09:35 12 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD73.15
  • EUR85.92
Спорт
Получить короткую ссылку
Олимпиада-80 (44)
17220

Ровно за месяц до старта 22-й летней Олимпиады - 19 июня - в греческой Олимпии был зажжен факел с Олимпийским огнем, который предстояло доставить в Москву и другие города, принимавшие соревнования (Минск, Киев, Таллинн, Ленинград).

На всем протяжении дистанции, которая составила 4992 километра, было задействовано почти 5 тысяч бегунов.  О том, как проходил это небывалый забег по территориям четырех государств и трех союзных республик СССР, Sputnik спросил непосредственных участников тех событий.

Sputnik, Лев Рыжков

Быть или не быть?

Куратору эстафеты Олимпийского огня Андрею Кислову сейчас 84 года. Он был членом президиума Олимпийского комитета СССР и помнит, что прорабатывались различные варианты доставки пламени в Москву.

"Можно было его зажечь в Олимпии и самолетом за один день передать, как святой огонь передают из Иерусалима. Доставлять огонь бегунами, проводить эстафету мы решили не сразу", - признается бывший спортивный функционер.

На самом деле, организаторов смущало то, что впервые эстафета Олимпийского огня проходила в 1936 году. И атлеты с факелами бежали в Берлин – столицу нацистской Германии.

"Тем не менее, идея с бегунами всем понравилась, - говорит куратор эстафеты Олимпийского огня. - И мы решили, что лучше бежать. Непрерывно. Для каждого из пяти тысяч факелоносцев нужно было сделать форму, тапочки, маечки, факел. Потом стали решать, по каким странам бежать. Было мнение, что можно обежать весь земной шар".

В итоге – выбрали более-менее прямой путь через Грецию, Болгарию, Румынию и три советские республики: Молдову, Украину и РСФСР.

Пограничный вопрос

Страны, через которые пролегал маршрут эстафеты, были социалистическими. Кроме одной, которую было не обойти и не объехать. Это – Греция. Мало того, что страна капиталистическая, так еще и член блока НАТО.

"Мы хотели получить как можно больше политических дивидендов, - рассказывает Андрей Кислов. – Информационная блокада была очень чувствительной. И мы понимали, что проведение Олимпиады в СССР откроет телевизионное окно не только в Европу, но и во весь мир. Олимпийская эстафета – это уже фактически олимпийское действо. Все радуются, встречают, провожают спортсменов. Такое событие – кто-то плачет, кто-то смеется. На целый месяц мы получали дополнительно повод для прессы. И мы его активно использовали".

Андрей Кислов рассказывает, что маршрут пробега был согласован с олимпийскими комитетами и правительствами. На словах все было готово. Но когда Кислов и другие члены Олимпийского комитета решили проехать на машине по маршруту будущей эстафеты примерно за полгода да ее старта, обнаружились некоторые проблемы.

"Мы приехали на границу Греции и Болгарии, - вспоминает Андрей Кислов. - Болгары ждут, с той стороны пограничного моста. Но нет контакта с ними. "И бегуна, и вас могут застрелить при переходе границы, - говорят нам греки. – Кто за вас будет отвечать?" Начинаем чесать затылок. Наше правительство обращается к болгарскому. Потому что шутки шутками, но у всех солдат есть приказ, и они его выполняют. Дело серьезное. Тем не менее, вопрос удалось урегулировать".

Проблем не было, возможно, еще и потому, что сами бегуны границ не пересекали. Только огонь.

"Добежал греческий бегун до границы. С другой стороны его встречает болгарский участник эстафеты, - говорит Ирина Дзидзигури, в 1980 году работавшая на Московской Олимпиаде в качестве переводчика от оргкомитета. – Спортсмены соединили факелы, зажгли один от другого. Один побежал дальше, другой – остался у себя. Единственные, кто переходил границу – это сопровождение от оргкомитета. Делались паспорта, визы".

Хлеб-соль и проблемы

Еще накануне эстафеты члены Олимпийского комитета СССР несколько раз проехали по маршруту будущего забега, стремясь учесть все неожиданности.

"Когда мы ехали на машине, на дороге собирался народ с хлебом-солью, - вспоминает Андрей Кислов. - Мы вынуждены были остановиться. А они нас ждут, оказывается, уже полдня! Значит, нужно выпить, закусить или хотя бы сказать тост. Все, едем дальше. А через 10-15 километров – снова стоит толпа. И снова мы должны остановиться, потому что сообщили, что будет делегация будущего Олимпийского огня. Это реально было, во всех республиках. У нас не было срывов. Иногда даже нам нужно было сдерживать рвение на местах".

© Sputnik / Фред Гринберг
Молдавская ССР. Жители молдавского села встречают участников эстафеты олимпийского огня.

Одним из самых важных предварительных организационных моментов был отбор бегунов. Он производился специальной комиссией. Варианты, когда бежал кто-то по "блату", или родственники руководителей - исключались.

"Мы не привозили бегунов из Москвы, - рассказывает Андрей Кислов. - Республика отбирала сама. Но она не была вольна выставлять "блатных". Люди, допущенные к эстафете, должны быть гражданами с достижениями. Бегуном мог стать передовик производства, или уважаемый общественник, или известный колхозник. Кандидатуры тщательно проверялись".

Каждому участнику эстафеты подбиралась по размеру форма - кеды, носки, спортивные майки. Форма была японская.

Конструкция факела была достаточно сложной и для своего времени инновационной.

© Foto / архив Ирины Дзидзигури
Олимпийский факел

"Олимпийский факел должен был отвечать ряду очень серьезных требований, - рассказывает Андрей Кислов. - Как сделать, чтобы он вообще не погас? Зависит от горючего. Во время Олимпиады 1936 года использовались смоляные факелы. Опустил в смолу, зажег. И пока смола горит, все очень красиво, создает впечатление. Наш факел был на газу. Было необходимо, чтобы газ не вытек из этого факела. Газ должен был запускать сам бегун – поворачивать рычажок".

Большое значение имел человеческий фактор. Например, газ надо было пустить в факел не раньше, не позже, а только вовремя – перед передачей огня.

"Это надо просто пережить самому, чтобы понять, что творится с каждым человеком. Как он волнуется, - говорит Андрей Кислов. – Человеку может показаться, что другой факелоносец уже подбегает, и он хочет, чтобы успеть все, зажечь газ от этого факела. И он думает, что это рядом, а тому бежать еще, может быть, триста метров. А ему со страху показалось. И он включает этот газ, и тот заканчивается. Прибегает факелоносец, а газа нет".

Чтобы исключить что-то подобное, с участниками олимпийского забега проводилась психологическая работа.

"Среднее время горения факела - десять минут, но ведь бегут все по-разному, - говорит Андрей Кислов. - Кто-то этот километр пробегает за три минуты, а кому-то и часа мало. У нас одному бегуну было 90 лет, он с внуком бежал".

Тем не менее, были предусмотрены самые различные варианты – вплоть до того, что Олимпийский огонь потухнет.

© Foto / архив Ирины Дзидзигури
Запасная лампа Олимпийского огня

"Такое было, конечно, - говорит Ирина Дзидзигури. – Потухнуть факел мог. Порыв ветра, дождь – мало ли что? Поэтому за эстафетой двигалась специальная машина сопровождения РАФ-2907, в которой находилась запасная лампа Олимпийского огня. Именно мощная лампа, не факел. Газовой капсулы факела хватало максимум на километр пути. А лампа весила около 7 килограммов, хватало ее надолго, она могла перемещаться по воздуху. В мире сохранилось всего несколько таких ламп".

На стадии замысла

Олимпийские игры проходили в очень сложной общественно-политической ситуации, поэтому вопросам безопасности уделялось особое внимание.

"СССР только что вошел в Афганистан, московской Олимпиаде был объявлен бойкот, нас поливали грязью со всех сторон, - рассказывает экс-генерал ФСБ Александр Михайлов, работавший на московской Олимпиаде. - И, соответственно, мы понимали, что будут готовиться провокации самого разного свойства. Но, тем не менее, под каждую такую возможную провокацию вырабатывались свои меры. Поэтому силы были задействованы достаточно большие. Было организовано и сопровождение Олимпийского огня, были обеспечены трассы. Велась оперативная работа с точки зрения выявления каких-либо предпосылок к провокациям".

Эстафета олимпийского огня проходила по территории Украины и Молдовы, включая такие города, как Кишинев, Черновцы, Хмельницкий, Винница, Житомир, Киев, Полтава, Харьков. На всем пути следования Олимпийского огня собирались тысячи, а порой десятки тысяч людей.

© Sputnik / Фред Гринберг
По всей протяженности маршрута были приняты меры безопасности

"Прибегает Олимпийский огонь в какой-нибудь город. А там ждет толпа, - вспоминает Андрей Кислов. – Может быть, даже стотысячная, если это столица республики. Органы безопасности предупреждали нас, что может возникнуть момент, когда толпу что-то взбудоражит, и она начнет давить тебя сама. Такие моменты иногда возникают стихийно. Но в условиях международного бойкота никто не исключал и вредительства. То есть, искусственного создания такой ситуации. Достаточно ведь одного негодяя-хулигана, который возьмет это на себя. Чтобы зарубежные телекомпании пускали этот кадр по всему миру".

Никаких провокаций и сложностей на пути эстафеты не возникло. Эстафета Олимпийского огня, прошедшая без сучка и задоринки, безусловно, стала победой СССР.

Эффектный финал

Эстафета Олимпийского огня принесла пользу тем регионам и республикам, через которые проходила. Во-первых, были отремонтированы дороги. Но не только.

"Предполагалось, что населенные пункты, через которые пройдет эстафета Олимпийского огня, будут посещать иностранные туристы, - рассказала Sputnik директор Государственного музея спорта, кандидат исторических наук Елена Истягина-Елисеева. - В связи с этим было решено осовременить их инфраструктуру и улучшить внешний облик. По всему пути эстафеты были построены, отремонтированы и оформлены в национальном стиле гостиницы, кемпинги, рестораны".

На олимпийском маршруте также возводили новые автозаправочные станции в необычном архитектурном исполнении.

К 19 июля эстафета Олимпийского огня прибыла в Москву. Завершение эстафеты было неожиданным и очень красивым.

"Церемония открытия и закрытия игр держалась в тайне, - вспоминает Александр Михайлов. - И нам было очень сложно получить у режиссерской группы полный сценарий того, что они будут делать. Они были достаточно самостоятельны. И на протяжении определенного времени нам было очень сложно с ними договариваться, потому что они замыкались напрямую на ЦК КПСС".

Но в какой-то момент, по словам генерала, спецслужбистам удалось узнать сценарий, и стало понятно, что не все гладко.

"Олимпийский огонь должен был быть внесен через третьи ворота арены "Лужники", затем по периметру, по беговой дорожке, бегун должен был обежать стадион, - вспоминает генерал. - И вот подходят к тому месту, где легендарный баскетболист Сергей Белов должен подниматься на трибуны с Олимпийским огнем в руке. И подошли к этому месту и увидели ров, который опоясывал большую спортивную арену. Так, ров! Кинули мосточки. А дальше – металлический забор. С ним тоже несложно – отрезали автогеном. А дальше было сложно. Там сидел фон – солдаты, несколько тысяч человек, которые создавали живые картины, переворачивая флажки. И как через этот фон пройти? Там даже не было лесенки!"

Однако выход был найден. Притом, блестящий

"У режиссера родилась идея, - вспоминает Александр Михайлов. - Огонь понесли по возникающей как бы ниоткуда дорожке из белых щитов, которую держали солдаты. И Сережа Белов бежал по этому серпантину уже на самый верх".

Был и эпилог. Лампы с Олимпийским огнем погрузили в транспорт, и пламя из Греции отправили в другие олимпийские города 1980 года – Таллинн, Ленинград, Киев и Минск.

Темы:
Олимпиада-80 (44)


Главные темы

Орбита Sputnik