07:01 20 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD76.25
  • EUR91.48
Колумнисты
Получить короткую ссылку
10311

Запад запускает новую серию санкций против России: в понедельник Евросоюз согласовал введение персональных санкций против ряда российских чиновников, ответственных за "преследование Навального".

Конкретный список появится через несколько дней, а в Штатах завершается подготовка целого пакета "санкций и других мер" уже не только за Навального, но и хакерские атаки (названные SolarWinds) на американские ведомства и компании, в которых обвиняют Россию, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Все это было предсказуемо — не говоря уже о том, что санкционное давление на нашу страну идет (в масштабной форме, а не в виде отдельных американских акций) уже семь лет. Можно бы и привыкнуть? Конечно — но всегда интересны те доводы, которыми подкрепляют свои действия наши западные "партнеры".

Именно доводы, аргументы, а не мотивы, которые ими движут. Мотивы как раз совершенно понятны — и о них в среду напомнил, выступая на коллегии ФСБ, Владимир Путин.

"Мы сталкиваемся с так называемой политикой сдерживания России. Речь здесь идет не о естественной для международных отношений конкуренции, а именно о последовательной и весьма агрессивной линии, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, и в конечном итоге ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль, как, это мы видим, знаем это, происходит в некоторых странах на постсоветском пространстве".

Эти цели вовсе не из разряда тайных: как заметил Путин, "достаточно познакомиться с публичными стратегическими документами и весьма откровенными заявлениями государственных деятелей целого ряда стран".

"Недружественное отношение к России, к ряду других самостоятельных, суверенных центров мирового развития даже не пытаются скрывать".

Хорошо известны и все способы сдерживания, Путин просто перечислил их: "Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры, прямо вмешиваться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны. И, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб".

Все это уже не раз было в нашей истории: в разных комбинациях против нас использовали все названные методы, так что мы научились противодействовать и отвечать.

Именно поэтому Путин и сказал, что "подобная линия в отношении России абсолютно бесперспективна" — нас никаким давлением не получится ни заставить пойти на уступки, ни подорвать изнутри. При этом Россия заявляет о своей роли обороняющегося, защищающего свой суверенитет и свои интересы — а не агрессора.

Более того, мы все время подчеркиваем свою готовность к развитию отношений со всеми, к открытому диалогу на основе взаимного доверия и уважения, как и в этот раз напомнил Путин. Но что мы слышим в ответ?

Россия не заинтересована в сотрудничестве с Европейским союзом, а российские власти ведут страну по пути к авторитаризму — к такому выводу пришли министры иностранных дел стран ЕС на встрече, в ходе которой они приняли решение о новых санкциях.

А глава европейской демократии Жозеп Боррель назвал Россию "соседом, который решил вести себя как противник", подчеркнув, правда: "Мы должны определить модель, чтобы избежать постоянной конфронтации с соседями, которые решили действовать противоположным образом".

То есть Европа в частности и Запад в целом представляют дело так, что это Россия ищет конфронтации и не хочет развивать отношения. Более того, Россия, оказывается, постоянно вмешивается в европейские дела и давит на ЕС. Поэтому Евросоюз теперь будет выстраивать отношения с Москвой исходя из трех принципов.

Вот как их описал Боррель: давать отпор в случае нарушения Москвой международного права и прав человека, заниматься сдерживанием в том случае, если Россия будет увеличивать давление на ЕС, и сотрудничать с Россией по тем направлениям, в которых будет заинтересован Евросоюз.

Отпор, сдерживание, сотрудничество там, где выгодно ЕС, — боевой набор европейской дипломатии. Но о чем идет речь?

Под "нарушение международного права и прав человека" подверстывается практически все — от Крыма и Навального до любой другой темы, причем как внутрироссийской, так и международной. Санкции за отсутствие в России гей-браков — то есть за нарушение прав человека? Пожалуйста.

Санкции за отказ "вернуть" Абхазию Грузии? Несомненно. Санкции за очередного убитого в Европе эмигранта или беженца из России, да и вообще кого-либо (как в раскручиваемой уже давно истории с чеченцем из Грузии, убитым в Берлине) — в любой момент. Взломали компьютерную систему немецкого бундестага? Конечно, нужно наказать Россию.

Точно так же и давлением на ЕС можно назвать вообще все, что угодно. Сепаратисты голосуют за отделение Каталонии? Ищем русский след. В Москву приезжают представители парламентской фракции "Альтернатива для Германии"? Русские копают под Меркель. Москва заявляет протест против демонтажа памятников советским воинам в Польше или Чехии? Давят на несчастных и свободолюбивых восточноевропейцев. Строят газопровод? Хотят расколоть Европу. Отказываются от стройки? Хотят заморозить Европу. Абсурд? Нет, вполне просчитываемая реакция.

То есть ЕС хочет обладать односторонним правом регулировать отношения с Россией, правом карать и миловать по своему усмотрению — а Россия должна это принять как данность и не возмущаться, и еще быть готовой, как только позовут, к сотрудничеству, но только в тех сферах, которые выгодны добрым европейцам.

Но в реальности все ровно наоборот: это ЕС является соседом, который ведет себя как противник. Давит на Россию, ставит нам условия, поучает и демонизирует, вмешивается в наши внутренние дела (даже сейчас Боррель сообщил, что "союз расширит поддержку гражданского общества в России") и считает это само собой разумеющимся.

Это ЕС (пусть и по атлантической инициативе) пытается оторвать Украину от России, изменить исторические границы Востока и Запада, расширить свое жизненное пространство за счет русской цивилизации — и хочет, чтобы Россия спокойно смирилась с этим?

Подобная наглость еще могла быть объяснима четверть века, даже 15 лет назад, когда Россия боролась за собственное выживание и не могла ни заниматься всем русским миром, ни требовать от европейцев вести себя прилично, но смешно сейчас ждать от России покорности нерадивого ученика.

Россия в любом случае перестроит отношения с Европой на приемлемых для себя условиях — и чем раньше это поймут в ЕС, тем легче и быстрее пройдет этот процесс. Никакой альтернативы этому у Европы все равно нет: она просто не может себе позволить ни отгородиться от России, ни превратиться из соседа в нашего противника. Точнее, позволить-то может — но только в последний для себя раз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Главные темы

Орбита Sputnik