21:15 03 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD73.52
  • EUR88.88
Колумнисты
Получить короткую ссылку
100911

Россия — противник, Китай — конкурент. Таковы контуры новой американской стратегии, но играть Вашингтону придется в рамках треугольника. Треугольника "Москва — Вашингтон — Пекин", который уже не может быть равносторонним.

В том, что новая американская администрация уже назвала отношения с Китаем самыми важными для США, нет ничего удивительного, но при этом выстраивать эти отношения Джо Байдену придется, отталкиваясь не от наследия Трампа, а от своего собственного опыта работы на китайском направлении, пишет Петр Акопов для РИА Новости. И в первую очередь важны будут его личные отношения с Си Цзиньпином — и новый американский президент уже начал разыгрывать эту карту.

В интервью телекомпании CBS Байден ударился в воспоминания.

"Я все время ему говорил, что у нас не должно быть конфликта, но будет острая конкуренция. Я не собираюсь это делать — он знает это, потому что тоже посылал сигналы, — так, как это сделал Трамп. Мы сосредоточимся на международных правилах дорожного поведения..."

"У нас еще не было возможности поговорить друг с другом. Нет причин не позвонить ему. Как мне сказали, я, вероятно, проводил с Си Цзиньпином больше времени, чем любой мировой лидер, потому что я провел 24-25 часов в личных встречах с ним, когда я был вице-президентом. Проехал с ним 17 тысяч миль. Я его очень хорошо знаю..."

"Есть много чего, что можно обсудить. Он очень умен. Он очень бескомпромиссный".

Можно подумать, что Байден говорит чуть ли не о старом друге (так, кстати, сам Си вежливо называл его еще в 2013-м), но в реальности китайские связи Байдена можно считать выдающимися только на фоне подобного опыта других американских президентов последнего времени (после Буша-старшего, который несколько лет работал в Пекине фактически послом США).

Байден познакомился с Си Цзиньпином в 2011-м, когда посещал Китай с визитом в качестве вице-президента Соединенных Штатов. Си, занимавший тогда пост заместителя председателя КНР, не только проводил переговоры с американским коллегой, но и сопровождал его в поездках по стране, а на следующий год уже Байден принимал Си в Штатах. Вот откуда взялся совместный многотысячный километраж, а всего Байден и Си встречались за эти десять лет восемь раз. Но последняя встреча была пять лет назад, так что Си мог бы и подзабыть "старого друга".

Если бы ему все время не напоминали о нем — и Трамп, который в прошлом году во время предвыборной кампании сказал, что в случае победы Байдена Китай завладеет Соединенными Штатами (к тому же у Байдена-младшего нашлись китайские заработки), и сам Джо, назвавший год назад Си "разбойником". Да, это было сказано в ходе теледебатов, но в Пекине оценили вежливость "старого друга".

Сейчас Байден говорит об отказе от политики Трампа на китайском направлении, но в реальности давление на Китай будет только нарастать. Американские авианосцы пасутся около Тайваня и в Южно-Китайском море, санкции никто отменять не собирается, а в первом же разговоре с Пекином новый госсекретарь Блинкен завел речь о Синцзяне, Тибете и Гонконге, то есть сознательно вмешивался во внутренние дела КНР. Да еще и пообещал (по крайней мере, в отчете о разговоре на сайте Госдепа) "привлечь КНР к ответственности за ее усилия, угрожающие стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе, и подрыв ею основанной на нормах международной системы".

Так что изменилось со времен Трампа? Риторика Белого дома? Мол, мы не враги, а конкуренты, пусть и с элементами вражды? Но для Пекина гораздо важнее то, что США открыто собираются выстраивать единый антикитайский фронт из своих союзников и вассалов — формировать официальную антикитайскую коалицию. Причем она будет оформляться как альянс, защищающий "общие демократические ценности и интересы", то есть геополитическая борьба двух держав будет прикрываться идеологической пропагандой, как это уже было во времена противостояния СССР и США. И как это пытался сделать трамповский госсекретарь Майк Помпео, постоянно твердивший об угрозе миру со стороны китайской компартии. И с этим всем Байден начнет разговор с Си?

Да, потому что не может иначе. И вовсе не потому, что в самих Штатах Байдена называют "китайской марионеткой" — в ответ на его слова о "путинском щенке" Трампе. Нет, это все внутриамериканские разборки — куда важнее то, что у Америки нет никакой внятной стратегии по сдерживанию Китая. Поэтому и приходится грозить "привлечением к ответственности" и делать ставку на игру на противоречиях между Китаем и его соседями. Ну и на собственную способность заставить ту же Европу подключиться к американскому давлению на Китай. Но все это уже не раз испробовано — и не будет работать.

Не будет, потому что стратегически Штатам нечего предложить миру, кроме как "страх перед Китаем". Но продавать его сложно уже даже в Индо-Тихоокеанском регионе, не говоря уже о Европе и остальном мире.

У Японии и Индии есть реальные противоречия с Китаем — но тот же Дели не собирается подыгрывать Штатам в их антикитайской стратегии. Европе нужны китайский рынок и инвестиции, а еще больше нужно защищать свое право самим выбирать себе партнеров. Африка и Латинская Америка хотят торговать с Китаем, получать у него займы и построенные Китаем железные дороги. Азия хочет стать частью китайского "нового Шелкового пути".

Конечно, при этом никто не хочет попасть в кабальную зависимость от Китая, но пока что она существует в основном в виде черного пиара, распространяемого западной пропагандой. В отличие от вполне реальной зависимости от США и глобалистов в целом — кому нужно объяснять, что такое "помощь МВФ" или оккупационные войска из стран Запада?

Если Байден действительно попробует сколотить антикитайский альянс, это лишь станет подарком Пекину. Еще в большей степени, чем попытка изолировать Россию при администрации Обамы-Байдена — тогда это нанесло ущерб отношениям нашей страны с Европой, но зато показало реальные возможности Вашингтона в мире. Никто, кроме ЕС, не присоединился к "блокаде России" (да и он всеми силами ищет возможности обхода санкций), а вот авторитет и влияние Москвы, бросившей вызов ненавидимым всеми американцам, в мире ощутимо выросли.

Китайцы не зацикливаются на словах: после избрания Трампа Си Цзиньпин пренебрег дипломатическим этикетом (очередность визитов) и уже через три месяца после инаугурации прилетел к новому президенту в Мар-о-Ларго. Потому что понимал, что Трамп не просто говорит, но и готов к действиям, то есть собирается резко поднять ставки в американо-китайском противостоянии. Но Трамп исходил из интересов США как национального государства, к тому же он был готов воевать исключительно на торгово-экономическом фронте. Его не интересовало ни идеологическое давление на Пекин, ни выстраивание широких антикитайских коалиций, как потому, что он не верил в это, так и потому, что ему были чужды интересы глобалистских элит. В отличие от Байдена, который попытается выстроить большую антикитайскую стену под идеологическими лозунгами.

Но этим Пекин не испугаешь, поэтому там не будут торопить события, предоставив Вашингтону как инициативу, так и возможность самому загнать себя в невыгодное положение. Идеологическая война в мире 2021 года совсем не то, что в мире сорокалетней давности, да и тогда успехи Штатов в общемировом масштабе были сильно преувеличены. К тому же у Китая практически нет проблемы небольшого прозападного околоэлитного меньшинства, которое в СССР в ходе перестройки получило возможность влиять на ситуацию в стране, а потом и вовсе стало властью. Китай и так всегда был китаецентричен, да и опыт развала СССР в Пекине изучили очень хорошо.

И самое главное: у Китая, как и у России, нет никаких иллюзий насчет возможности мирного сосуществования с Западом. Не в том смысле, что Москва и Пекин уверены в неизбежности войны, а в том, что прекрасно понимают, что глобалисты не оставят попыток изнутри подорвать оба государства-цивилизации. Поэтому никакого доверия к Байдену у "разбойников" (а Джо называл так и нашего президента) Путина и Си быть не может. Причем не только к нему лично, а к его вышедшей из "вашингтонского болота" администрации как таковой.

При этом отношения между китайским и российским лидерами строятся как раз на взаимном доверии (и, естественно, стратегическом выборе в пользу альянса) — их доверительный и откровенный характер не раз подчеркивали и Путин, и Си. Они знакомы как минимум с 2009 года, но после 2012-го, когда Си Цзиньпин возглавил Китай, именно на них лежит вся ответственность не только за будущее их стран и российско-китайских отношений, но и за реформирование миропорядка. За семь лет, с 2012 по 2019 годы, они провели более 30 встреч — и скоро, когда закончатся карантинные ограничения, возобновят свои контакты. Которые выдержали проверку временем — и уж точно переживут и администрацию Байдена, и ее попытки разыграть карту российско-китайских противоречий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 


Главные темы

Орбита Sputnik