03:25 26 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD75.47
  • EUR89.89
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Ситуация с коронавирусом в Абхазии (1014)
5339230

Половина лета позади. Когда откроется граница для отдыхающих, на каких условиях и как это скажется на материальном положении людей, неясно.

Один месяц неясно, два, три, и у многих семей начинается финансовый кризис. Вирус вирусом, а кушать меньше не стали, даже наоборот, наши дамы стали аппетитными, а мужчины неповоротливыми. И опять же – на новую порцию углеводов нужны денежки. Пару месяцев спасались аутотренингом – все будет хорошо, в третий месяц поперезанимали друг у друга до лучших времен, и наконец-то поняли, что эти времена лучшие где-то заблудились и, возможно, надолго. Здравомыслящие начинают думать и искать выход. Найдут, конечно, но это частный случай, а как же благополучие всей страны и уверенность в завтрашнем дне для всех слоев общества, рассуждает колумнист Sputnik Алексей Шамба.

Что же должно делать государство в нынешних условиях по логике простого человека? Для начала максимально честно заявить населению, что страна скатилась в очень серьезный кризис. Мы это и так знаем, а ближе к осени еще и почувствуем на своих желудках, поэтому просто признать проблему уже недостаточно. Необходимо рассказать о ее причинах. Только без ссылок на Россию, коронавирус, мировой экономический кризис, заговор масонов и последствия войны. Это все мы уже слышали. И не раз. Необходимо озвучить именно наши внутренние проблемы и их причины, а последствия давно уже наступили. Было бы честно не сваливать ответственность за это на прошлых президентов, премьеров, министров и депутатов Парламента. Лица-то одни и те же, как и действия, к сожалению. 

Генеральная уборка

Как признает исполнительная власть в лице президента, система управления государством непомерно раздута и малоэффективна. Количество чиновников постоянно увеличивается. Появляются какие-то комитеты и бесконечные комиссии, происходит жонглирование РУПами. Некоторые министерства, правда, объединяют с другими, но при этом круг задач расширяется, и число бюрократов растет снова. Всех их надо кормить, а они славятся очень хорошим аппетитом. Вот она, настоящая эпидемия, больше похожая на гангрену. Лечение этой болезни - хирургическое: сокращать, сокращать и сокращать. А работу оставшихся чиновников сделать максимально прозрачной. Как? Укреплять органы самоуправления, наделить их правом контроля и наладить обратную связь с гражданами. Самим же проще станет работать.

Допустим, что систему исполнительной власти привели в чувство и остались только те люди, без которых совсем уж никак не обойтись. Предположим, что оставшиеся чиновники - это профессионалы самого высокого уровня с врожденной аллергией на казнокрадство, лень и показуху. Что конкретно им исполнять?  Непонятно. Вот он – первый звоночек. Никто толком не знает, что делать. Где много раз обещанная программа полномасштабных реформ? Где специалисты мирового уровня, готовые круглосуточно и бесплатно спасать страну? Как простому человеку понять, что планирует делать власть и как это скажется конкретно на нем и его семье? По каким признакам? Вопросы и еще раз вопросы.

Если судить по тому, что новых лиц в правительстве только два человека, то речь о преобразованиях даже не идет. Нет четких целей, не прописаны задачи и не обозначены сроки. Какая-то бесконечная карусель из одних и тех же лиц, слов и безделья. Но зато на джипах и с серьезными лицами. 

Пока слуги народа решают, быть или не быть, и обдумывают, в какой тональности общаться с собственным народом, многие простые люди активно взялись за лопаты и выходные дни вместе с детьми проводят на земле, выращивая овощи и фрукты. Ну нет у обычного гражданина времени на рефлексию - семью кормить надо. Очень трудно, глядя в голодные глаза, обещать, что хлеб будет в следующем году, а сейчас надо потерпеть.

Этот год вообще очень наглядно демонстрирует, что для преодоления кризиса необходимо использовать внутренние резервы. И они есть.

Новые точки роста

Когда  специалисты рассуждают об экономике Абхазии, то обычно выделяют две основные сферы: туризм и сельское хозяйство. С туризмом в этом году ситуация сложная, а сельское хозяйство уже почти 30 лет в плоском штопоре. В таких условиях расчет только на помощь со стороны России – это преступная позиция с гарантией непредсказуемых последствий. Один из выходов – максимальное выявление потенциальных сфер пополнения бюджета внутри страны. Для решения этой задачи нужно глубже посмотреть на привычные способы заработка.

Природные условия Абхазии позволяют принимать туристов круглый год. Я не понимаю, почему нельзя открыть несколько детских и юношеских лагерей в разных районах страны. Разве сложно запустить новые для Абхазии, но очень востребованные сегодня форматы отдыха – этнотуризм и экотуризм. А что неподъемного в том, чтобы организовать паломничество православных верующих к святым местам на регулярной основе? Грамотное управление только этими проектами и их вариациями будет привлекать туристов стабильно и не только летом. Это, конечно, не спасет бюджет страны, но даст возможность людям зарабатывать самим, а не клянчить. 

А зимние виды спорта? В течение 25 минут можно проделать путь от теплого моря до гор со снегом. Государству остается только обеспечить безопасность людей и создать минимальную инфраструктуру. Скажете, что у нас это невозможно? Возможно! С голыми руками на танки - смогли, с охотничьими ружьями на автоматы – смогли, оплакать всех своих погибших и жить дальше – смогли! В память о них и ради будущего наших детей  - сможем все! Важен старт!

Если в сфере, связанной с туризмом, есть опасность форс-мажорных обстоятельств в виде пандемии коронавируса, то ситуация на селе стабильно удручающая. Казалось бы, закрытие границ и уменьшение ввоза овощей повысит спрос на местную продукцию, но то, что продают на рынках, назвать овощами невозможно даже с натяжкой. Берешь красивый с виду помидор, кусаешь его, но разжевать не можешь, а проглотить страшно. Жесткая кожура толщиной в сантиметр с консистенцией  резины - результат бездумного добавления селитры и других химикатов. Зачем это делается?  Чтобы отпугнуть насекомых и ускорить созревание. Получается, мы должны принимать в пищу то, что даже паразиты не едят?  Хорошо, что у меня свой огород. Пусть с паразитами, но вкусно и без химии. 

Непонятно, почему нельзя организовать экологически чистое выращивание овощей и насытить ими хотя бы свою собственную страну. Условия позволяют заниматься этим круглый год. Примеры успешного хозяйствования есть по всей Абхазии. Существует целый Институт ботаники при Академии наук с прекрасными специалистами, которые всю свою научную жизнь занимаются этими вопросами. Есть и реализованные проекты. В Гагре, например, есть агрокомплекс с полным циклом производства, у Сухумского винзавода - свои плантации винограда, а в Очамчырском районе – теплицы с современным оборудованием. А наши цитрусовые, которые не нуждаются в рекламе? 

 

Былое и думы

Впечатления моего довоенного детства: консервный завод в Очамчыре, на котором трудилась добрая половина города, в том числе и моя Арина Родионовна – тетя Феня, которая проработала на этом производстве почти до 80 лет. Ведь спрос на рабочие руки был такой, что уйти на пенсию было весьма проблематично даже пожилым людям. А вся продукция шла на экспорт.

Сырье на завод поставляли крупные хозяйства по выращиванию мандаринов и лимонов по всей республике. Для примера – село Джал в Очамчырском районе. Там росли не только мандарины. Лимоны, апельсины и чай выращивались в промышленных масштабах. В сезон сбора урожая не хватало рабочих рук, поэтому привозили школьников не только из окрестных сел, но даже из Ткуарчала. Старожилы не дадут соврать – жили не просто хорошо, а очень хорошо. Сейчас на месте завода пустырь, а по бывшим плантациям ценнейших цитрусовых бродят худые коровы. Скептики скажут – все восстановить невозможно! Согласен – не дважды два, но технологии не стоят на месте. Существуют мини-цеха, в которых реализован весь цикл работ автоматически: от загрузки мандаринов до выхода готовой продукции уже в упаковке. Нужен лишь один оператор. Стоимость оборудования – от одного миллиона рублей. В одну смену такая установка производит 500 литров мандаринового сока. Спрос на эту продукцию, мягко говоря, бешеный.

Существовала еще одна отрасль сельского хозяйства, в которой было занято несколько тысяч человек. Речь идет о табаке. Эта культура выращивалась в каждом районе Абхазии. Даже в трудные послевоенные годы собирали около 500 тонн табака. До сих пор на табачной станции в Сухуме на почти голом энтузиазме работают несколько специалистов. Они каждый год выращивают знаменитые абхазские сорта табака, заготавливают семенной материал и очень бережно, в специальных условиях, его сохраняют. Производство этой культуры сложное, но для старта все есть: специалисты, семена и земля. От государства необходимы гарантии закупок. Все можно сделать, опять же - если захотеть.

Представим, что руководство страны захотело. Чем оно может помочь? Для начала достаточно гарантировать безопасность инвесторов и осуществить контроль элементарного соблюдения законов. После насыщения своего рынка чиновникам необходимо ехать в Россию, находить там покупателей, продвигать свою продукцию и разрабатывать логистику. Как говорят в сетевом маркетинге, они должны "находиться в полях", а не отсиживаться в кабинетах. Заметьте, что я нигде не упоминал о финансировании, для властей реализация этих проектов обойдется недорого при соблюдении минимальных условий.  

 

Отдых с лечением

Медицинская тематика стабильно входит в пятерку самых обсуждаемых проблем в стране. По большому счету, сложность в этой сфере одна - кадры. Можно бесконечно ремонтировать и строить больницы, закупать самое современное оборудование, но где взять достаточное количество  профессионалов. Они, конечно, есть, но чаще всего это врачи с еще советским образованием, самым молодым из которых до пенсии осталось несколько лет. Когда это поколение уйдет, наступит кадровый коллапс. Но предотвратить эту ситуацию можно уже сейчас. Вот один из способов. 

Система лимитов для обучения в медицинских вузах России дала стране много прекрасно образованных молодых  врачей, у каждого из которых своя специальность. Самые популярные из них следующие: хирургия, стоматология, терапия и педиатрия. Проблема в том, что страна остро нуждается в специалистах более узкого направления: гинекология, рентгенология, анестезиология и эндокринология. Как быть? Можно, конечно, давая лимит, обязать студента выбрать ту специальность, которой не хватает. Но насколько юридически это реализуемо, сказать сложно. Есть другой путь.

Предположим, что в Сухуме не хватает трех эндокринологов. Почему нельзя пригласить серьезного практикующего специалиста из России. Дать ему гражданство, решить жилищный вопрос и сделать привлекательную зарплату? Со своей стороны, он организует на базе действующего медучреждения кафедру, где будет натаскивать наших молодых врачей по необходимой для страны специальности. Учеба одновременно с работой под контролем такого наставника позволит за короткий срок предотвратить кадровый голод по любому направлению. Я подсчитал, сколько будет стоить это удовольствие:

  • жилье – один миллион рублей;
  • зарплата – 100 тысяч рублей в месяц;
  • подъемные – 500 тысяч рублей.

Итого: двухгодичная стажировка под крылом крупного специалиста уровня доктора наук обойдется государству в три с половиной миллиона рублей. Переведем эту сумму в другую, более привычную для чиновников валюту - автомобиль Toyota Prado. Всего один джип – и в стране будет закрыт вопрос по эндокринологии, появятся собственные профессиональные кадры и своя научная школа. 

Почему-то все благополучно забыли, что Абхазия – прекрасное место для санаторно-курортного лечения. В советское время по всей стране функционировали добротные санатории – миллионы людей отдыхали, лечились, укрепляли здоровье. До сих пор они с благодарностью вспоминают нашу небольшую, но очень богатую на такие ресурсы страну.

А если представить, что в дело можно будет пустить 20 джипов? В таком случае, через несколько лет в Абхазию будут приезжать люди не только для отдыха, но и для лечения, причем, круглый год. Осенью – сердечники, весной – гипертоники, зимой – язвенники, а летом -  урологические больные.

Эта схема с приглашением специалистов для обучения наших кадров может с успехом применяться не только в медицине, но и везде, где необходим высокий уровень профессионализма. Примеры есть. Директор РУСДРАМа привозит режиссеров из России не от хорошей жизни. Просто по-другому получается неэффективно. Результат этой открытости – широкий успех театра как у нас, так за рубежом.                      

Пора взрослеть

Я перечислил всего несколько примеров из разных сфер. Цена реализации многих из них – это стоимость нескольких автомобилей. Запустить эти проекты можно в любое время. При этом речь не идет о продаже недвижимости иностранцам, добыче нефти, криптофермах и других спорных способах пополнять бюджет. Не нужно никаких референдумов, дебатов и отставок. В стране есть все для того, чтобы жить и развиваться без протянутой на север руки. Россия и так в деле - безопасность Абхазии гарантирована сильнейшей армией в мире, социальные объекты восстанавливаются с помощью Инвестиционной программы, финансируются пенсии и зарплаты бюджетников. Протягивать руку можно, но не пустую в просительном жесте, а с привлекательными условиями для инвестиций и с гарантиями безопасности для инвесторов, которых и в самой Абхазии немало. Экономика независимого государства должна и развиваться самостоятельно.

Хорошего нам всем урожая. Меняю помидоры на фасоль.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии (1014)

Главные темы

Орбита Sputnik