01:17 23 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD64.30
  • EUR69.42
Мнение
Получить короткую ссылку
51110

Новый год начинается с новых попыток вытеснить российский газ из Европы. На этот раз — не с помощью санкций, а с помощью израильского газа, который будет доставляться в Евросоюз новым трубопроводом.

Проблема в том, что у проекта, который лично "благословил" экс-руководитель ЦРУ и нынешний руководитель Госдепартамента США Майк Помпео, нашелся серьезный противник, которого уже обвиняют в успешном саботаже этого стратегического "антироссийского" газопровода. Этот противник — Реджеп Тайип Эрдоган, пишет Иван Данилов для РИА Новости.

Предварительное межправительственное (греческо-кипрско-израильское) соглашение о строительстве газопровода EastMed (Eastern Mediterranean pipeline, "Восточно-Средиземноморский трубопровод") было подписано еще в марте 2019-го в присутствии Помпео, который подчеркнул поддержку Вашингтона.

Окончательное соглашение стран так называемого энергетического треугольника было подписано 2 января 2020-го и вызвало бурный восторг в западных СМИ, который был связан со страстным желанием верить в окончательную победу над российским "энергетическим влиянием" на Евросоюз.

Если посмотреть на цифры (даже в их самом оптимистичном варианте), то победные реляции смотрятся как минимум преждевременно — ибо на максимуме обсуждаемой мощности газопровод EastMed будет поставлять десять миллиардов кубических метров природного газа в год, что эквивалентно примерно 4% газовых потребностей Европейского Союза.

Напомним, что, по оценке BBC (то есть явно недружественного к России источникa), "в настоящее время Россия обеспечивает около 40% поставок газа в ЕС — чуть выше Норвегии, которая не входит в ЕС, но участвует в европейском едином рынке".

Но даже вышеупомянутые десять миллиардов кубических метров газа с израильских месторождений — это пока "теоретический газ". Ибо Турция уже продемонстрировала словом и делом, что свои интересы (в том числе энергетические и территориальные) в Средиземноморье она будет защищать самым решительным образом. Именно в этом контексте следует воспринимать и недавнее решение Анкары о прямом военном участии в ливийском конфликте.

Дело в том, что официально признанное ООН правительство Ливии подписало с Турцией очень выгодные экономические соглашения, которые в том числе фактически признают право Турции на значительную часть средиземноморских газовых ресурсов, что служит дополнительным юридическим и дипломатическим прикрытием для действий Анкары в регионе.

Турция негативно отреагировала на торжественное подписание соглашения по газопроводу.

Ведущее турецкое издание Hürriyet сообщает: "Турция заявила, что соглашение, подписанное между Грецией, Греческим Кипром и Израилем о строительстве газопровода из Восточного Средиземноморья в Европу, является "тщетной попыткой", и повторила свои призывы к указанным странам сотрудничать как с Турцией, так и с государством киприотов-турок. "Подписание соглашения по проекту газопровода EastMed является последним примером бесполезных шагов, направленных на исключение Турции и Турецкого Кипра из региона (Восточного Средиземноморья — авт.). Любой проект без учета интересов Турции, имеющей самую длинную береговую линию в Восточном Средиземноморье, и киприотов-турок, которые имеют равные права на природные ресурсы острова Кипр, не могут быть успешными", — говорится в заявлении, опубликованном Хами Аксой, представителем МИД".

Можно было бы предположить, что трубопровод будет строиться в любом случае, несмотря на все дипломатические протесты Анкары, — и это действительно возможный сценарий. Но практика прошлых лет указывает на то, что Турция в таких вопросах не очень склонна к компромиссам и не ограничивается дипломатическими методами.

Агентство Bloomberg напоминает про аналогичную ситуацию в 2018-м, когда действия турецкого военного флота вызвали колоссальный международный скандал, но остались без каких-либо существенных последствий:

"(Турция — ред) использовала свои военные корабли, чтобы помешать разведке газа. Турецкие суда в 2018-м заблокировали судно, нанятое итальянской нефтяной компанией Eni SpA, которое приблизилось к месту работы у Кипра. А сама Турция развернула недавно закупленные буровые суда для поиска газа в этом районе. Судно под названием "Фатих" бурит в водах рядом с кипрским полуостровом Карпас по соглашению с турками-киприотами ( то есть непризнанной мировым сообществом, за исключением Турции, Турецкой Республикой Северного Кипра — ред.)."

Представители Анкары еще не обещали использовать военные средства для блокирования прокладки трубопровода, но если смотреть на вещи прагматично, то между решением отогнать с помощью военного корабля итальянское судно-бурильщик и решением не дать работать трубоукладчику теми же методами нет принципиальной разницы.

По оценке американского финансового журнала Forbes, который отмечает жесткую реакцию турецкой стороны, трубопровод EastMed будет введен в эксплуатацию в середине 2020-х.

При этом американские журналисты указывают на важный факт: если вынести за скобки политическое решение правительств Израиля, Греции и Кипра, то с коммерческой точки зрения все еще совсем не решено.

Дело в том, что "Строитель трубопровода — IGI Poseidon, совместное предприятие, состоящее из греческого государственного поставщика Depa и итальянской газовой компании Edison, заявил в декабре (2019), что он примет окончательное инвестиционное решение в течение двух лет".

Такая осторожность со стороны частных компаний из Греции и Италии, вероятно, связана как раз с негативным опытом Eni на кипрском шельфе, ибо сначала нанять корабли, привлечь кредиты, а потом смотреть на то, как турецкие фрегаты гоняют по Восточному Средиземноморью трубоукладчики, — это дорогое и неприятное занятие.

Более того, Турция уже провела важный эксперимент, решительно наступив на больную мозоль Вашингтона и Брюсселя своей военной операцией на севере Сирии, жертвой которой стали как раз американские союзники в регионе. Американские санкции за покупку у России С-400 и за Сирию в любом случае будут, и, возможно, к ним добавятся санкции за интервенцию в Ливию.

Так что Анкара, вполне вероятно, считает, что в вопросе защиты национальных интересов в Средиземноморье следует идти до упора, даже если это сильно не понравится Афинам, Никосии, Риму и Тель-Авиву.

Конечно, у американских журналистов есть свое объяснение сложившейся ситуации, и оно подразумевает "российский след": "Несмотря на то, что сама Турция является импортером энергии, Турция является ключевой транзитной страной для поставок российского природного газа на пути в Европу, что дает Турции источник влияния на Европу.

Новые источники европейского энергоснабжения подрывают это влияние", пишет Forbes.

Нам не привыкать, и если Россию (или российский газ) снова объявят косвенно виновными в провале американских газовых и геополитических амбиций, то российскому национальному имиджу это даже пойдет на пользу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Главные темы

Орбита Sputnik