17:38 14 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD75.68
  • EUR90.54
Колумнисты
Получить короткую ссылку
22002

Украинская власть продолжает игнорировать решения референдумов в Крыму, действуя по принципу "здесь считаем, здесь не считаем".

Москву с 2014 года регулярно обвиняют в нарушении норм международного права при воссоединении Крыма и Севастополя с Россией, пишет Павел Данилин для РИА Новости. Сейчас, когда мы отмечаем уже седьмую годовщину этого процесса, на Украине и в странах Запада все еще звучат заявления о "российской агрессии" и "аннексии Крыма". Аннексия и агрессия — юридические термины. Это довольно сильные обвинения, что требует отдельного рассмотрения: а на чем юридически было основано, как говорят в Крыму, "возвращение полуострова в родную гавань"?

Если рассматривать проблему юридического оформления по существу, то стоит начать с вопроса дней, давно минувших. А именно — с того, как Крым вообще оказался в составе Украины и на основании каких актов. Решение было принято ЦК КПСС, затем утверждено президиумами Верховных Советов РСФСР, УССР и СССР и только постфактум — Верховным Советом СССР. Сам этот факт — решение, оформленное Центральным комитетом политической партии, — уже делает "подарок Хрущева Украине" юридически ничтожным. Такие вещи решают не в партии — согласно советскому законодательству.

Идем далее. При распаде СССР Украина повела себя довольно циничным образом, действуя по принципу "здесь считаем, здесь не считаем". Декларация о государственном суверенитете Украины от 1990 года апеллировала к праву украинской нации на самоопределение. Однако ровно через полгода Украина проигнорировала волю крымского народа об изменении статуса своего региона. Двадцатого января 1991 года в Крыму прошел первый в СССР референдум, на котором 93,26 процента крымчан проголосовали "За воссоздание Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора". Примерно такой же результат был и в Севастополе, разве что там граждане голосовали за союзный статус города.

Вопреки четко выраженной народной воле 12 февраля 1991 года Верховный Совет УССР попрал итоги референдума, приняв закон УССР "О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики", но уже в составе Украинской ССР. По итогам референдума в Крыму в 1992 году была принята конституция. Которая, в свою очередь, была отменена решением ВС Украины без учета мнения местного парламента. Был также принят закон Республики Крым о разграничении полномочий между центром и автономией. Его также отменили украинские власти. Наконец, 27 марта 1994 года прошел референдум в Крыму о восстановлении Конституции 1993 года, о праве крымчан на двойное гражданство России и Украины и утверждение статуса президента Крыма. Явка составила 60%. За двойное гражданство выступили 82%, а за восстановление конституции и за права президента Крыма — 78%.

Украинская власть не просто проигнорировала решения этих двух референдумов. Киев принял рестрикционные меры против крымской элиты и крымского населения. Вместо предоставления широкой автономии автономия Крыма была максимально урезана. Уже через год Верховная рада Украины отменила Конституцию Крыма. Однозначно выраженная воля крымского народа была вновь оставлена без внимания украинскими властями. В результате неоднократных подобных действий украинского руководства Крым был лишен возможности на законную реализацию права на самоопределение, а также вынужден оставаться в составе Украины вопреки желанию большей части населения.

Нарушала ли Россия при присоединении Крыма акты международного законодательства, а также российско-украинские договоры? Однозначно нет.
Возьмем для иллюстрации хотя бы, как некоторым кажется, "сильное" утверждение о российской "агрессии" в Крыму. Следует напомнить, что таким актом считается вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства; любая военная оккупация, даже временная, являющаяся результатом такого вторжения или нападения; любая аннексия (насильственное присоединение) территории другого государства. К прямой агрессии относятся также бомбардировка или использование оружия против иностранного государства; блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства; нападение вооруженных сил государства на сухопутные, морские или воздушные силы (флоты) другого государства; нарушение установленных международным соглашением условий военного присутствия на территории другого государства.
И вот тут сразу выяснится, что российские войска пребывали на территории Крыма и Севастополя на законных основаниях — по договору с украинскими властями. Численность вооруженных сил России в Крыму допускалась до 25 тысяч человек. И эта численность не была превышена. Что касается правовых основ, у России были основания беспокоиться за безопасность как своих военнослужащих, так и граждан нашей страны. А ведь даже в Будапештском меморандуме есть указание на право использовать ВС для целей самообороны. Не говоря уже о том, что еще 2 марта 2014 года три бывших президента Украины — Кравчук, Кучма и Ющенко — призвали Верховную Раду денонсировать Харьковские соглашения 2010 года, согласно которым российский Черноморский флот и пребывал в Крыму. И настроения в Раде были полностью в пользу решения выставить ЧФ с территории Крыма в нарушение договоров. Вопреки воле законного на тот момент президента страны Виктора Януковича!
Впрочем, есть и иные акты, на которые ссылаются обвинители России. Иногда в качестве аргумента приводится Пакт СБСЕ 1975 года, но в нем содержится утверждение не только принципа территориальной целостности государств, но и все того же права на самоопределение наций. А еще в этом пакте содержится требование о невмешательстве во внутренние дела независимых государств. Так вот, Россия никак не нарушала Пакт СБСЕ. Зато Вашингтон и Брюссель — прямо нарушили этот пакт, организовав переворот в Киеве и свержение законно избранной власти на Украине в 2013-2014 годах.

Что касается заявления Генассамблеи ООН от 2014 года, которое ссылалось на то, что якобы Россия нарушила в процессе присоединения Устав ООН, гарантирующий территориальную целостность Украины, то надо отметить, что Устав ООН требует от своих членов воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости государства. И Россия как раз в 2014 году никакой агрессии против неприкосновенности Украины не проводила. В свою очередь, США и ЕС как раз и провели агрессию против политической независимости Украины. Это неоспоримый факт. Ссылки же на Декларацию ООН, содержащиеся в заявлении Генассамблеи, почему-то упорно не учитывают требований к государствам об обеспечении равных прав народам, населяющим страну, а также об обеспечении права народов на самоопределение. Эти права, как уже говорилось, неоднократно нарушались со стороны властей Украины. Кстати, в 1992 году ВС России принимал заявление в отношении украинских властей с требованием "воздержаться от каких-либо действий, направленных на подавление свободного волеизъявления населения Крыма, имеющего в соответствии с международными нормами полное право самостоятельно определить свою судьбу".

Есть ли тут противоречие между принципом территориальной целостности и правом народов на самоопределение? Если бросить беглый взгляд на ситуацию, то какому-нибудь профану в международном праве покажется, что есть. Но так ли это на самом деле? Давайте разберемся.

Международное законодательство прямо говорит о том, что "все народы имеют право на самоопределение". Так утверждается в Декларации ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года. В Декларации ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, конкретизируется, что "создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним <…> являются формами осуществления <…> народом права на самоопределение".
А что же Украина? Украина последовательно нарушала права крымского народа. При этом в Декларации о принципах международного права прямо говорится, что "каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение".

Читаем далее в той же декларации: "Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств". Теперь смотрим на события конца 2013-го — начала 2014 года. Действия США и ЕС очевидно нарушали положения этой декларации, поскольку не просто поощряли нарушение политического единства Украины, а прямо это единство разрушали. Впрочем, об этом уже не раз говорилось, так что уточним лишь, что в международном праве есть оговорка: соблюдение территориальной целостности должно быть обеспечено для государств, которые, в свою очередь, соблюдают в отношении живущих на его территории народов принцип равноправия и самоопределения народов и обеспечивают представительство всех слоев населения в органах власти. Очевидно, что в отношении крымского народа власти Украины не соблюдали этих принципов.

Но можно ли называть крымчан "крымским народом"? Международное право имеет прецеденты, которые говорят, что нет необходимости для соблюдения всех требований к термину "народ" при осознании населением, проживающим на общей территории, своего стремления к самоопределению. В конце концов, за прошедшие с момента основания ООН десятилетия в состав организации вошли более 100 государств, среди которых многие были образованы именно через реализацию права на самоопределение.

Когда говорят об "аннексии" украинской территории, не принимают во внимание и следующее обстоятельство: жители Крыма сами выступили (однозначно выразили свою волю) за разрыв отношений с Украиной. Термин "аннексия" здесь слабо применим, если не пользоваться исключительно пропагандистскими штампами вроде "референдума под дулами автоматов", которые так любят украинские политики. Если не нравится термин "сецессия" (более точно отражающий крымский процесс), то можно предложить еще определение родом из Италии XIX века — ирредентизм. Согласно этому нейтральному определению, это политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства. Выражается в этнической мобилизации, при которой поднимается вопрос о воссоединении территории, на которой проживает ирредента, с титульным государством, в котором их этнос составляет большинство. Это как раз четко отражает крымские реалии, где подавляющее большинство населения ощущало и ощущает себя представителями русского, а не украинского этноса.

Кстати, а что же Будапештский меморандум 1994 года, который обожают приводить постмайданные власти в качестве доказательства "агрессии" и "аннексии"? Так вот, в нем нет требования обеспечивать Украине территориальную целостность! В нем есть требование не применять вооруженные силы против Украины и оказать ей помощь в случае нападения на нее другой страны. Все. Больше ничего. Требование уважать границы Украины — отнюдь не тождественно требованию обеспечивать ее территориальную целостность. Если Украина сама разрушает свои границы, никто не обязан силой заставлять население этой несчастной территории жить вместе.
Идем дальше и смотрим на Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной от 1997 года. Тут нечего и говорить, так как де-факто Украина в 2014 году (не говоря уж о политике Ющенко 2005-2009 годов) сама начала проводить откровенно антироссийскую политику, наплевав на этот договор. А позже, с 1 апреля 2019 года, видимо, по случаю Дня дурака, Украина и вовсе официально этот договор расторгла.

Наконец, Договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе 2003 года, казалось бы, однозначно работает против России. Но и тут надо учитывать, что соблюдение территориальной целостности должно соотноситься с правом наций на самоопределение. Россия ни слова не говорила о том, что отказывает каким-либо частям населения, проживающего на Украине, в праве на самоопределение. Каковым правом крымский народ и воспользовался.

Следует не забывать и о политико-правовом контексте. В своем обращении 18 марта 2014 года президент России Владимир Путин четко заявлял, что предшествующие свержению Януковича события на Украине не могли не волновать Москву. Происходящее в 2014 году обострило ситуацию еще больше: "Новые так называемые власти внесли скандальный законопроект о пересмотре языковой политики, который прямо ущемлял права национальных меньшинств… Тем, кто сопротивлялся путчу, сразу начали грозить репрессиями и карательными операциями", — подчеркнул президент России.

В ситуации угрозы крымскому народу со стороны фашиствующих элементов и радикального вплоть до безумия, нелегитимного, подчеркну, на тот момент украинского руководства Россия и приняла решение поддержать право крымчан на самоопределение. И в этом отношении тоже не было никакого нарушения законодательства не только международного, но и договоренностей между Россией и Украиной.

Руководствуясь этими соображениями, в соответствии с российским законодательством 1 марта 2014 года Владимир Путин внес в Совет Федерации обращение об использовании ВС России на территории Украины. Данное решение российского руководства получило полное одобрение действовавшего на тот момент главнокомандующего ВС Украины, президента этой страны Виктора Януковича, который в тот же день в своем послании в Совет Федерации подчеркнул, что "осуждает попытки захвативших власть в Киеве насильственно установить свои порядки в Крыму и поддерживает обращение властей Республики Крым к президенту Российской Федерации об оказании всесторонней помощи и защите крымчан". Таким образом, учитывая позицию действующей украинской власти, Совет Федерации одобрил обращение Владимира Путина.

Завершая, следует процитировать вопросы, которые задавались крымчанам и жителям Севастополя на референдуме 16 марта. Крымчан снова спросили, хотят ли они жить в одном государстве с Украиной при условии наличия гарантий настоящей автономии, или же хотят воссоединения с Россией. Вопросы звучали так: "Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?" и "Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?".
Крым — почти единогласно (96 против двух процентов) — сообщил миру, что хочет жить в одном государстве с Россией. Народ Крыма подтвердил свое горячее желание и последовательное стремление к реализации права на самоопределение. Четверть века борьбы за свои права завершилась тем результатом, который был ясен для всех с самого начала.

Кстати, по этому поводу хорошо высказался глава МИД Сергей Лавров, рассказывая о том, как в 2014 году в апреле в Женеве представители России, ЕС, США и Украины обсуждали декларацию о необходимости децентрализации Украины и учета прав всех регионов. К сожалению, впоследствии эту декларацию как-то позабыли на Украине, начав войну на юго-востоке. Но процитирую я Лаврова не по этому поводу. Министр иностранных дел сказал тогда, что в беседе с ним госсекретарь США Джон Керри подчеркнул: "Все понимают, что Крым российский, что народ Крыма хотел вернуться".

Американский дипломат сказал, что Вашингтон недоволен лишь тем, что русские "так быстро провели референдум, что он не вписывается в стандарты такого рода мероприятий, просил переговорить с президентом Путиным, организовать еще один референдум, объявить его заранее, пригласить международных наблюдателей, сказал, что поддержат их направление туда. Результат будет таким же, но мы как бы соблюдем приличия". Лавров в ответ заметил, что раз все все понимают, что это было реальное проявление воли народа, то к чему устраивать ненужные спектакли с "переголосованием".

Это к тому, что сейчас Байден и его администрация так трогательно строят из себя несгибаемых и неколебимых гарантов украинского режима. Никогда, мол, не признаем Крым российским.
Так вот, никогда не говори "никогда".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Главные темы

Орбита Sputnik