11:21 03 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD74.58
  • EUR89.57
Колумнисты
Получить короткую ссылку
81 0 0

Энтони Блинкен в свой первый рабочий день на посту госсекретаря США выступил перед сотрудниками дипломатического ведомства и зажег (по крайней мере, рассчитывал зажечь) их сердца.

"Это новый день для Америки, новый день для мира, — сказал Блинкен. — Лидерство Америки необходимо по всему миру, и мы предоставим его, потому что решение мировых проблем гораздо более возможно, когда в этом участвуют Соединенные Штаты, пишет Максим Соколов для РИА Новости. Мир внимательно наблюдает за нами сейчас, они хотят видеть, будем ли мы лидировать, показывая пример, чтобы ответить на вызовы нашего времени".

В завершение он сказал, что гордится своим новым назначением, и заверил, что не подведет.

Умильность выступления нового госсекретаря вызвала в памяти стихотворный пирожок:

"Ну разве ж это мед, ребята,
вот раньше, помню, мед так мед:
слипались руки, рот и попа
не меньше чем на восемь дней".

В американском варианте:
"Пошлите мне отверженных, бездомных,
Я поднимаю факел мой у золотых ворот!"

Конечно, выспренное самохвальство вообще присуще американской политической риторике.

В 2016 году Хиллари Клинтон во время встреч с избирателями столь упоенно восхваляла роль США в мире, что речь Блинкена могла бы показаться образцом сдержанности.

Но Хиллари, будучи демократическим политиком, знала, что, домогаясь предвыборной благосклонности граждан, главное — не быть в этом деле гомеопатом. Пересолить всегда лучше, чем недосолить. Опять же в Вашингтоне ее издавна прозывали "улыбчивой барракудой". Репутация обязывает.

Но главное — кандидат в президенты, а равно и президент, менее ограничен в слащавости. У него работа такая. Работа у госсекретаря несколько другая. Он должен не столько умилять сердца зарубежных партнеров, с которыми он призван работать, сколько эффективно (или как получится) добиваться целей, поставленных перед ним руководством.

Дело даже не в том, что события последнего времени породили в самых разных партнерах сомнения в сверхъестественной благодетельности и образцовости США, ибо грязь была такая, что хотелось (да и сейчас хочется) калоши надеть. В конце концов, умение делать хорошую мину при плохой игре — неотъемлемая часть дипломатического искусства.

Однако, "улыбка на устах и нож в спину", "мягко стелет, да жестко спать" — это еще не все, что требуется от искусного дипломата.

В еще большей степени от него требуется реализм — в соответствии с принципом "дипломатия — искусство возможного". То есть умение разговаривать и уговаривать, находя потребные компромиссы.

Ведь внешняя политика тем и отличается от внутренней, что внешняя принципиально многосубъектна. Недостаточно придумать политическую линию, необходимо еще учитывать волю иностранных партнеров.

Тогда как нет уверенности, что заливистая пропаганда американской исключительности — это то, в чем иностранные партнеры больше всего нуждаются.

Причем речь даже не идет о русских или китайских лидерах, которые могут на это разве что сказать: "Да, да, это очень интересно" (что в переводе на обиходный язык означает "Это же, батенька, полная чушь") — и это будет еще самым вежливым ответом.

Но и французские, немецкие, итальянские, польские, бразильские, индийские лидеры — точно ли им интересно такое тетеревиное токование. В той мере, в какой они испытывают ответственность за свои страны, им интересны гораздо более практические предметы для разговора.

Именно поэтому прежние госсекретари США — и демократический Джон Керри, и республиканский Майк Помпео, понимая, что их задача — исполнять волю начальства, а не заниматься неистовым самовосхвалением, не позволяли себе таких вербальных блинкиниад. Притом что не было никаких оснований сомневаться в их горячем американском патриотизме.

В этом они — не по талантам, но по стилю — были, скорее, схожи с министрами иностранных дел СССР — России. Громыко, Примаков, Лавров сроду не были заливисты, ибо это противоречит самой должности.

Но про Блинкена пишут, причем не противники, а горячие его хвалители, что это тип идеолога стоялого, который сейчас развернется во всю свою нерастраченную силу, сея разумное, доброе, вечное. Идеалам революционной перестройки это, может быть, и соответствует, целям разумной дипломатии — не слишком.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 


Главные темы

Орбита Sputnik