02:30 08 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD72.17
  • EUR81.47
Колумнисты
Получить короткую ссылку
20510

В начале марта в Госдуме планируется поставить точку в вопросе, затрагивающем интересы миллионов людей и судьбу миллиардов рублей в государственных и частных карманах.

На карту поставлено очень многое — и очень многие готовы пойти на все, чтобы остановить или хотя бы замедлить неизбежное, пишет Кирилл Стрельников для РИА Новости.

Как ожидается, 3 марта состоится рассмотрение поправок во втором чтении к закону "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака", которые предполагают запрет на продажу альтернативных курительных систем (электронных сигарет, вейпов и т. д.), а также любой никотиносодержащей продукции, в том числе квазимедицинской и "способствующей отказу от курения" (пастилки, пэки, снюсы и т. д.).

Предполагается, что этот запрет продлится минимум два года — до принятия нового техрегламента Евразийского экономического союза.

Итоговые поправки ко второму чтению антитабачного закона были обсуждены 14 февраля на заседании рабочей группы Госдумы, где присутствовали представители Минздрава и Роспотребнадзора, а также представители отраслевых союзов и компаний — производителей табачных изделий.

На самом деле история с постепенным закручиванием гаек в табачной сфере длится уже достаточно давно, но, похоже, в этот раз законодатели, представители государственных ведомств и руководство страны решили довести дело до конца, объявив, по сути, войну мировым табачным гигантам и рискуя вызвать протесты со стороны армии традиционных и "электронных" курильщиков.

Двадцать седьмого мая прошлого года бывший на тот момент премьер-министром Дмитрий Медведев дал Минфину поручение наложить акцизы на электронные системы доставки никотина (ЭСДН, они же вейпы). Также правительство внесло в Госдуму соответствующие поправки к Налоговому кодексу.

В конце прошлого года комитет Госдумы по бюджету и налогам одобрил поправку о введении с 2020 года акциза не только на электронные системы доставки никотина, но и на устройства для нагревания табака, чтобы соблюсти баланс, причем с постоянной последующей индексацией.
Тогда же правительство утвердило "Концепцию осуществления государственной политики противодействия потреблению табака и иной никотиносодержащей продукции в РФ на период до 2035 года и дальнейшую перспективу", предложенную Минздравом. Согласно документу, предполагается снизить в стране количество курящих с нынешних 29% до 21%. Кроме того, были озвучены планы по полному вытеснению с рынка всей табачной продукции начиная с 2050 года. В Совете Федерации также есть мысли попрощаться с кальянами и кальянными смесями.

Перспектива фактического исчезновения в России целого сектора табачного рынка (а это один рынок, как бы ни пытались убедить в обратном власти и население производители альтернативных курительных систем) приводит его главных бенефициаров в негодование — и есть от чего.

По самым скромным подсчетам, мировой рынок табака составляет минимум один триллион долларов в год.
При этом Россия является самой курящей из крупных стран и вторым по величине мировым табачным рынком после Китая, что, вероятно, очень нравится таким компаниям, как Japan Tobacco, Philip Morris и British American Tobacco, совокупно контролирующим 80% российского табачного рынка и, надо думать, больше всех заинтересованным в сохранении статус-кво.

Курящая Россия также очень нравится производителям электронных сигарет и вейпов: уже в 2015 году она вошла в число семи стран, на которые приходится 75% мирового рынка вейпинга, а рост продаж альтернативных систем курения до недавнего времени наголову превышал темпы роста любого другого сектора потребительского рынка. Доля использования одноразовых систем среди всех заметных рынков ЭСДН у России также была и пока остается самой высокой.

И подобная благостная картина в суперважной стране до сих пор наблюдалась на фоне беспрецедентной по накалу кампании по запрету электронных сигарет в США, а также растущего напряжения в Европе. На данный момент ситуация с электронным курением в США определяется как "паника" и "эпидемия": из-за скорости роста продаж (с 2012-го по 2016 год продажи е-сигарет там выросли на 132%), а также из-за стремительно растущей популярности в среде подростков и молодежи. По различным данным, число молодых и юных курильщиков электронных сигарет в США растет на 1,5 миллиона человек в год. К общей удручающей картине прибавился лавинообразный рост заболеваний и смертей, ассоциирующихся именно с курением электронных сигарет.

В результате в начале этого года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в качестве первого шага запретило к продаже электронные сигареты со всеми вкусами, кроме вкуса собственно табака и ментола, что сильно ударило и по имиджу производителей данных устройств, и по продажам.

Потерять еще один — большой и активный — рынок производители и их группа поддержки никак не хотят и хором делают разные заявления, озвучивающие весьма похожие аргументы.

В общем, сейчас борцы за права курильщиков заявляют, что "инициатива властей — результат отношения к курильщикам как к дойной корове". Сокрушаются, что "пострадавшими будут собственно курильщики, у которых не будет возможности найти альтернативный продукт, менее вредный". Отмечают, что "электронные курильщики — это те, кто не может отказаться от табака полностью", а их душат. И так далее.

Но тут нужно сделать важное пояснение: в большинстве случаев за популярными марками электронных сигарет и вейпов стоят те же крупные производители. Например, британская Imperial Tobacco Group, владелец табачных брендов Davidoff, R1 и West, владеет и брендом e-сигарет Blu. За IQOS стоит Philip Morris International, за Vype, glo и iFuse — British American Tobacco. Электронные сигареты Logic и E-Lites продвигает Japan Tobacco, а Vuse — компания RJ Reynolds, производитель Camel и Lucky Strike. На JUUL зарабатывает табачный монстр Altria.

Со своей стороны, производители электронных курительных устройств называют свои товары "продуктами пониженного риска", потому что по сравнению с традиционными сигаретами они несут "потенциально меньший риск для здоровья". Компании также через одного озабочены тем, что прекращение продаж их "инновационной продукции" лишит государство заработка (с акцизов) и сильно ухудшит экономическую ситуацию.

С этим аргументом помогут разобраться открытая статистика и калькулятор.

Например, в 2018 году в США доходы государства от табачных акцизов составляли 12,86 миллиарда долларов. В то же время ежегодные экономические потери от курения (болезни, смерти, снижение производительности труда, побочные расходы) составляют 300 миллиардов долларов.
В России средняя ежегодная выручка от табачных акцизов — в районе 500 миллиардов рублей (около восьми миллиардов долларов).
По разным оценкам, прямой и косвенный ущерб от курения во всех его видах находится в пределах от одного до трех процентов ВВП. Если принять версию бывшего министра здравоохранения России Вероники Скворцовой, то из-за курения наш ВВП ежегодно теряет два процента, то есть примерно 32 миллиарда долларов.

Иными словами, есть основания полагать, что курение нельзя назвать драйвером экономического роста даже с очень большой натяжкой. Это понимает и государство, которое начинает делать в этом направлении решительные шаги.
Это прекрасно понимают и основные мировые игроки табачного рынка. На фоне неуклонного сокращения потребления табака в мире (лишь за три месяца 2018 года снижение было в три раза более быстрым, чем за три предыдущих года) они также понимают, что сейчас у них есть лишь один шанс сохранить свои деньги и свое влияние.

Именно поэтому неформальный предводитель "табачников", Philip Morris, громко объявил о своей новой инициативе: "будущее без курения". Представитель компании пояснил, что устройства, которые не жгут, а нагревают табак, "однажды заменят сигареты. И общество ожидает от нас ответственных шагов". Представитель их материнской компании, Altria, был еще более конкретен: "Мы делаем решительные шаги к будущему, где взрослые курильщики полностью перейдут на электронные сигареты". По некоторым данным, визионеры табачных компаний предполагают, что полное замещение традиционных сигарет электронными должно произойти в течение 30 лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Главные темы

Орбита Sputnik