22:29 26 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD76.82
  • EUR89.66
Колумнисты
Получить короткую ссылку
75 0 0

Три истории по созданию в российской энергетике собственных, независимых от импорта технологий протекают параллельно и традиционно привлекают внимание наблюдателей.

Речь идет о следующих секторах: оборудование для крупнотоннажного производства сжиженного природного газа (СПГ), возобновляемая энергетика (ВИЭ, ветер и солнце), а также создание собственной газовой турбины большой мощности. Последние новости вновь дают повод обсудить ход и особенности процесса импортозамещения, пишет Александр Собко для РИА Новости.

Во-первых, наблюдаются некоторое отставание в намеченных планах. Сначала об СПГ. Запуск четвертой линии "Ямала СПГ" (напомним, это небольшая "тестовая" линия, но уже на российских технологиях и оборудовании) вновь откладывается. Как стало известно на днях, пусконаладочные работы начнутся только в третьем квартале 2020 года. Изначально старт работы этой линии по сжижению был запланирован на четвертый квартал 2019 года, то есть уже сейчас, даже если все пойдет по графику, имеем примерно годовой сдвиг от плана.

В связи с этим не стоит ожидать серьезных инвестиций в проект "Обский СПГ" (следующий, теперь уже более крупный завод на российской технологии) до тех пор, пока "Ямал СПГ, четвертая линия" не будет запущен и протестирован. Создание полноценных собственных производств в средне- и крупнотоннажном сжижении сдвигается в лучшем случае на год.

Чем-то похожая ситуация в секторе возобновляемой энергетики. Как на днях сообщили СМИ, за прошедшие пять лет инвесторы в ВИЭ ввели только половину от запланированных мощностей, а сроки запуска строящихся объектов регулярно сдвигаются. За задержки платятся и штрафы. В основном проблемы с ветряками, а не с солнечными панелями. Это понятно, технически и организационно с точки зрения девелопмента ВИЭ организация ветропарков — дело более сложное, чем установка солнечных панелей.

Наконец, третья история — создание собственной газовой турбины. Здесь говорить о результатах пока рано, к примеру, "Силовые машины" обещают первые образцы собственной турбины на 170 мегаватт только к 2023 году. Но и здесь опасения срыва сроков сохраняются. Собственно говоря, именно с этим была связана уже почти завершившаяся (скорее все же в пользу отечественных производителей), но длившаяся последние месяцы дискуссия о возможных послаблениях в программах локализации для иностранных производителей. С тем чтобы иметь подстраховку на случай неудач российских компаний.

Как относиться к этим отставаниям от графиков? Во-первых, как к норме. Любое новое начинание будет сопровождаться сложностями. Напомним для сравнения, что большой "Ямал СПГ" компания НОВАТЭК построила даже с опережением графика. И хотя оборудование там было преимущественно импортное, само по себе это не панацея: примеров, когда заводы СПГ в мире запускались с существенным отставанием от планов, предостаточно. Конечно, в сфере СПГ хочется провести локализацию быстро, чтобы в максимальной степени поучаствовать в "веке СПГ" с собственным оборудованием.

В сфере ВИЭ срочности вроде как нет, однако понятно, что завершение первого этапа создания сектора в нашей стране позволит компаниям быстрее развиваться дальше. Строго говоря, без "лишнего" ВИЭ электричество для наших потребителей обходится даже дешевле. Однако, раз уж сектор решено развивать, одновременно наши же компании (а в ветряках, к примеру, это тот же "Росатом") несут убытки от задержек в вводах мощностей.

Нет срочности и с новыми турбинами: по экспертным оценкам, массовый спрос здесь появится не ранее 2026 года. Другое дело, что процесс импортозамещения небыстрый, необходимо тестирование опытных образцов. Тем более что у нас в стране уже есть и негативный опыт, когда на испытаниях вроде как готовая турбина мощностью 110 мегаватт развалилась.

Если повысить градус дискуссии (долгое создание "отечественного" или проверенное и быстро, но "импортное"), то вопрос можно свести к следующему: в каких случаях остается необходимость в импортном оборудовании? А в каких случаях можно не торопиться и создавать свои технологии "до победного"?

Абсолютно очевидно, что в случае ВИЭ импорт оборудования неприемлем: и без того недешевая электроэнергия ВИЭ имеет смысл лишь при создании российской же производственной базы. С сектором СПГ и газовыми турбинами чуть сложнее.

В индустрии СПГ в теории можно использовать любое, в том числе и иностранное, оборудование, однако в связи с тем, что цены на сжиженный газ в долгосрочной перспективе сохранятся достаточно низкими, наша страна при экспорте СПГ с завода, построенного с минимумом российских комплектующих, получит и минимальный суммарный экономический эффект.

Напротив, газовые турбины — это в основном внутренний электроэнергетический рынок. Более того, как уже неоднократно обсуждалось, относительно низкие цены на газ в стране приводят к тому, что с точки зрения себестоимости электроэнергии вполне возможно обойтись только паросиловыми блоками. Но это означало бы и технологическое отставание. Поэтому фактически с помощью "ручного управления" (программы ДПМ) в прошедшие годы были построены парогазовые станции с использованием газовых турбин иностранных производителей. И, кстати, владельцы генерации уже сталкивались с трудностями, когда после девальвации рубля резко выросли цены на обслуживание такого оборудования.

Но нужно ли сейчас нам торопиться на год-два, чтобы создавать спрос на дополнительные единицы импортного оборудования, одновременно снижая объем будущего рынка для собственных разработок? Ведь речь идет практически о штучном товаре.

Здесь остается еще один вопрос — мощность импортозамещаемого оборудования (будь то ветряк, единичная линия по сжижению или турбина). Конечно, для разных обстоятельств нужны разные мощности, но более мощные устройства, с одной стороны, сложнее создать, с другой стороны, при прочих равных условиях себестоимость вырабатываемого на них продукта оказывается ниже. Поясним.

К примеру, мощность многих строящихся в России ветряков — 3,6 мегаватта, в то время как в мире мощность наземных ветряков уже достигает пяти мегаватт и выше. Электроэнергия более мощных ветряков получается дешевле.

В чем-то похожая история и в секторе СПГ. Российские разработки для заводов по сжижению пока будут относительно небольшой тоннажности: "Ямал СПГ, четвертая линия" — 0,9 миллиона тонн, "Обский СПГ" — до 2,5 миллиона тонн (мощность единичной линии). В мире же в качестве заводов крупнотоннажного сжижения преобладают линии от 4,5 миллиона тонн и выше. Себестоимость сжижения на большом заводе, очевидно, оказывается чуть ниже. Но 2,5 миллиона тонн — уже приемлемый объем единичной линии, и есть все основания ожидать, что в будущем из таких линий можно будет строить полноценные производства.

Относительно недавно эта коллизия ярко проявилась и в секторе энергетики. Для сверхмощных турбин (свыше 500 мегаватт) в строгих правилах по локализации оборудования сделаны исключения. В результате для Заинской ГРЭС в отбор программы модернизации удалось включить нелокализованную турбину Siemens мощностью 593 мегаватта. Такое решение оказалось экономически выгодным, но ожидаемо вызвало недовольство руководства "Силовых машин".

И действительно, простых ответов здесь нет. К примеру, импорт оборудования вполне может оказаться чуть дешевле для конкретной компании, чем российская разработка (например, использование нескольких менее мощных турбин вместо одной сверхмощной). Однако компенсирует ли небольшое различие в себестоимости тот факт, что импортная турбина не создаст никакого положительного эффекта для российских предприятий.

Что выгоднее? Как поступить правильнее? Здесь мы только обозначили возможные развилки, конкретные решения будут зависеть от фактических цифр и расчетов. Нельзя забывать и о том, что потенциальное применение более старых решений в проектах, срок службы которых исчисляется десятилетиями, консервирует и технологическую отсталость.

Тем не менее если различия в себестоимости невелики, то во многих случаях использование чуть менее мощных, но собственных разработок вполне оправданно. Например, возвращаясь к СПГ: в тех же США уже существует несколько осознанно подготовленных экспортных проектов СПГ на среднетоннажном оборудовании (до десяти (!) небольших технологических линий на одном заводе), хотя никаких ограничений в использовании крупнотоннажных линий у Соединенных Штатов нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Главные темы

Орбита Sputnik