15:40 20 Января 2021
Прямой эфир
  • USD73.36
  • EUR89.15
Культура
Получить короткую ссылку
44150

Художники-реставраторы из Санкт-Петербурга по приглашению Министерства культуры Абхазии выполнили первый этап работы в гудаутском Госмузее Отечественной войны народа Абхазии имени Сергея Дбар.

О том, какие именно задачи стояли перед российскими специалистами в Абхазии, какую работу они успели провести, какие предметы, обладающие культурной и исторической ценностью, они восстановили, как им работалось с местными специалистами, и почему гостям из России зимняя Абхазия показалась странной, в материале корреспондента  Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Музейные "пациенты" 

Художники-реставраторы из Санкт-Петербурга Марина Субботина и Анастасия Охтина прибыли в Абхазию неделю назад для того, чтобы ознакомиться с фондом Госмузея в Гудауте, составить списки экспонатов, дать оценку их состоянию, подготовить документы о состоянии фонда и, конечно же, поделиться опытом с абхазскими коллегами и совместно с ними восстановить некоторые предметы с исторической значимостью.  

По словам специалистов, это была подготовительная часть работ перед более масштабным этапом по восстановлению экспонатов, хранящихся в фонде музея, для последующей их экспозиции.

"За период нашего пребывания здесь мы успели поделиться опытом с сотрудниками музея, показать наши методики, частично внедрить их в работу музея. Помимо реставрационных моментов, мы поделились нашим опытом о том, в каких условиях должны храниться экспонаты после восстановления и как за ними следить до реставрации", - рассказала Марина Субботина.

Реставраторы из России продемонстрировали журналистам один из способов удаления ржавчины с предметов на примере медной емкости для керосина, напоминающей большую кружку с длинной ручкой. Использовали при этом шлифовальный аппарат, звук которого был похож на бормашину в стоматологии. От осторожных и сосредоточенных при работе с предметом действий специалистов, в сочетании со звоном аппарата в голове еще ярче всплыли не самые приятные картинки из детства.

© Sputnik / Бадри Есиява
Инструменты для проведения очистки экспонатов

Ржавчину и налет с поверхности медного "пациента" удаляли с помощью стальной насадки, которую обычно используют для предметов из твердых материалов. Латунные и прорезиненные насадки подходят для восстановления предметов из мягких материалов. При всем этом также необходимо учитывать, в каком состоянии находится предмет.

За неполную неделю Марина и Анастасия вместе с абхазскими коллегами восстановили, в том числе, деревянные миски, серп, цапку, саблю.

© Sputnik / Бадри Есиява
Экспонаты музея, подлежащие реставрации

Все эти предметы датируются XVIII-XX веками, но, несмотря на это, уверены девушки, обладают не меньшей исторической ценностью, нежели остальные экспонаты. Более подробно углубиться в прошлое этих экспонатов они не успели.

"Если отреставрировать весь фонд, то можно выставлять его в полном объеме. В действительности здесь все интересно как с точки зрения реставраторов, так и с художественной стороны. Это и мужские, женские пояса, конская упряжь, мужские и женские седла, холодное оружие. Приятного удивило разнообразие фонда и количество предметов, хранящихся в нем", - поделилась Марина Субботина.

По мнению ее коллеги Анастасии Охтиной, потенциал гудаутского Госмузея можно сравнить с краеведческими музеями России высокого уровня. Не по количеству экспонатов, но по их разнообразию и подборке материала.

Много предметов из фонда музея, которые еще не представлены на обозрение, реставраторам не удалось восстановить до конца, так как в гудаутском музее отсутствует спецоборудование для этого. По оценке реставраторов, немало предметов находится в плохом состоянии, но их все еще можно спасти.

Для восстановления предметов, обладающих исторической, культурной и материальной ценностью музею необходимо приобрести сушильное оборудование, куда на некоторое время помещают экспонаты после реставрации с использованием химикатов. Также музею понадобится еще несколько аппаратов для шлифования, сейчас у них на "вооружении" всего один, вытяжка для воздуха, весы.

Обязательным пунктом специалисты назвали наличие бескислотной микалентной бумаги для упаковки уже восстановленных предметов и специальных ящиков без содержания кислот и клея для складирования. Весь этот минимальный перечень – удовольствие не из дешевых, подчеркнули специалисты.

Как стать реставратором

Марина Субботина работает реставратором десять лет, ее коллега Анастасия Охтина пять лет. Истории выбора этой профессии у девушек во многом схожи. Каждая из них почувствовала тягу к такому творчеству еще в подростковом возрасте.

"В школе я ходила в художественную школу. Тогда же я приняла решение о том, что хочу работать с металлом. Обучилась ювелирному делу, но в какой-то момент поняла, что мне этого мало. Посещая музеи, я изучала предметы, и меня потянуло именно на сохранение культурного наследия. Поступила в институт культуры, направление у меня было "реставрация металлов". В течение нескольких лет мы посещали практические занятия в музеях, и на меня обратили внимание. После окончания учебы предложили работу в музее", - рассказала Субботина.

Работа реставратора не лишила Субботину возможности творить для себя. Когда есть свободные несколько дней, отметила Марина, она старается использовать это время для создания разных ювелирных украшений.

© Sputnik / Бадри Есиява
Реставраторы Марина Субботина и Анастасия Охтина за работой

Марина также поделилась воспоминаниями о том, какой предмет стал первым в ее практике в качестве реставратора – это был ржавый гвоздь, найденный где-то на раскопках. Так как в тот период она только начинала свой профессиональный творческий путь, набивать руку приходилось примерно на таких предметах.

"Работа даже с теми самыми гвоздями дает тебе понимание того, с чем тебе придется столкнуться в будущем. Работа реставратора – это усидчивость и терпение. Не важно, какой именно предмет ты восстанавливаешь, ржавый гвоздь или что-то драгоценное", - уверена Субботина.

Анастасия Охтина окончила Санкт-Петербургский горный университет по направлению "технология художественной обработки материалов". Первый предмет, который ей доверили на практических занятиях очистить от загрязнений, была алебарда.

Девушки в работе не разделяют, к какому периоду относится тот или иной предмет, требующий реставрации и насколько он дорогой в материальном плане. Все, что попадает к ним в руки для восстановления, уверены они, бесценно, и ко всему необходимо относиться одинаково внимательно, аккуратно и усердно.

"Те предметы, которые мы можем держать в своих руках, для многих они недоступны. Большинство людей могут их увидеть только в музеях за витринным стеклом, а мы эти вещи, неважно из какого материала и из какого времени, можем потрогать, почувствовать историю бытования этого предмета. Это очень волнительно", - сказал Субботина.

Волнение в первую очередь ощущается из-за ответственности, которая возложена на мастеров во время работы, уточнила она и добавила, что настоящему реставратору присуще чувство сомнения. В такой ситуации всегда надо обращаться к коллегам за советом о том, правильно ли все делается. Самоуверенность может погубить культурную ценность, что недопустимо.

Профессия реставратора связана с частыми командировками и долгим отсутствием дома, поделились девушки, но при этом они стараются не обделять семью вниманием и при каждом удобном случае, в выходные проводят время с родными. Тем, кто пока еще только планирует связать свою жизнь с этой работой или уже загорелся идеей, Анастасия посоветовала идти к своей цели, несмотря ни на что.

Услуги реставраторов, в том числе их консультации и заключения в России очень востребованы как среди музеев, так и среди коллекционеров, уточнила Марина и добавила, что специалистов в этой области с богатым опытом в стране не так много. В работе, которая не терпит спешки, необходимо учитывать не только из какого материала изготовлен предмет, но и его форму, размеры, сохранность.

Пандемия коронавируса не обошла стороной и сферу реставрационных работ, поделились Марина и Анастасия. Так как в музеях введены определенные меры предосторожности, например, периодическая обработка помещений, изменился режим рабочего дня.

"Во время обработки мы должны покинуть помещение, и эти моменты нас заставляют менять свой график. Приходится все время держать в голове, что в это время придут люди и начнут обрабатывать помещение, и нам надо остановить работу, все отложить и вернуться после завершения обработки", - сказала Субботина.

Первое время, отметила она, новый распорядок слегка выбивал из рабочей колеи, но со временем привыкли. Кроме ношения медицинских масок и сокращения общения вживую, особых изменений в период пандемии не произошло, рассказала Анастасия.

"Странная" Абхазия

В отличие от Марины, Анастасия впервые посетила Абхазию, но рабочий график не дал ей возможности ознакомиться с основными достопримечательностями страны и насладиться экскурсиями по наиболее популярным маршрутам. При всем этом общее впечатление о республике у нее успело сложиться.

"Мне очень нравится близость моря к горам. Мы живем в большом городе, и в нем элементарно нет чистого воздуха, а тут легкие просто раскрываются. На дворе зима, а по вашей погоде этого и не скажешь. В Санкт-Петербурге сейчас нулевая температура, здесь +10, +15 и ощущать лучи солнца на себе очень приятно", - сказала Охтина и добавила, что задумалась о приезде в Абхазию летом вне работы.

Субботина отдыхала с друзьями в республике в 2018 и 2019 году. Оба раза в селе Алахадзы Гагрского района. До этого она знала об Абхазии лишь по телевизионным новостям и от родителей, которые проводили здесь отпуск еще в довоенное время.

"Увидев горы в 2018 году, я поняла, что именно этого мне не хватало в жизни. Мы съездили на разные экскурсии, и меня это очень успокаивало. Находясь рядом с горами, в просторе ощущаешь настоящую свободу", - отметила Субботина.

Девушка призналась, что изучить абхазскую национальную кухню ей не очень удалось, но хорошо запомнила вкус мамалыги. Марина так и не поняла, понравился ли ей абхазский "хлеб" или нет, но ей было любопытно.

Во время отдыха Субботина и ее друзья также побывали на "абхазском застолье" - часть экскурсионной программы, в рамках которой гостей знакомят с бытом местного населения, культурой и национальной кухней.

Зимняя Абхазия реставраторам из России показалась странной. Во-первых, из-за аномально теплой погоды для этого времени года, а во-вторых удивила немноголюдность в городе и отсутствие суеты.  

Рука об руку

Работать с абхазскими коллегами Марине и Анастасии было легко. Сотрудничество проходило в дружеской атмосфере и при полном взаимопонимании, рассказали они.  

"У нас сразу наладился рабочий контакт, и не возникало вопросов о том, у кого больше опыта. Предметы, которые мы вам показали, в основном обрабатывали сотрудники музея под нашим контролем. В принципе, все схватывалось налету, и поэтому работать вместе с ними было очень приятно", - сказала Марина.

© Sputnik / Бадри Есиява
Сотрудники Госмузея Отечественной войны имени Сергея Дбар

Сотрудник Государственного музея в Гудауте Алхас Курмазия также остался доволен результатом работы с российскими коллегами, но, по его словам, времени для более детального углубления в суть дела было ограничено.

"Я не реставратор, я художник-оформитель. Так вышло, что мне приходилось заниматься не своим делом, вынужденно пытаюсь овладеть новой профессией. Надеюсь, что-то из этого получится. Конечно, кое-чему нас научили российские реставраторы, но времени было мало. Мы будем поддерживать с ними связь, и если возникнут вопросы, будем консультироваться по телефону", - объяснил Курмазия.

Директор музея Батал Гунба с сожалением рассказал в беседе с корреспондентом Sputnik, что упущено много времени, и надо было раньше обратиться к зарубежным реставраторам. В послевоенные годы сотни экспонатов античного периода и средневековья просто рассыпались. Без восстановительных работ эта участь ждет и другие предметы, хранящиеся в фонде музея.

"Нам еще нужно дополнительное оборудование для решения этих задач, так российские специалисты не могут постоянно находиться здесь. Возможно, мы обратимся за помощью к государству, чтобы нам помогли приобрести небольшую и недорогую лабораторию, где наши специалисты смогли бы реставрировать экспонаты", - отметил Гунба.

Гунба добавил, что в фонде музея хранится несколько тысяч экспонатов, и коллекция пополняется из года в год. Что-то музей приобретает за свой счет, многое дарят жители страны.

Советник министра культуры Абхазии по международным связям Абзагу Цвижба уверен, что проекты, направленные на взаимодействие абхазских и российских специалистов, - важный шаг в работе по сохранению этнокультурного наследия республики.

"Это был первый этап работы. В дальнейшем запланировано сотрудничество и с другими музеями России, в том числе в поиске новых экспонатов и восстановлению их. Министерство культуры Абхазии информировано в этой области и готово сотрудничать с российскими коллегами в будущем, так как это важный шаг для нашей истории", - сказал советник министра культуры.

Цвижба поблагодарил российских коллег и руководство Государственного музея за вклад в эту деятельность.  


Главные темы

Орбита Sputnik