14:24 25 Мая 2020
Прямой эфир
  • USD71.60
  • EUR77.88
Интервью
Получить короткую ссылку
654479

Посол России в Турции Алексей Ерхов в интервью корреспонденту Sputnik рассказал о перспективах развития российско-турецких отношений, невыученных уроках истории и взаимных обязательствах Стамбула и Москвы в Сирии.

- Россия и Турция – кто они? Соседи, братья, друзья, союзники, попутчики? Где мы стоим и куда идем?

- Хорошие вопросы. Убежден, что ответ на них дается сейчас на наших глазах, в том числе теми из нас, кто непосредственно занимается российско-турецкими связями. Кстати, все эти вопросы занимают не только нас с вами. Их активно задает себе и турецкое общество, по крайней мере его, так сказать, политизированная часть.

Думая о всех этих темах, наверно, нельзя недооценивать прежде всего фактор нашей общей истории. Чем дольше я живу здесь в Турции, тем больше вижу, каким тяжелым грузом повисли на наших двусторонних отношениях три века конфликтов – ведь в XVII-XIX веках, как принято считать, между нашими странами разразилось 12 только крупных войн, не говоря уже о кризисах и столкновениях более мелкого характера.

- Неужели помнят?

- Еще как помнят. И, как и у нас, вокруг событий общей истории здесь накручено огромное количество стереотипов, мифов и легенд. А они, отталкиваясь от того или иного видения прошлого, зачастую напрямую влияют на восприятие реалий сегодняшнего дня.

Вот вам пример, на сегодня достаточно актуальный – так называемый исход черкесов с Северного Кавказа в Турцию в результате "Кавказской войны" XIX века. Когда я был Генеральным консулом в Стамбуле, было время, когда перед нашим зданием практически каждый день организовывались антироссийские демонстрации по поводу очередной годовщины окончания этой самой "Кавказской войны". И лозунги демонстрантов были, честно говоря, малоприятными – типа "Россия – убийца, вон с Кавказа" и так далее, не говоря уже о прямых оскорбительных выпадах в адрес российского руководства.

Мы долго говорили, спорили с организаторами этих демонстраций и их участниками. Убедились: они исходят из "исторически сложившегося" стереотипа – плохая агрессивная Россия, маниакально одержимая жаждой географической экспансии и "этнических чисток", злобно напала на своих мирных соседей – адыгов, шапсугов и прочих и "выдавила" их с родины. И теперь кому-то очень хочется верить в такую красивую легенду, особенно потомкам тех, кто действительно страдал и передал память об этих страданиях последующим поколениям. Вроде стройная картинка, а посмотришь на нее с другой стороны – и она уже получается не столь однозначной. Начинаешь вспоминать другие исторические факты, почему-то не вписавшиеся в эту самую картинку – и она вдруг предстает не черно-белой, а цветной, и уже не так все в ней просто. Например, кто-нибудь подумал о том, каково было населению русских станиц жить бок о бок с соседями, благосостояние которых основывалось на так называемых набегах – то есть на убийствах, грабежах и работорговле? Когда каждый месяц, каждую неделю и каждый день могли прийти эти самые "мирные горцы", мужчин убить, а женщин и детей увести в плен?

Вот российское правительство тех дней все это терпело-терпело, а затем терпение кончилось, и пошла вперед армия – сначала пытаясь "размежеваться" с теми, с кем нельзя жить в мире, а затем и вовсе пресечь их криминальный образ жизни. Этим людям предложили: либо вы переселяетесь на равнину, вам дают землю и вы начинаете заниматься производительным трудом, либо эмигрируйте, братская Турция готова вас принять. Кто-то решил уехать – и уехали, правда, натерпелись: голод, холод, болезни и по дороге и по прибытии. Кто-то решил остаться – и остались. Натерпелись и они – на сей раз вместе с другими народами России и Советского Союза, правда, по другим причинам.

- Ну, это все "дела давно минувших дней".

- Не скажите. Уроки истории – особенно не выученные или не понятые кем-то – "достают" нас и сегодня, как та же "Кавказская война". Более того, очень многие наши нынешние проблемы не только уходят корнями в далекое прошлое, но и как бы "подпитываются" оттуда – яростной ксенофобией, злобой, ненавистью и враждебностью. Хотите примеры? Пожалуйста: вот эскалация в Сирии. Согласен: очень болезненные события и тревожные дни. Погибли сначала российские офицеры, затем турецкие военнослужащие. Но посмотрите, какая чудовищная "свистопляска" началась в соцсетях. Не хочется, но процитирую некоторые из высказываний. "Прощайтесь с жизнью", "Никто не будет вас оплакивать", "Настало время вам сгореть" и все такое прочее. К слову сказать, все это уже один раз было – пять лет назад, и в СМИ, и в соцсетях, только вместо Идлиба был Алеппо. Чем кончилось? "Самолетным кризисом" и злодейским убийством Посла А.Г.Карлова. Кстати, и мне самому уже напрямую угрожают. И что, неужели история никого ничему не учит?

Хочу подчеркнуть в этой связи две вещи. Первое – какая-то малопонятная мне кровожадность некоторых авторов блогов и постов, злоба и ненависть, порой отбивающие у них самих охоту и способность даже рассуждать логически. Впрочем, наши российские соцсети порой немногим лучше – та же "легкость в мыслях необыкновенная", та же безнаказанная безответственность за свои слова. Поэтому полностью поддерживаю слова Президента Тайипа Эрдогана, на днях подвергшего соцсети нелицеприятной, но справедливой критике.

Но вот вторая вещь, на мой взгляд, еще более опасная: это – абсолютное нежелание понять партнера, его логику действий, прислушаться к его словам и принять как данность право другого на свою собственную точку зрения, отличную от твоего видения происходящего. Вот такой настрой может обернуться большой бедой.

- Что вы имеете в виду?

- Очень простые, казалось бы, вещи. Вот здесь, сейчас во всех грехах многие обвиняют Россию и сирийский "режим", который, мол, "нарушает", атакует, бомбит гражданские объекты и так далее. Что ж, давайте разберемся.

Во-первых, может быть, для кого-то существующее в Дамаске правительство и утратило легитимность, но для кого-то, и таких немало, это – законное правительство, признанное в качестве такового значительным количеством членов мирового сообщества и ООН тоже. Кстати, бывает, что кто-то критикует Дамаск почем зря, но контакты с ним поддерживает, и вовсю сотрудничает по самым различным направлениям. "Экономика войны" – штука, знаете ли, очень хитрая и занятная.

Во-вторых, а что же такое этот самый Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 года, который Дамаск вместе с Россией "нарушают"? Это двустороннее соглашение, стороны которого взяли на себя вполне определенные обязательства. Например, Россия согласилась с продолжением существования в идлибской зоне деэскалации турецких наблюдательных постов, а также с поддержанием в провинции военного статус-кво. А вот Турция, со своей стороны, взяла на себя обязательство вывести "все радикальные террористические группы" из создаваемой в Идлибе демилитаризированной зоны шириной 15-20 километров, равно как и все тяжелое вооружение, включая танки, РСЗО, артиллерийские средства. Договорились и открыть для движения автотрассы М5 и М4. Ну и что, вывели террористов? Открыли дороги? А если вы не выполняете свои обязательства, то уместно ли требовать выполнения обязательств от другой стороны? Обязанности сторон соглашения должны находиться "в диалектическом единстве", иначе трудно говорить о равноправном партнерстве.

Далее. Ну, не разоружили бандитов, не отмежевали их от "умеренных". Не все ли равно? Нет, не все равно. Потому что террористы, увидев, что их никто не разоружает и не "размежевывает", осмелели и где-то с весны прошлого года начали все больше и больше нападать на позиции сирийских правительственных войск и, кстати, на российскую авиабазу в Хмеймиме.

А в декабре 2019 – январе 2020 годов нападения на позиции сирийских правительственных войск и близлежащие города, прежде всего на Алеппо, еще больше активизировались. В декабре, в частности, зафиксировано более 1400 атак боевиков с применением танков, боевых машин пехоты, минометов и артиллерии.

В середине января мы вместе с Турцией предприняли очередную попытку провозгласить "режим тишины" в Идлибе. И что? Только за две последние недели января было отмечено свыше одной тысячи новых нападений, счет погибшим и раненым среди сирийских солдат и мирных жителей пошел на сотни. Не прекращались попытки атаковать Хмеймим с применением ударных беспилотников.

Вот и здесь тоже кончилось терпение, вот и пошла вперед "отбирать свои пяди и крохи" сирийская армия. Свои, замечу: она воюет на своей суверенной территории за права своего народа, в том числе право жить так, как жили отцы и деды, а не по правилам, которые диктуют какие-то бородатые чужеземцы. Вот и освободила она от власти незаконных вооруженных формирований десятки деревень, а в последние дни и стратегическую трассу М5, и повернуть наступающую армию обратно вряд ли кому удастся.

- А что в этих условиях делают и будут делать турецкие наблюдательные посты?

- Когда мы договорились в Сочи о продолжении их существования, имелось в виду, что они будут наблюдать за реализацией режима прекращения боевых действий и выполнением договоренностей, зафиксированных в Меморандуме. Но договоренности не выполнены, а боевые действия продолжаются, и возникает вопрос: а за чем тогда ведется это, с позволения сказать, наблюдение? Какие функции осуществляют эти объекты, которые по сути являются тем, что на военном языке называется "опорными пунктами"? Кстати, в последние дни региональные СМИ приводили факты ведения артиллерийского огня по подразделениям сирийской армии именно с этих турецких опорных пунктов. Они, по сути, остались далеко за "линией фронта" и что они там делают?

- А если все же провести какое-то размежевание?

- Конечно, хорошо бы, наконец, что-то сделать конкретное на этом направлении. Хотя это, наверное, непросто. Как рассказывают эксперты, сегодня боевик – вроде "умеренный", а завтра он дает присягу какому-нибудь террористическому "амиру", причем "цена вопроса" – сотня долларов. А послезавтра он вообще поедет в Ливию воевать там за те же "зеленые". Конечно, трудно такого человека "отмежевать" от таких же, как он.

- Мы, наверное, отклонились от "философской" беседы?

- Нисколько. Все, о чем мы сейчас говорили, как раз и возвращает нас к вопросу об исторических судьбах России и Турции, а также о том, какие есть и будут отношения между ними. Конечно, мы сейчас переживаем очень сложный момент, в какой-то мере очередную "точку бифуркации". И от того, как мы себя поведем, будет зависеть очень и очень многое и в российско-турецком, и в региональном, и в международном контексте.

Убежден: мы переживали и более тяжелые времена, и сейчас у наших стран должно хватить доброй воли и политической мудрости, чтобы найти оптимальное решение возникших проблем. Для этого, конечно, понадобится с пониманием отнестись к позициям друг друга, прочувствовать реальную мотивацию партнера. Мы к этому готовы. Для этого и направили в Анкару нашу межведомственную делегацию, которая провела здесь углубленные и по-партнерски откровенные переговоры. Мы намерены продолжить обсуждение всех затронутых там тем.

И, разумеется, мы стремимся к тому, чтобы разъяснять и руководству, и общественному мнению Турции наши подходы – мы хотим, чтобы нас понимали, и понимали правильно. В этом, кстати, в значительной мере рассчитываем на Ваше агентство, его немалые возможности. Если нам удастся добиться понимания, в том числе в острых вопросах, тогда и партнерство наше будет иметь еще более прочную и солидную основу, более уверенно пойдет вглубь. И тогда у наших людей, и у россиян, и у турок не будет сомнений в прочности двусторонних связей, их полезности и перспективности, а у некоторых – не будет и искушения вбить клин между Москвой и Анкарой, между российским и турецким народами.



Главные темы

Орбита Sputnik