07:56 07 Апреля 2020
Прямой эфир
  • USD76.41
  • EUR82.63
Колумнисты
Получить короткую ссылку
182 0 0

Дональд Трамп 20 декабря подписал оборонный бюджет США на 2020 год, который предусматривает санкции против газопроводов "Северный поток — 2" и "Турецкий поток". США потребовали от компаний, ведущих их прокладку, немедленно прекратить строительство.

Сжиженный природный газ вышел на широкую международную арену около десяти лет назад. Следуя истеричной манере современного маркетинга и рекламы, СПГ был сразу же объявлен мировой энергетической панацеей и убийцей Газпрома. Сегодня, спустя декаду, можно дать объективную оценку успешности внедрения СПГ и перспективам завоевания мирового господства. Разберем основные постулаты, которые приводят в качестве несомненных достоинств данного вида топлива.

Вначале короткая справка. Технология сжижения природного газа отработана давно. Еще в 1915 году американский промышленник Годфри Кэбот запатентовал метод хранения газа в жидком состоянии в условиях низких температур. Первый профильный завод был построен в США спустя три года, причем основной задачей предприятия было вовсе не сжижение, а выделение гелия. В те времена о трансатлантической торговле газом никто и не мечтал, решалась задача длительного хранения крупных запасов топлива. Почти полвека сжижение рассматривалось лишь как одна из технологий нефтехимического сектора, а на рынке энергоносителей безраздельно властвовал уголь, который чуть позднее стала теснить нефть, а затем и газ. Самый обычный, не сжиженный.

Массовая добыча газа развернулась в середине 1970-х, больше всех газа из недр тогда выкачивали США, Канада, Голландия и Великобритания. С распадом СССР в десятку главных мировых производителей также попали Россия, Туркменистан и Узбекистан, причем первая сразу же взобралась на верхнюю строчку.

С течением времени стабильно росли и объемы добываемого газа. Например, в 2000 году первая тройка стран произвела: Россия — 573 миллиарда кубометров газа, США — 544 миллиарда, Канада — 182 миллиарда. В 2010 году: Россия — 657 миллиардов, США — 604 миллиарда, Канада — 160. А в 2018-м: США — 864 миллиарда, Россия — 741 миллиард, Иран — 232 миллиарда.

Количественный рывок Соединенных Штатов обусловлен именно ростом производства СПГ, хотя в гонку американцы включились очень поздно. К примеру, на момент открытия первой линии сжижения на терминале Sabine Pass в 2016 году у Катара уже было четырнадцать аналогичных объектов. Да что там, даже у Австралии было уже три полноценных завода.

Экология

Газ сжиженный, как и газ обычный, позиционировался, как волшебная таблетка для экологии. Воротилы бизнеса убедили весь мир, что грязный уголь можно и нужно заменять голубым топливом. Это должно было критически снизить уровень загрязнения воздуха в крупных городах, а также замедлить глобальное потепление. Вышло все слегка не так.

Страны, плотно сидящие на угольной игле, как, например, Китай, Польша или Индия, не торопятся перепрофилировать собственную энергетику и экономику. Хотя бы потому, что уголь намного дешевле СПГ, его много и он лежит прямо под ногами. Что касается выбросов парниковых газов, то и тут применение СПГ проблему не решило. Дело в том что при сжигании газа в атмосферу попадают объемы двуокиси углерода лишь на треть меньше, чем при сжигании угля. Но есть и еще один критический фактор — использование сжиженного газа подразумевает утечки метана, что нагревает атмосферу в пятьдесят раз сильнее.

Рабочие места

Когда СПГ только начинали выводить на широкий рынок, люди и компании, продвигавшие новый тип топлива, утверждали, что развитие отрасли даст "сотни тысяч новых рабочих мест".

В реальности все вышло слегка не так. Современные СПГ-заводы крайне технологичны и для обеспечения работы самого крупного из них достаточно штата в две с половиной тысячи человек. Но кадры это очень узкоспециализированные, требуют долгой и дорогостоящей подготовки. То есть расширение отрасли не "высушит" биржи труда, заполненные зачастую специалистами среднего и низкого уровня подготовленности.

Для примера можно взять канадскую провинцию Британская Колумбия, где сжижением активно занялись пять лет назад. Газовщики обещали, что СПГ-отрасль закроет более 10% безработицы, но на сегодняшний день на профильных предприятиях, включая буровые вышки и платформы, работает всего 1% населения провинции. Для сравнения, в этой же Британской Колумбии в сфере здравоохранения трудится каждый пятый житель.

Азия спасет СПГ

Все производители и трейдеры хотят работать на рынках Юго-Восточной Азии, просто потому, что он считается премиальным, то есть с самым высоким спросом и уровнем цен. Подавляющую часть СПГ (до 80%), поступающего в ЮВА, выкупают четыре страны: Япония, Китай, Южная Корея и Тайвань. Однако объем торговли сжиженным газом в этом регионе в последние годы падает. Связано это с тем, что Япония вернула в строй почти все свои атомные электростанции, которые были "потушены" после аварии на Фукусиме.

Аналогичная тенденция и в Корее. Китай вообще делает комплексную ставку на все виды энергетики сразу. В ближайшее время заработает российский газопровод "Сила Сибири" и уже согласовано строительство его второй ветки — тогда в Китай потечет более дешевый трубопроводный газ. Кроме этого, Пекин масштабно наращивает мощность своей угольной генерации. На текущий момент суммарная мощность угольных станций КНР превышает 970 гигаватт. Для понимания динамики: за последние двадцать лет этот показатель вырос в четыре раза. Но основная причина, по которой Китай постоянно уменьшает импорт СПГ, — это развитие собственной добычи. Если в 1995 году китайцы добывали всего 18 миллиардов кубометров газа, то в 2015-м этот показатель перевалил за 115 миллиардов.

Еще немного цифр, чтобы подчеркнуть трансформацию азиатского рынка. Пиковый объем импорта СПГ в Китай пришелся на 2017 год, тогда было закуплено 48 миллиардов кубометров СПГ. В 2018-м импорт упал до 29 миллиардов, а год уходящий завершается с показателем 17 миллиардов. Аналитическое агентство Global Platts прогнозирует падение импорта СПГ в Китай до трех-четырех миллиардов кубометров уже к 2024 году.

Ну и, наконец, ключевое.

Прибыль

Если у кого-то вдруг появится желание понять основы газового рынка, прибыльность контрактов и прочие детали, он, скорее всего, капитулирует буквально на первом шаге своего исследования. Данные по контрактам обычно закрыты, плюс в разных регионах и странах используется разная метрическая система, что запутывает ситуацию до предела. Попробуем максимально просто разобраться в стоимости единицы объема СПГ, а также в том, сколько прибыли он способен принести производителям. Опираться будем на данные текущего лидера рынка — США.

Стоимость 1 BTU (British Thermal Unit) на момент написания статьи составляла 2,46 доллара. Кстати, как хорошо видно, это один из наиболее низких показателей за последние двадцать лет. Чтобы перейти в привычную для нас метрическую систему, применим коэффициент 38,3 и получим стоимость газа за тысячу кубометров — 94 доллара. Это цена непосредственно на месторождении, далее газ нужно доставить на завод.

Стандартной считается стоимость в 13 долларов. Расходы на сжижение тоже известны — 90 долларов. Еще пять долларов за перекачку в резервуары и трехпроцентная надбавка на потери при испарении, еще три доллара. Складываем все вместе и получаем 205 долларов за тысячу кубометров вожделенного топлива. Но это не отпускная цена для потребителей, перед нами себестоимость.

Если говорить конкретно про спотовый рынок, то дальше ситуация еще интереснее. На рынок с готовым продуктом выходят трейдеры и они (сюрприз!) хотят получать прибыль. Средней по рынку считается маржа в 10%. Что касается перевозок СПГ, то мировой флот газовозов не так уж велик, еще меньше судов находится в единомоментном доступе, чтобы выполнить срочный контракт. В прошлом году условиями стандартного спотового соглашения подразумевался фрахт газовоза на срок не менее пятнадцати суток — именно столько требуется в среднем для того, чтобы дойти из пролива Сабин в штате Техас до британского Саутгемптона. Год назад за транспортировку тысячи кубометров газа просили пять долларов, в уходящем 2019-м на фоне СПГ-ажиотажа цена выросла втрое.

Стоит ли на фоне такой математики удивляться, что по результатам четвертого квартала 2019 года (по сравнению с аналогичным периодом 2018-го) объемы прокачки обычного трубопроводного газа через ГТС Украины выросли сразу на 41%?

И теперь мы подходим к самому главному вопросу — почему же СПГ, в особенности американский, считают самым востребованным и прибыльным типом топлива, если, как мы выяснили, его цена превышает 220 долларов, но на мировых рынках в 2019 году сжиженный газ торговался в среднем по 170 долларов? Ответа на этот вопрос нет, точнее, его наверняка знают соответствующие руководители, но хранят гробовое молчание, да и финансовая отчетность американских СПГ-компаний строго засекречена.

Можем лишь предположить, что в глобальной геополитической войне хороши любые средства и, чтобы подкузьмить оппонентам, можно некоторое время поработать себе в убыток. Ясно лишь одно — сжиженный природный газ вовсе не панацея и вряд ли станет таковым.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Теги:
Газпром СПГ Владивосток, США, Россия


Главные темы

Орбита Sputnik