11:23 04 Декабря 2020
Прямой эфир
  • USD75.20
  • EUR91.19
Кавказ
Получить короткую ссылку
54601

Трехстороннее соглашение, подписанное президентами России, Армении и Азербайджана, вернуло в регион мир и существенно усилило роль Москвы в Закавказье.

СУХУМ, 11 ноя - Sputnik. Около двух тысяч российских миротворцев входят в Нагорный Карабах в тишине — разрывы снарядов наконец умолкли. О тонкостях достигнутого компромисса, читайте в материале РИА Новости.

Обмен военнопленными и возвращение беженцев

С начала конфликта Кремль занимал сдержанную позицию и призывал стороны к прекращению огня. "Да, конечно, — подчеркивал в конце октября Владимир Путин, — можно сказать, что там уже тридцать лет идут переговоры, а толку никакого нет. Ну что ж, на мой взгляд, это не значит, что нужно начать стрелять". Москва не раз пыталась посадить Баку и Ереван за стол переговоров. Благодаря этим усилиям 10 октября было заключено первое соглашение о прекращении огня, но оно не продержалось и дня. Российский президент, по собственным словам, едва ли не каждый день общался по телефону с Ильхамом Алиевым и Николом Пашиняном.

При этом 9 ноября ничто в информационном пространстве не указывало на подготовку трехстороннего соглашения. Но уже 10 ноября двадцать два военно-транспортных самолета Ил-76 с миротворцами на борту отправились в Карабах. Там российские военные пробудут минимум пять лет — с автоматическим продлением, если ни одна сторона не выразит желания свернуть их деятельность. Но предупредить об этом надо за полгода.

Миротворцы разместятся на линии соприкосновения и вдоль Лачинского коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом. В их распоряжении будет 90 бронетранспортеров, 380 единиц автомобильной и специальной техники.

Трехстороннее соглашение прежде всего предполагает полное прекращение огня, затем — обмен телами погибших и военнопленными.

В дальнейшем под контролем ООН на эти земли вернутся беженцы — однако речь в документе может идти не только об азербайджанцах, покинувших территорию почти тридцать лет назад, но и о тех, кто был вынужден уехать из Карабаха в ходе нынешних боев.

В Степанакерте заявляли, что в регионе проживает до ста пятидесяти тысяч человек. В результате обострения конфликта около 90 тысяч стали беженцами, указывал глава МИД Армении Зограб Мнацаканян. В Баку говорят о миллионе азербайджанских переселенцев.

Важность решения проблемы беженцев отмечали в Кремле. "И все это будет под контролем управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, будет производиться обмен военнопленными, заложниками и другими удерживаемыми лицами и телами погибших", — сказал журналистам пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Семь районов и коридор

До 1 декабря под контроль Баку перейдут значительные территории. Для Еревана это пояс безопасности — или буферные зоны, которые не относились непосредственно к Нагорному Карабаху. Баку называет их "семь оккупированных районов". Армянская сторона установила контроль над ними по итогам войны 1992-1994 годов. Прежде эти земли входили в Азербайджанскую ССР. Ереван планировал обменять их на признание независимости Нагорного Карабаха.

Мадридские соглашения — основные принципы урегулирования конфликта, предложенные Минской группой ОБСЕ в Мадриде в 2007 году — предусматривали передачу этих районов Баку.

Более десяти лет назад по инициативе Москвы для разрешения карабахского конфликта разработали так называемую казанскую формулу: перемирие с взаимными уступками. Стороны практически согласовали ее, но так и не подписали.

Четырнадцатого октября Никол Пашинян в обращении к нации рассказал, что Азербайджан требовал от Армении сдать семь районов в обмен на перемирие: сначала вывести армянские силы из пяти районов, потом еще из двух и в итоге — из самой непризнанной республики. Тогда, по его словам, армянское правительство "отказалось от решения карабахского вопроса и территориальных уступок без определения статуса НКР".

Спустя почти месяц Пашинян признал: вооруженный конфликт можно было бы предотвратить, если бы Ереван согласился отдать пять районов, но армянский народ не поддержал бы это решение.

И Мадридские соглашения, и "казанская формула" подразумевают открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом (у них нет общей границы). Для Еревана и Степанакерта это была гарантия безопасности, Баку выступал категорически против. Стороны соглашались лишь вынести этот вопрос в некое отдельное обсуждение.

Наконец, по трехстороннему соглашению это будет сделано. Дорога пойдет через Лачинский район, но не затронет город Шуши — Азербайджан его занял после тяжелых боев. Этот древний город символически значим для обеих сторон. Кроме того, он стоит на горе, а значит, важен и стратегически: Степанакерт оттуда — как на ладони.

Предусматривается строительство еще одной дороги — из Азербайджана в Нахичеванскую Автономную Республику. Транспортное сообщение контролируют подразделения Пограничной службы ФСБ России. По согласованию сторон будет обеспечено и создание других коммуникаций.

Нахичеванская Автономная Республика (в Советском Союзе именовалась Нахичеванской АССР) — эксклав Азербайджана, то есть район, отделенный от основной территории страны. Население — 440 тысяч человек, есть собственная конституция. Путь туда через армянскую территорию был давней целью Баку.

Статус непризнанной республики

В Мадридских соглашениях был еще один важный пункт, а для жителей Нагорного Карабаха — важнейший: предоставление временного статуса, гарантирующего безопасность и самоуправление, а затем и определение окончательного правового статуса на основе юридически обязательного волеизъявления. В нынешнем договоре этого нет.

Раньше Ильхам Алиев говорил, что готов на самый высокий уровень автономии для армян, проживающих в Карабахе. Но теперь риторика Баку ужесточилась. Десятого ноября Алиев эмоционально заявил, что ни о каком особом статусе не может быть и речи: "Статус ушел к черту, провалился, разлетелся в пух и прах, нет его и не будет. Пока я президент — не будет".

Если посмотреть на карту с учетом последних завоеваний Баку, можно увидеть: у непризнанной республики еще довольно много территорий. Какова их судьба, неясно. Либо армянские войска оттуда выйдут и эти земли возьмут под контроль миротворцы, либо останутся — вместе с миротворцами, рассуждает с разговоре с РИА Новости эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов.

"В принятом документе вопрос о статусе целенаправленно опустили. Это некий реверанс в сторону Минской группы ОБСЕ, влияние которой в нынешнем раскладе снизилось. Но Россия, как член этой группы, не может же просто проигнорировать ее существование.

Сейчас посредством переговоров России, Армении, Азербайджана, Турции создаются условия, чтобы потом в формате Минской группы подписать конкретное соглашение. В нем и должен быть определен статус Нагорного Карабаха", — полагает Семенов.

Очевидно, что переговоры о статусе продолжатся, соглашается российский эксперт, кавказовед Нурлан Гасымов: "Ведь это сердцевина проблемы, из-за этого и шла война".

Он подчеркивает: пока нет понимания, какой режим будет на территориях, которые Баку не взял под контроль в ходе наступательной операции. Речь не только о Степанакерте, но и о Ханкенди, Мартуни. Продолжает ли там действовать непризнанная республика или она ликвидируется — непонятно.

"Можно предположить, что после того, как туда войдут миротворцы, появятся условия для дальнейших переговоров. Лидеры Армении и Азербайджана, возможно, еще раз встретятся в Москве и начнут предметно обсуждать соглашение о мире", — говорит Гасымов.

Эксперт напоминает: Минская группа занимается проблемой статуса НК с 1992-го. Но шла война, и вопрос откладывался. В Бишкекском соглашении 1994 года о перемирии статус региона не был определен. Потом после войны выдвигались предложения — предоставить Нагорному Карабаху статус наподобие Аландских островов в Финляндии или Южного Тироля в Италии. Ничего так и не выбрали.

Однако сейчас ситуация такова, что без ясных и понятных решений конфликт останется замороженным, а это не нужно никому.


Главные темы

Орбита Sputnik