16:38 22 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD65.62
  • EUR72.83
Президент России Владимир Путин

Американские эксперты раскрыли "трансконтинентальную империю Путина"

© Sputnik / Алексей Никольский
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Иван Данилов
9228332

О том, как американские журналисты снова ищут мировой заговор Путина, рассказывает автор РИА Новости Иван Данилов.

Американский журнал Time, заручившись поддержкой американских экспертов по международной политике, сумел сделать серьезное открытие: оказывается, Россия — это уже империя, причем империя нового типа — она присутствует почти на всех континентах и построена буквально под носом у официального Вашингтона, который ничего не смог ей противопоставить, пишет автор РИА Новости Иван Данилов.

Тезисы американских экспертов и журналистов изложены в статье Саймона Шустера, которая стала не только главным материалом апрельского номера Time, но и источником вдохновения для обложки журнала, выглядящей как рекламный плакат для фантастического фильма или боевика: красный фон, земной шар, на котором появляются точки с красными звездами, и силуэт, похожий на российского президента, что угрожающе нависает над планетой. Читателям Time предлагается ознакомиться с "другим заговором Путина", подразумевая, что, помимо заговора, который якобы привел Дональда Трампа в Белый дом, российский лидер занят еще и другими операциями по захвату власти на планете. Впрочем, если вынести за скобки пещерную русофобию, безответственные гиперболы и художественные образы, которые больше подходят для фильмов о Джеймсе Бонде или романов Тома Клэнси и никак не вяжутся с образом серьезного политического издания, то нужно признать, что в материале присутствует достаточно интересный (и местами обоснованно озабоченный) взгляд на рост влияния России в мире.

Главный тезис, который продвигает мистер Шустер в тексте, сводится к тому, что Россия (и конкретно Владимир Путин) нашли интересный способ распространять свое влияние в мире без того, чтобы тратить ресурсы, которые для аналогичных целей тратят США и Китай. Более того, подчеркивается, что путинский метод построения такой трансконтинентальной "империи провалившихся государств" уже неоднократно продемонстрировал свою успешность, а Россия — не намерена останавливаться.

Если смотреть на действия Кремля глазами журнала Time, то получается следующая картина: Кремль якобы ищет и находит политиков, которые управляют государствами, находящимися на грани революции, экономического коллапса или внешней (читай — "американской") военной интервенции. В то время как сотрудничество с США или Китаем предполагает для лидеров таких стран необходимость реформ или выполнение других сложных условий, Москва якобы предлагает им совершенно другой формат сотрудничества, в котором обеспечивает лидерам таких "провалившихся государств" безопасность, возможность защиты от внешнего давления и шанс удержаться у власти даже после того, как мировое сообщество захотело от них избавиться.

В обмен Россия получает деньги (в виде контрактов на поставку оружия), политическое влияние в соответствующих регионах и доступ к природным ресурсам стран, в которых эта схема успешно сработала. В тексте Time очень сильно чувствуется обида и разочарование типичного американского журналиста, который был свято уверен в том, что Россия (страна, которая вчистую проиграла холодную войну) — развалилась и разложилась, а следовательно, не имеет даже теоретических возможностей толкаться локтями с США, Китаем, Францией и другими "топовыми игроками" за влияние и ресурсы в Африке, Азии и Южной Америке. Time перечисляет успехи России в странах третьего мира: от Ливии и Афганистана до Венесуэлы и Судана — везде российские наемники, везде российские советники, везде Россия зарабатывает деньги.

Логично, что этот подход вызывает у американской пропаганды желание прочитать России лекцию о роли высоких моральных принципов в международной политике: "Россия предлагает своим новым друзьям мощное оружие: свое право вето в Совете Безопасности ООН, которое использовалось для блокирования по крайней мере дюжины резолюций Совбеза о применении химического оружия, военных преступлениях и прекращении огня с начала гражданской войны в Сирии в 2011 году. Придя на помощь режиму Асада, Путин выиграл право утверждать, что Россия будет поддерживать своих союзников, даже если они травят газом, бомбят и пытают своих собственных граждан".

Эти претензии, конечно, выглядят особенно ярко именно от США — последней страны, которой стоило бы читать кому-то нотации о морали (не говоря уже о том, что обвинения в адрес Асада являются лживыми). Сотни тысяч мирных иракских граждан, которые погибли из-за американской интервенции, основанной на откровенной лжи об "оружии массового поражения Саддама", — свидетели того, что Вашингтон и мораль — это несовместимые вещи. "Живой товар" на рабовладельческих рынках в Ливии, которые появились там после западных "гуманитарных бомбардировок" — тоже не в восторге от последствий американской высокоморальной внешней политики.

Когда журнал Time, на котором тоже лежит часть ответственности за гору трупов ни в чем не повинных людей, убитых американскими военными, рассуждает о морали, — это даже не пример наглости, а скорее пример невероятно пошлой уверенности в том, что весь мир все еще считает Вашингтон "сияющим градом на холме". Мир так уже не считает, и оплакиваемые американскими журналистами успехи России в Сирии, Венесуэле, Судане, Египте, Центрально-Африканской Республике, Афганистане и других странах, уставших от "американского лидерства", — это наглядные доказательства того, что так называемое американское моральное лидерство умерло, а свидетельство о смерти выписано в период где-то между бомбардировками Югославии и поддержкой террористов в Сирии.

Заголовок, под которым вышел материал Time , — "How Putin Built a Ragtag Empire of Tyrants and Failing States" — можно вежливо перевести следующим образом: "Как Путин построил импровизированную империю тиранов и государств-неудачников". Причем в тексте делается акцент именно на импровизированном, то есть хаотичном и бессистемном, как бы сшитом из лоскутов, построении "путинской империи".
На самом деле (и американские авторы это сквозь зубы признают) системность есть, и она стоит на железном принципе: свобода — дороже денег. Там, где Вашингтон или Париж предлагают деньги или инвестиции, Москва прежде всего предлагает защиту и свободу, то есть вместо того, чтобы участвовать в аукционах за покупку местных политических элит, Россия предоставляет наиболее разумным лидерам развивающихся стран самое ценное, что только может быть, — суверенитет и безопасность. И за такой эксклюзивный товар многим не жаль заплатить любые деньги.

Если формулировать жестко и прагматично, то именно в этом изменении логики взаимодействия с миром и заключается преимущество стратегии России не только над стратегией США, но и колоссальное преимущество перед подходом СССР, который жертвовал деньги, выкачанные из советских граждан, на продвижение своей идеологии за рубежом. Современная Россия не продвигает никакой идеологии и уж тем более не намерена кому-то платить за правильную идеологическую позицию. Именно поэтому услуги по содействию в защите суверенитета и свободы пользуются в мире столь серьезной популярностью и приносят России прибыль, а не убытки, причем прибыль появляется уже сейчас от конкретных контрактов на поставку оружия и доступа к природным ресурсам.

Главная ирония судьбы, которая ускользнула от американских критиков российской внешнеполитической стратегии, заключается в том, что чем сильнее Вашингтон будет противодействовать российскому влиянию, чем жестче он будет угрожать санкциями и военной силой странам Африки, Азии и Южной Америки, тем привлекательнее будут смотреться российские предложения. Образованный читатель легко узнает в этой ситуации применение одного из ключевых принципов дзюдо, когда сила оппонента используется против него. Так что пусть Вашингтон злится сильнее — российские интересы от этого только выиграют.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Главные темы

Орбита Sputnik