Байдена и Владимира Путина) завершился договоренностью начать предметный диалог о стратегической стабильности при важнейшей констатации недопустимости ядерной войны, а также достижением пониманий о целесообразности консультаций по вопросам кибербезопасности", — указал глава МИД.

Однако между Москвой и Вашингтоном сохраняются глубокие противоречия, подчеркивает старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра Олег Шакиров. "Особенно по таким вопросам, как атрибуция в киберпространстве, возможность применения норм международного гуманитарного права к кибератакам. Это усугубляется все новыми примерами использования ИКТ в военных и разведывательных целях, публичными обвинениями и угрозами", — пояснил он в беседе с РИА Новости.

Двусторонние механизмы для обмена информацией имеются. "Но непонятно, как ими пользуются. Они конфиденциальные. Россия неоднократно предлагала США возобновить сотрудничество.

Есть и многосторонний формат, который развивается в разных организациях, главная из них — ООН. Добиться общего понимания государств того, как вести себя в киберпространстве, сложно. Это небыстрый процесс", — считает собеседник.

И все же стоит поторопиться. Москва прямо говорит, что мир сталкивается с самой настоящей киберпандемией. В 2019-м потери глобальной экономики от кибератак достигли 2,5 триллиона долларов. К 2022-му может быть и восемь триллионов. По прогнозам Сбербанка, из-за киберпреступников российская экономика в 2021-м недосчитается шести триллионов рублей.

Главные темы

Орбита Sputnik