09:26 16 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD62.83
  • EUR70.86
Песочные часы

А что, если бы это случилось сегодня?..

© flickr.com / Katrin Doerksen
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Батал Шулумба
1963291

Об институте брака в абхазском обществе и степени его подверженности изменениям на основе реальной истории из жизни рассуждает колумнист Sputnik Батал Шулумба.

Батал Шулумба, Sputnik

В природе стремление к свободе заложено во всем, от мелких частиц до целых государств. Даже молекулы выбиваются из закономерных химических процессов, чтобы гордо именоваться свободными радикалами, и ключевое слово здесь "свободные".

А насколько свободны мы? Как далеко мы способны зайти, чтобы вырваться из общей картины привычного ареала обитания? Принимаем ли мы решения, которые угодны нам, или решения, отвечающие запросам общества? Может, нам неверно указали путь, и мы ломимся не в те ворота? И, самое главное, готовы ли мы заплатить за свое решение?

На жизненном пути часто встречаются интересные, с необычными судьбами люди, часть которых успешно диктует жизни свои условия, другая – тщетно выставляет ей ультиматумы, заведомо зная, что ничего не выйдет, а некоторым, увы, уже поздно вступать с ней, как минимум, в паритетные отношения. Все расставлено по своим местам.

Абхазское общество известно своей традиционностью, приверженностью к обычаям, следованием заветам отцов и дедов. Это все то, что делает нас отличными от других сообществ, идентифицирует наш моральный облик, отличающийся высокими требованиями к личностным человеческим качествам и взаимоуважению. Потому любые случаи в нашем обществе, противоречащие вековым нормам поведения, или очаги, в перспективе эволюционирующие в эти самые противоречия, старательно, а при возможности превентивно, гасятся, и если хотите – уничтожаются. Например, эпизоды, бросающие хоть малейшую тень на имя (читай всего рода) честного и порядочного абхазского крестьянина, немедленно и безапелляционно ликвидируются. 

Если дочь опозорила отца, то она в большинстве случаев, если не во всех, покидает отчий дом. От нее отрекается семья, с ней перестают поддерживать связь, и в "наследство" она получает хорошую, многолетнюю порцию осуждения, от некогда родных, бесчисленных двоюродных, троюродных и далее по веткам семейного древа. Длительность процесса отлучения разная, много личностных факторов. Да и сама "отлученная" не всегда стремится возобновить семейные связи. Но это совсем другая тема. 

Были советские времена, времена которые многим запомнились и воспринимаются сейчас по-разному. Для многих это время запомнилось тотальным дефицитом и унижениями при "выбивании" летних путевок на Юг, другие искренне утверждают, что "тогда было лучше". 

Так вот, во времена, "когда было лучше", в одном из "дефицитных" гастрономов Абхазской АССР произошла встреча двух молодых людей (она там работала, а он захаживал часто). Опустим подробности, короче, они полюбили друг друга. На этом история могла бы закончиться традиционной абхазской свадьбой с присущей ей пышностью, обильным угощением и танцами. Но этот случай не тот, в этой истории "по ту сторону баррикад" (не хочу показаться распространителем "болливудских" сюжетов, но факты прежде всего) стояла жена с детьми. Жена – хорошая, дети – тоже, и все бы хорошо, да только это был один из тех браков, про которые в Абхазии говорят "аԥҳәыс дизырҳәеит", то есть родственники его попросту женили на молоденькой прилежненькой девушке из соседнего села. Потому что "время пришло", и негоже человеку за 30 бобылем ходить. Опять же устои… И разве же они плохи? 

Был бы в то время Фейсбук, парня за пару минут вывели бы на чистую воду "друзья друзей" – группа людей, о которых нам мало что известно, но которые неплохо осведомлены о нашей жизни. Да и сама история разошлась бы по сети мгновенно, правда, сложно сказать, было бы это в стиле Маргарет Митчелл или в интерпретации вездесущей соседки с недооцененными репортерскими способностями. Впрочем, не стоит гадать. Это история уже давно "похоронена", и знающие молчат, "потому что не принято об этом говорить, дабы не смутить участников давнишних событий". 

Описывать драматичность событий не стану, ограничусь только хронологией: роман развивался стремительно, и влюбленные, понимая всю сложность обстоятельств, решаются на побег из страны, в надежде устроить свое счастье вдали от осуждающих взглядов. Она соглашается. Наступает час икс. Но родные девушки узнают обо всем в последнюю минуту (наверняка не обошлось без доброхотного осведомителя). Поездка в "светлое будущее" самым грубым и бесцеремонным образом прерывается на вокзале: отец ведет перед собой заплаканную дочь с растрепанными волосами. Гул людей, толпящихся на перроне, вмиг утихает, все будто умерло… Беглецы водворены в свои дома, но история запретной любви стала уже достоянием взволнованной общественности.

И здесь события принимают самый трагический оборот. Не добившись своей любимой, парень сводит счеты с жизнью. Жена остается без супруга, дети – без отца. Две уважаемые фамилии в тупике – им остается только разойтись и надеяться, что ни на поминках, ни на свадьбах они не свидятся. Молодую девушку, со смутно виднеющимся будущим, отправили к бездетной тетушке в другую, менее южную страну Советов. Навсегда. 

Это сейчас в обществе витает обманчивое чувство вседозволенности, оправдываемое кризисом общечеловеческой культуры, который то ли произошел на самом деле, то ли активно нам внушается силами, порождающими все новые и новые элементы массовой культуры. А что тогда помешало героям повторить попытку побега? Мораль? В любом случае сложно выводить общий знаменатель, но есть уверенность, что времена были другими. Кажется, отлаженно работал механизм: если оступился, немедленно сделай шаг и вернись в исходное положение, пока не прошел "точку невозврата". Как развивались бы выше описанные события, случись это вчера, по соседству. 

Случись это все в наше время, у истории вполне мог быть другой конец: законное расторжение законного брака с выплатой алиментов детям и счастливым вторым браком. Все это могло бы быть, но вероятность все же небольшая, ведь, согласитесь, не много таких примеров вы можете назвать в нашем обществе. В этой истории нет задачи, противопоставить традиционные устои со стремлением человека быть счастливым, поскольку они не взаимоисключаемы, по крайней мере, у нас. Но то, что часто встречается стереотипное мышление относительно института брака, бесспорно. 

Главная проблема всего, что описано выше, это определить, каждому лично для себя, насколько изменились наши представления о семейных, общечеловеческих ценностях, например за последние полвека, и изменились ли они вообще? Что мы приобрели, и что потеряли? Здесь нет готовых ответов, просто каждому из нас иногда нужно остановиться и подумать, какими последствиями для себя лично и для близких может обернуться то или иное решение. Свобода – не "химический" процесс, а сложнейшая система наших устремлений, которые нуждаются в корреляции с взвешенными и, главное, ответственными решениями.

P.S. История очень личная, и я упоминаю ее исключительно с позволения главной героини, которая, к сожалению, недавно ушла из жизни. Пусть это станет данью ее памяти. Быть может, именно вне физического существования и постигается абсолютная свобода. Но как же хочется быть счастливым здесь и сейчас. 

Об авторе: Батал Шулумба – публицист, кандидат филологических наук, член Союза журналистов Абхазии

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Теги:
браки, свобода слова, общество, традиции, семья, Батал Шулумба, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik